ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
8 Декабря, 12:28
8 Декабря, 12:28
63,91 руб
68,50 руб

Серджио Канаверо: «Я пришел, чтобы пересадить голову, и ничего больше»

Софья Лопаева
3 Июня 2016, 13:08
2403
Фото: www.ilgiornale.it
В июне 2013 года итальянский хирург Серджио Канаверо заявил, что первым в мире создал технологию пересадки головы, решив основную проблему – соединения спинного мозга. Резко обрушившийся шквал критики не помешал итальянцу продолжить эксперименты, опубликовать три работы, посвященные пересадке головы, в авторитетном журнале Surgery и, в конце концов, заручиться поддержкой нескольких американских, китайских и даже российских специалистов. 

Китайские хирурги официально заявили о готовности провести эксперимент и получили деньги от правительства, но не нашли добровольцев. У России есть кандидат на участие в операции – программист Валерий Спиридонов, а также свои технологии, включая заменитель крови. Пять специалистов в стране заинтересовались идеей итальянца, но с официальным заявлением в России никто пока не выступил. Между тем Канаверо верит, что первая пересадка головы состоится благодаря соперничеству России, Китая, США и Европы.

– Почему вы вообще решили пересадить голову?

– Я решил стать врачом, когда мне было восемь или девять лет. Я получал вдохновение частично из реальности, частично – из научной фантастики, из комиксов. В 15 лет после прочтения выпуска Scientific American, посвященного исследованиям мозга, я решил стал нейрохирургом. Буквально через несколько недель узнал о первой пересадке головы обезьяне, которую выполнил доктор Уайт, и сказал себе: «Вот это круто, я хочу заниматься этим». Я думал об этом 30 лет, но с официальным заявлением выступил только тогда, когда был полностью уверен, что смогу вынести абсолютно любую критику от кого угодно. Это случилось в 2013-м.

– Чем вы занимались эти 30 лет?

– После окончания медицинского университета в Италии я сдал экзамены на американский сертификат специалиста (сейчас это называется USMLE) и начал готовиться к поступлению в медицинскую резидентуру в США. Однако мой бывший наставник захотел, чтобы я остался. Я рад, что так и сделал, потому что он занимался исследованием боли, которая играет большую роль в моем нынешнем проекте. Он отправил меня во Францию, чтобы я выучился на нейрохирурга.

На самом деле я не хотел быть хирургом. Думаю, из меня вышел бы плохой врач. Я пришел в медицину не для того, чтобы лечить изо дня в день. Я пришел, чтобы пересадить голову, и ничего больше. Мой наставник это понимал, он знал о моих планах и, к счастью для меня, никому о них не говорил.

Потом я работал здесь, в Турине, в больнице Molinette. Недавно журналистка из Германии побывала в том месте, где я работал, и сказала одно слово: «Жуть». Там в 2009 году я вывел пациента из вегетативного состояния. Мне впервые в мире удалось «оживить» человека с помощью стимуляции коры головного мозга. Почти все мои коллеги были не в курсе моих планов. Я сделал это в августе, и все были на каникулах. Когда руководство узнало, меня уволили под каким-то нелепым предлогом. Правда, потом по решению суда меня вернули, но проработал я там всего несколько лет. Я уволился сам, потому что обстоятельства были ужасные – мне ничего не давали делать, даже в отпуск не пускали.

До 2002 года я работал в больнице на полную ставку, а с 2003-го и до конца прошлого года – на полставки, один день в неделю. Но даже то ограниченное количество времени, что я проводил там, было жутким.

сержи.jpg

– Кроме больницы, вы экспериментировали где-то еще?

– Помимо больницы я 10 лет работал в моей частной лаборатории. Я собрал группу ученых, которая сейчас известна как Turin Advanced Neuromodulation Group. Мы ставили эксперименты вдали от людских глаз. Например, мы изучали потенциал стимуляции мозга в терапии психических заболеваний. Со мной работали еще несколько человек. Скажем, в исследовании, посвященном коме, нас было десять. В конце прошлого года мы официально закрыли лабораторию. Сейчас я полностью сконцентрирован на организации операции по пересадке головы.

– Когда вы впервые рассказали миру о своих планах?

– В июне 2013 года я сделал заявление о том, что разработал технологию пересадки головы. Я сразу сказал, что хочу запустить новую космическую гонку. Все помнят Советский Союз и США. СССР запустил первый спутник на орбиту и первого человека в космос, а США нанесли ответный удар, отправив первого человека на Луну. Вот и я так же хочу, чтобы начали бороться даже не две страны, а сразу несколько – Китай, Россия, Америка и европейские страны. Я хочу этого не потому, что у меня мания величия, как кто-то сказал. Просто я хочу ускорить весь процесс. Когда есть соревнование, вы вынуждены ускориться. А зачем нужно ускоряться? Да просто потому, что Валерий умирает. У нас нет времени на все дополнительные эксперименты на животных и рассуждения о морали. Надо поторапливаться.

– Китай уже заявил, что готов провести у себя первую операцию по пересадке головы. Они спасут Валерия?

– В прошлом году в Китае мы подписали протокол соглашения с Харбинским медицинским университетом, то есть я предложил свою помощь Китаю в проведении первой пересадки головы. Но это полностью китайский проект: пациент будет китайцем, и донор будет китайцем. И если пересадка головы будет в Китае, Валерий не будет задействован. Прежде всего, китайское правительство не будет платить за пациента из России. Да и давать русскому Валерию тело китайца не имеет смысла. У китайцев  другая кожа, меньше волос, по-другому устроены апокриновые железы в подмышках, значит, они по-другому пахнут, например. Это очень важно, ведь мы хотим дать Валерию то, с чем он сможет сжиться. Валерия можно спасти в России или в Европе.

спир.jpg

– Как вы отобрали Спиридонова из числа кандидатов?

– Валерий был первый. Он появился всего через две недели после того, как я сделал первое заявление, – просто написал мне по e-mail. Я живу не в замке Франкенштейна, меня легко найти. Потом мне писали тысячи пациентов, настаивали, но я дал слово Валерию, обещал, что он станет первым, кому сделают пересадку головы, по крайней мере за пределами Китая.

– Если ваша задача – спасти Спиридонова, вы не будете участвовать в операции в Китае?

– Я предложил Китаю мои услуги в проведении GEMINI [протокол соединения спинного мозга – spinal cord fusion protocol], предоставил свое ноу-хау. Все остальное – общая хирургия, и с ней справятся китайские хирурги.

Вообще, юридически операция никак не оформлена. Я могу поехать в любую точку мира и помогать кому угодно. У меня нет никаких правовых связей с китайцами, вот почему я так активно пытаюсь пробиться в Европе и России.

– Вьетнам тоже объявил о своей готовности провести операцию…

– Вьетнам стал большой неожиданностью. Они выступили с заявлением в январе. Но я не знаю, как с ними связаться, электронная почта у них не работает. В любом случае заявление вьетнамцев означает, что есть другие государства на планете, которые готовы реализовать этот проект официально, сделать это публично.

– Ваша страна – Италия – тоже может включиться в гонку?

– Что касается еды и искусства, Италии нет равных. Но если вы хотите полететь на Луну, сделать нечто революционное, с итальянцами у вас ничего не получится, простите. Мне нужна армия, нужны те, кто готов тяжело работать и идти до конца. Как раз русские прекрасно подходят – они стойкие, очень упертые.

– Уже известно, кто в России готов взяться за осуществление вашей идеи?

– Я поговорил с несколькими русскими специалистами, и у меня создалось впечатление, что они очень заинтересованы в том, чтобы этим заняться. Пока они не выступили ни с каким заявлением, так что я не могу назвать их имена. Один – академик РАН, другой – нейрохирург, третий – микрохирург. Я буду рад, если операция Валерию будет сделана в России. Там есть хирургия, большой опыт трансплантации. Говорят, что в Москве есть больница с подходящим свежеоборудованным отделением.

При проведении операции будет применяться российский кровезаменитель Перфторан. Он станет дополнительным защитным механизмом для мозга реципиента после его охлаждения. Перфторан одобрен в России, и, кстати, американцы немного переживают по этому поводу. Они работали над перфторуглеводородами примерно 15 лет, но ни один перфторуглеводород так и не был одобрен. Так что, когда русские решили предоставить перфторуглеводород для операции, в США расстроились. Но что мне политика, главное – наука. Так почему бы не использовать Перфторан?

Орлова и Маевский [Татьяна Орлова и Евгений Маевский – сотрудники Института теоретической и экспериментальной биофизики РАН, где был разработан Перфторан] сами нашли меня. Удивительно, но все русские ученые просто связываются со мной через Валерия.

– Во сколько обойдется ваш амбициозный проект?

– Я не счетовод, но в России операция – больница, вознаграждение врачам, медсестрам и всем остальным – будет стоить, наверное, в пределах 5 млн евро. Команда будет большая, но не больше, чем для операции по пересадке лица. Примерно 150 человек – врачей, хирургов, анестезиологов, медсестер, лаборантов.

Деньги может дать миллиардер или правительство, как случилось в Китае, например. Доктор Жэнь Сяопин получил $1,5 млн от правительства. В России тоже могут появиться деньги. Могут предложить свою помощь богатые люди, но только если будет сделано официальное заявление. Необходимо официальное одобрение проекта от российских властей.

Несколько миллиардеров предлагали деньги. Вопрос, который они мне задавали: «Как я монетизирую это? Ведь я даю вам деньги, но я хочу их отыграть». Без проблем, но в начале, поскольку речь идет о Валерии, я был бы очень благодарен тому, кто сделает первый взнос, а уж потом мы будем говорить о коммерциализации всего этого. Основная моя цель – спасти Валерия, это первое на повестке дня.

– Когда все-таки состоится первая пересадка головы?

– В Китае идет поэтапная подготовка к операции, и Жэнь Сяопин не исключает, что пересадка будет сделана к  концу 2017 года. Но это только если они найдут донора. Они проводят много экспериментов на трупах, но им предстоит пройти еще несколько этапов подготовки к трансплантации.

В июне 2015-го на конференции в Аннаполисе я представил двухлетнюю программу подготовки к пересадке головы. Сейчас организация операции займет меньше времени, так как у нас больше данных, чем было тогда. Если Россия официально заявит о пересадке головы, я думаю, что в течение 18 месяцев мы сможем ее сделать.

– Какие у вас критерии успешности операции?

– В 1967 году Барнард [Кристиан Барнард – южноафриканский хирург-трансплантолог] впервые пересадил сердце, пациент скончался через 18 дней. Вот я вас спрашиваю: это был успех или провал? Для меня 18 дней – это провал, но необходимый провал, ведь второй пациент прожил уже полтора года. Так что без той первой операции не было бы и второй, и пациент не прожил бы уже больше года.

На мой взгляд, минимальный успех – Валерий сможет ходить и заниматься сексом. В течение пары лет. А один человек из моей команды сказал: «Слушай, если ты сможешь это сделать, он проснется и будет ходить хотя бы неделю, уже будет успех. Будет доказательство, что это возможно».

Вообще, вопрос сложный. Лучше всего спросить Валерия, что он назвал бы минимальным успехом, ради которого он готов пойти на такую операцию.

– Когда операции по пересадке головы станут рутинными?

– В ближайшие 10 лет – точно нет. Возьмите пересадки лица. Такие операции делают 11 лет, почти 40 уже было сделано, но рутиной пересадки лица еще не стали. Однако 40 операций за 11 лет уже кое-что.

Я бы сказал, что пересадка головы получит популярность, когда будет доступно клонирование. Это случится к 2050-му. То есть вы пойдете в больницу, вас клонируют, а потом, когда вам будет лет 60 и вы будете уже не так хороши собой, вашу голову пересадят на тело клона. И вы помолодеете, ведь уже известно, что кровь более молодого организма может омолодить более старый организм. Моложе станут ваш мозг, ваша кожа и так далее. Правда, есть одна проблема, причем этического характера: чтобы получить тело, вам придется убить клона. Я знаю, что операция по пересадке головы открывает для нашего общества ящик Пандоры – как с возможностями, так и с моральными проблемами.

– У вас есть конкуренты?

– Знаете, меня звали психом, маразматиком, мегаломаном, Франкенштейном, Менгеле – кем меня только не называли. Меня очерняли, навешивали ярлыки, оскорбляли как только могли. Нет второго такого же сумасшедшего, кто захочет пройти через такое количество критики. Так что конкурентов у меня нет.

Я 30 лет работал, и сейчас я больше политик, чем ученый. Я пытаюсь дергать за политические ниточки, чтобы все случилось. С профессором Майклом Сарром из Клиники Майо, больницы №1 в США, мы пытаемся убедить американских хирургов провести процедуру GEMINI для устранения повреждений спинного мозга. И я активно продвигаю проект пересадки головы в Европе и особенно в России.

канаверо, спиридонов, пересадка, пересадка головы, перфторан, трансплантация
Поделиться в соц.сетях
«Ростех» сменил подрядчика для строительства перинатального центра в Гатчине
Сегодня, 11:44
Группа «36,6» купит аптечную сеть «А+»
Сегодня, 8:40
Народные целители хотят легализоваться
Сегодня, 8:10
Чиновник Минздрава уволился из-за скандала в РАН
Сегодня, 7:38
В России планируют создать банк трансплантатов кожи
25 Ноября 2016, 12:33
В России может быть узаконено донорство детских органов
28 Октября 2016, 18:52
Минздрав изменит законодательство о донорской крови
Минздрав готовит изменения в законодательство о донорской крови, чтобы сделать возможным централизованное перераспределение ее запасов между регионами, в которых возникает дефицит.
19 Октября 2016, 11:08
В России впервые пересадили легкие ребенку
В России успешно прошла первая операция по пересадке легких от взрослого человека ребенку, страдающему муковисцидозом. До этого в стране подобной практики не было. Провести операцию удалось за счет уникальной двусторонней долевой трансплантации. 
17 Октября 2016, 18:30
295
У дорогостоящего препарата от гепатита С обнаружили опасный побочный эффект

Управление по продуктам и лекарствам США (FDA) предупреждает о риске реактивации гепатита В у пациентов, которые принимают современные препараты от гепатита С, включая лекарства на основе софосбувира. С 2013 года было зафиксировано два смертельных случая и еще одному пациенту потребовалась пересадка печени, пишет The Wall Street Journal.

5 Октября 2016, 20:00
Россияне не поддерживают презумпцию согласия при посмертном донорстве органов
64% опрошенных россиян считают, что трансплантация органов после смерти донора должна осуществляться только при наличии предварительного разрешения умершего. Таковы результаты опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Таким образом они высказались против действующей во многих странах практики презумпции согласия, когда трансплантологам разрешается забирать для пациентов органы любого умершего человека, если он при жизни не подписал отказ от посмертного донорства органов.


30 Сентября 2016, 13:09
Канаверо экспериментально подтвердил возможность пересадки головы
В рамках подготовки к пересадке человеческой головы итальянский нейрохирург Серджио Канаверо провел операции по восстановлению поврежденного спинного мозга на мыши, а затем на собаке. Хирург опубликовал видео, в котором показаны животные, пережившие хирургическое вмешательство.
22 Сентября 2016, 12:25
515
Физики МГУ разработали методику, помогающую прижиться имплантатам
3 Августа 2016, 19:20
Валерий Спиридонов разработал первый в мире автопилот для инвалидных кресел
2 Августа 2016, 10:37
НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова вложил 80 млн рублей в ремонт блока трансплантации костного мозга

В ФГБУ «НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова» в Санкт-Петербурге завершилась реконструкция и модернизация химиотерапевтического отделения онкологии, гематологии и трансплантации костного мозга. В обновленном блоке до конца 2016 года планируется произвести не менее 150 трансплантаций костного мозга, это в полтора раза больше, чем ранее. 

8 Июля 2016, 18:13
Минздрав решил укрепить сотрудничество с Италией в сфере здравоохранения
4 Июля 2016, 13:38
МОНИКИ может выполнять 300 трансплантаций ежегодно
В МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского врачи способны проводить 300 пересадок органов в год, но в настоящее время количество трансплантаций почек не превышает 60. Для повышения эффективности системы органного донорства необходимо ввести ответственность медперсонала за несообщение о доноре и создать единый регистр нуждающихся в пересадке, заявил главный трансплантолог Московской области Леонид Бельских.
21 Июня 2016, 17:57
Парадное обличение
Как продюсеры и авторы первой в России частичной трансплантации лица получили престижную отраслевую премию «Призвание»
1164
Яндекс.Метрика