ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
6 Декабря, 18:54
6 Декабря, 18:54
63,92 руб
67,77 руб

Заехали по моде

Софья Лопаева, Ольга Чеснокова
21 Июня 2016, 16:08
1065
Фото: drfranklinrosemd.com
Чем в российской пластической хирургии занят иностранный легион
Главный пластический хирург Минздрава Наталья Мантурова неоднократно высказывала твердое намерение защитить отрасль от наплыва экспатов невнятной квалификации – как минимум ужесточить доступ врачей, получивших специальность за рубежом, к практике в России. Выяснить детали фильтрационного плана пока не удалось – автор идеи к моменту сдачи номера в печать не смогла ответить на тематический запрос VM, а в Росздравнадзоре, который курирует аккредитацию иностранцев, не слышали об этом, безусловно, разумном предложении. Пока замысел зреет, Vademecum решил разобраться, как чувствуют себя в индустрии экспаты и кто из них мог вызвать у регулятора желание по-новому обустроить границы российской пластической хирургии.

Ужесточение правил аккредитации врачей‑иностранцев в России муссируется на уровне Минздрава с 2014 года. «Сейчас многие хирурги приезжают из стран ближнего зарубежья, выполняют в Москве операции, а затем, к сожалению, уезжают, – говорила тогда Мантурова в интервью VM, – отвечать же за результат и исправлять возможные осложнения приходится московским докторам. Сейчас мы думаем о том, как решить эту проблему». В сентябре 2015 года главный внештатный специалист внесла тот же вопрос в повестку первого заседания профильной комиссии Минздрава. Подобная тематическая настойчивость Натальи Мантуровой позволяла предположить, что экспаты действительно всерьез угрожают индустрии. Однако, как показывают данные, собранные аналитическим центром Vademecum, в России сегодня практикуют не более 10 хирургов, учившихся за границей. Да и оперируют не все – кто‑то ограничивается консультациями или проведением косметологических процедур. Прочие иностранцы, в частности выходцы из стран ближнего зарубежья, давно получили российское образование и все необходимые разрешительные документы. «Оградить себя «заборчиком» из дипломов и сертификатов до недавнего времени было не так уж сложно. И все вменяемые пластические хирурги давно это сделали, поэтому о «нелегалах» в индустрии говорить сегодня не приходится, – заявил VM пластический хирург, пожелавший сохранить анонимность. – Гораздо важнее навыки и опыт – только от них зависят результаты операций».

Тогда о каких иностранных агентах дурного влияния ведет речь главный внештатный специалист?

ПОГАДИТЬ НА КОРОЛЯ

Почти 10 лет назад пластический хирург Эльчин Мамедов считался отраслевой звездой. Признание и успех пришли к врачу не на родине, в Азербайджане, а в Москве. В 2007 году Мамедов начал работать в «Эстет‑Клиник» при ЦКБ им. Н.А. Семашко, а осенью 2008 года стал оперировать у Натальи Мантуровой в клинике «Ланцетъ». По собственному признанию доктора Мамедова, в то время он был самым дорогим пластическим хирургом в России. Как писали, с его слов, СМИ, коррекция возрастных изменений лица и шеи стоила у него 16–18 тысяч евро. Пиар‑кампании были соразмерны ценнику – Эльчин Мамедов то и дело мелькал на телеэкране, а в интернете и рекламных материалах его без обиняков титуловали «художником в мире пластической хирургии» и «королем» индустрии. Беспрецедентную известность доктор приобрел, поучаствовав в программе «Здоровье» Елены Малышевой на Первом канале и в серии выпусков популярного проекта канала «Муз‑ТВ» «Страшно красивые».

Головокружительный полет прервался в один день. 31 июля 2008 года Эльчин Мамедов сделал эндоскопическую подтяжку шеи москвичке Анне Спицыной в первом хирургическом отделении НУЗ «ЦКБ №2 им. Н.А. Семашко ОАО «РЖД». После операции пациентка впала в кому. Ее муж – Кирилл Спицын – обратился в прокуратуру, в отношении Мамедова было возбуждено уголовное дело. Четыре экспертизы показали, что хирург проявил халатность, однако позже эксперты питерской ВМА им. С.М. Кирова пришли к другому выводу: вина за состояние пациентки лежит не на Мамедове, а на анестезиологе Андрее Есакове.

Супруг Спицыной продолжал писать письма во все инстанции, благодаря его активности СМИ регулярно вспоминали имя пластического хирурга. Следствие по делу Мамедова было возобновлено, и вскоре вскрылись новые шокирующие подробности: в июне 2007 года во время круговой подтяжки лица умерла 44‑летняя пациентка; у другой клиентки Мамедова после подтяжки лица весной 2008 года отказали ноги; еще одной женщине хирург под общим наркозом зачем‑то вырезал подъязычную мышцу и спилил надбровные дуги; в сентябре 2008 года Мамедов забыл в груди у пациентки хирургическую салфетку и повредил имплантат. Как утверждали следователи, хирург даже пытался откупиться, предлагая пострадавшим около 300 тысяч рублей за расписку об отсутствии претензий.

Выяснилось и еще одно обстоятельство – Мамедов работал по поддельным документам. Причем фейковые свидетельства были так мастерски исполнены, что получили автоматическое продление. Впрочем, кое‑какое специальное образование у Мамедова было – когда‑то он получил диплом педиатра в Азербайджанском медуниверситете.

ЛИЦОМ В ДРЯЗГИ

Какое‑то время Эльчин Мамедов продолжал оперировать в клинике «Ланцетъ», невзирая на скандал и не снятые с него подозрения. Специальная следственная группа ГСУ СК России по Москве объединила все ранее выявленные факты в одно уголовное дело, однако дальнейшее расследование в октябре 2012‑го пришлось приостановить – подозреваемый исчез, бежал за границу. Мамедову были заочно предъявлены обвинения по двум статьям УК РФ – 238‑й (выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, которые повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека) и 327‑й (подделка и использование подложных документов). До сих пор Эльчин Мамедов значится в федеральном розыске и в соответствующих списках Интерпола.

На форумах пациентов звучали предположения о том, что Мамедов оперирует в Дубае, но осенью 2014‑го тележурналисты НТВ нашли его в Баку. По информации VM, там хирург работает и по сей день – на базе клиники Dobromed Baku Hospital – и, судя по отзывам в интернете, по‑прежнему пользуется популярностью, в том числе у российских пациенток. В Москве хирург не появляется, а клиентам, не желающим ехать в Баку, рекомендует московскую «Люкс Клинику». По данным СПАРК‑Интерфакс, в настоящее время в России Эльчину Мамедову принадлежит одно юрлицо – ООО «Люкс‑М Клиник», зарегистрированное в Москве по адресу: Мичуринский проспект, дом 7, корпус 1. В этом здании функционирует некая Lux Clinic, работающая по лицензии, оформленной на ООО «Люкс Медклиник». Совладельцем этой компании раньше тоже значился Мамедов, однако сейчас 100% ее долей принадлежат Исе Шарифову.

Скандальная история Эльчина Мамедова – мощный, но не единственный повод, мотивирующий регулятора ужесточить допуск иностранцев в российские операционные. В 1974 году Владимир Тапия Фернандес, свежий выпускник медицинского факультета Университета Сан‑Франциско Хавьер в Боливии, приехал в Москву, отучился на медфаке РУДН, там же прошел ординатуру по общей хирургии. В 1993 году боливиец открыл Центр пластической хирургии, косметологии и эстетической медицины Тапия – похоже, сложносочиненным названием хирург пытался закамуфлировать отсутствие у центра собственной клинической базы. Дальше все развивалось «по сценарию Мамедова»: Тапия чудесным образом получил паблисити, пациентскую аудиторию и реноме кудесника. Ходили слухи, что именно Тапия когда‑то предлагал Михаилу Горбачеву избавиться от родимого пятна, но тот отказался.

TASS_2244548.jpg

 Владимир Тапия Фернандес. Фото: ТАСС

Волею случая в 2010 году хирург Тапия успел попрактиковать в клинике «Ланцетъ». В октябре 2011 года его арестовали по подозрению в сексуальном насилии над своими детьми. Заявление в полицию подала его супруга Наталья Иванова. Вслед за обстоятельствами семейной разборки начали высвечиваться темные углы профессиональной деятельности подозреваемого: Иванова рассказала в интервью «Комсомольской правде» о пяти известных ей случаях смерти после операций мужа. Впрочем, правоохранительные органы оставили эти показания заявительницы без внимания. Два года, пока шло расследование дела о педофилии, звездный хирург провел в СИЗО. В декабре 2013 года Тапия был оправдан судом присяжных. Последующие попытки Ивановой вновь возбудить дело против супруга провалились. Сейчас Владимир Тапия Фернандес живет в Боливии. Продолжает ли он хирургическую практику – неизвестно. Во всяком случае, в списке членов Боливийского общества пластической эстетической и реконструктивной хирургии его имя не значится. В России, правда, практикует его брат – Рене, но он наотрез отказался рассказать о нынешней жизни Владимира.

ПЕРЕКРОЙ СОЗНАНИЯ

Так что же (без учета вышеописанных несчастных случаев) представляет собой иностранный легион в российской пластической хирургии? Большинство хирургов, слетевшихся в Россию со всего постсоветского пространства, давно верифицировали свои дипломы, получили второе образование, прошли переподготовку и получили законные сертификаты. Одним словом, встроились.

В России практикуют пластические хирурги из Армении, Грузии, Азербайджана и других стран ближнего зарубежья, и у них, по данным VM, все в порядке и с образованием, и с документами. Единственным пулом «пришлых», испытывающих процедурные сложности при легализации в России, неожиданно стали крымские врачи, которых в присоединенной республике не менее девяти человек. По словам симферопольского пластического хирурга Андрея Джерелея, украинские дипломы о высшем медицинском образовании были признаны, и загвоздка оказалась в том, что хирургам для получения сертификата опять пришлось учиться. «Просто на Украине не было такой специальности, как «пластическая хирургия», и мы работали в рамках своей основной профессии – кто‑то как челюстно‑лицевой хирург, кто‑то как травматолог. У каждого были свои компетенции». Самому Джерелею повезло больше коллег – он планировал перебраться из Украины в Россию еще до присоединения Крыма, поэтому заранее прошел переподготовку и получил сертификат.

Специалистов из дальнего зарубежья в России крайне мало. Статистика аккредитованных по пластической хирургии иностранцев, признают в Росздравнадзоре, отсутствует, а мониторинг VM выявил всего четырех экспатов, регулярно практикующих операции в Рос‑ сии, – это Хавьер де Бенито (Испания), Майкл Добрянский (США), Николя Вайо (Франция) и Ульф Самуэльссон (Швеция). Еще в 2015 году в Москве оперировал специалист по ринопластике Авраам Крихели. Как утверждают отраслевые порталы, Авраам Крихели окончил Астраханский мединститут, но с 1973 года живет и работает в Израиле и сейчас принимает российских пациентов только в Тель‑Авиве.

Сегодня процедура допуска к практике в России любого врача, учившегося в другой стране, состоит из двух этапов: нострификации (признания полученного за рубежом образования) и квалификации (экзамена по специальности). Успешно прошедшим эти ступени иностранцам Росздравнадзор выдает сертификат специалиста.

«Экзамен состоял из теста на сто вопросов с вариантами ответов и трех письменных вопросов, отвечать на которые нужно было в форме сочинения, – рассказывает американец Майкл Добрянский (подробнее – в интервью на стр. 30). – Потом было собеседование – вообще на вольную тему, что поначалу показалось мне испытанием более сложным, чем аналогичное в Америке. Непонятно было, к чему готовиться, я не знал, что в России подразумевается под «пластической хирургией», но потом выяснилось, что определения во многом схожи, так что мне в этом отношении повезло». Практикующий сегодня в EMC Николя Вайо, по его собственному признанию, испытал во время легализации единственную трудность – ему долго не удавалось понять, что именно нужно сделать для получения сертификата, куда пойти, какие документы прикладывать к заявлению и так далее.

Как утверждают в Росздравнадзоре, срок получения сертификата не зависит от специальности и составляет для всех заявителей 30 рабочих дней. В целом же, говорят знакомые с процедурой юристы, процесс занимает около года. Помимо сертификата, специалисту необходимо оформить право на работу и затем обновлять его с определенной периодичностью в зависимости от условий контракта с российской клиникой.

ЗВЕЗДЫ ЕЗДЯТ В МЕТРО

Наличие или отсутствие сертификата пластического хирурга, в общем‑то, и определяет формат работы иностранного специалиста в России. Без оформления сертификата можно лишь консультировать – так, например, действует француз Сидни Оана. «Консультация в Москве – операция в Париже!» – гласит сайт клиники Rhana, где он консультирует. Пример Оана вообще из области медтуризма: каждому пациенту, который в итоге отправляется на операцию к Оана во Францию, московская клиника готова организовать встречу в аэропорту, трансфер, переводчика и оплатить первые после операции сутки в клинике.

В Москву охотно наезжают довольно многие именитые хирурги – читают лекции, проводят мастер‑классы на конференциях, симпозиумах и конгрессах. Даже однократный визит известного в мировой индустрии хирурга в российскую клинику уже отличная для нее реклама. На сайте санкт‑петербургской Medici, например, написано, что в 2013 году клиника начала «эксклюзивное сотрудничество с пластическим хирургом Седриком Мартином». Однако, как прояснил простой телефонный звонок, «сотрудничество» ограничилось единственным визитом, и сейчас записаться на прием к звездному французу через Medici не получится.

Имя хирурга Страна Клиника в России Услуги, предоставляемые в России Стоимость консультации, рублей
Хавьер де Бенито (Javier de Benito) – клиника Bellefontaine.jpg 
 Хавьер де Бенито 
Испания Bellefontaine Эстетическая хирургия 14 700

  Ульф Самюэльссон (Ulf Samuelsson) – клиника Doctor Plastic.jpg
Ульф Самуэльссон
Швеция Doctor Plastic Эстетическая хирургия 1 500
01.jpg
Майкл Добрянский 
США Сириус Эстетическая хирургия бесплатно
Николя Вайо (Nicolas Vaillaud) – клиника EMC.jpg
Николя Вайо 
Франция EMC Эстетическая хирургия бесплатно
Marco Merlin – клиника Beauty line .jpg
Марко Мерлин
Италия Beauty Line Косметология 5 000
 бернар айот Sarmedical.jpg
Бернар Айо
Франция Sarmedical Косметология бесплатно
Сидни Оана (Sydney Ohana) – клиника RHANA.jpg
Сидни Оана
Франция RHANA Консультация 8 500

Некоторые иностранцы, будучи специалистами по пластической хирургии на родине, в России занимаются только малоинвазивными методиками. Например, Бернар Айо приезжает в Москву только для проведения контурной пластики в клинике Sarmedical, хотя его основная услуга в Париже – блефаропластика: «Я работаю в России около двадцати лет, но не получал сертификата пластического хирурга – это очень сложно. Потому и операциями я не занимаюсь, а колю Ботокс. Кстати, я один из первых хирургов в России, кто начал это делать».

Пластический хирург Марко Мерлин тоже не оперирует в России. Зато контурная пластика у итальянца, «по собственной запатентованной методике», как уточнили представители московской клиники Beauty Line, будет стоить не меньше полноценной операции – 2 300 евро.

Менеджеры клиник легко обосновывают потенциальным клиентам ценник заезжей звезды. «Нет такого понятия «дороже или дешевле». Есть имя доктора, он – мировая знаменитость и приезжает к нам не так часто. Поэтому консультация у него стоит таких денег», – разъяснили представившемуся пациентом корреспонденту VM высокую стоимость услуг действительно известного в мировой пластике специалиста, недавно открывшего сессионную практику в одной из клиник Москвы.

пластическая хирургия, иностранцы, медтуризм
Источник Vademecum №11, 2016
Поделиться в соц.сетях
Скорой помощи могут разрешить таранить автомобили во дворах
Сегодня, 15:43
В Госдуме создан совет по биотехнологиям и фармацевтике
Сегодня, 15:28
Песков: снижения темпов роста зарплат медиков не запланировано
Сегодня, 15:07
В Госдуме одобрили снижение темпов роста зарплат врачей
Сегодня, 14:55
Следователи проверят, почему пациентка ослепла после блефаропластики
Московское управление Следственного комитета РФ проведет проверку появившейся в СМИ информации о том, что женщина лишилась зрения после сделанной в одной из столичных клиник блефаропластики, сообщает пресс-служба ведомства.
2 Декабря 2016, 15:48
В ведущих медцентрах появятся пластические хирурги

В ближайшие полтора-два года в ведущих государственных медицинских центрах страны могут появиться штатные пластические хирурги, сообщила главный внештатный специалист по пластической хирургии Минздрава РФ Наталья Мантурова.

1 Декабря 2016, 19:58
Минздрав проверит качество обучения пластических хирургов

Профильная комиссия Минздрава по пластической хирургии разработает стандарты для выпускников ординатуры. Медвузы, выпускники которых не будут соответствовать стандартам, будут лишаться лицензии на обучение пластических хирургов, сообщила главный внештатный специалист – пластический хирург Минздрава Наталья Мантурова. 

1 Декабря 2016, 17:37
Титям мороженое
Что связывает совладельцев «Баскин Роббинс» со старейшим производителем грудных имплантатов 
659
В рейтинге клиник пластической хирургии Натальи Мантуровой лидером стал ИПХиК

Главный внештатный специалист Минздрава по пластической хирургии Наталья Мантурова и «Социальный навигатор» МИА «Россия сегодня» представили рейтинг «Лучшие клиники пластической хирургии Москвы – 2016». По двум направлениям из четырех лидирующие позиции занял подконтрольный Мантуровой Институт пластической хирургии и косметологии (ИПХиК). Эксперты признали клинику лучшей в категориях «Потенциал качества услуг» и «Опыт и стабильность клиник».

28 Ноября 2016, 13:26
Поток иностранных медтуристов вырастет на 56%
По предварительным прогнозам Российской ассоциации медицинского туризма (АОММТ), в 2016 году количество иностранных пациентов, прошедших диагностику или лечение в российских клиниках, составит около 20 тысяч человек, что на 56% больше, чем в 2015 году.
21 Ноября 2016, 19:32
С визой на надежду
110
Хасан Баиев
пластический хирург
«Бог дал мне все, что положено»
22 Сентября 2016, 16:12
Канаверо экспериментально подтвердил возможность пересадки головы
В рамках подготовки к пересадке человеческой головы итальянский нейрохирург Серджио Канаверо провел операции по восстановлению поврежденного спинного мозга на мыши, а затем на собаке. Хирург опубликовал видео, в котором показаны животные, пережившие хирургическое вмешательство.
22 Сентября 2016, 12:25
505
В 2015 году в России было сделано более 156 тысяч эстетических операций
1143
Яндекс.Метрика