ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
9 Декабря, 17:52
9 Декабря, 17:52
63,39 руб
68,25 руб

Ребзю сорвало

15 Июня 2016, 15:10
1559
Как и почему в отечественной пластической хирургии возник кризис перепроизводства специалистов

Сколько пластических хирургов в России? Этот непраздный вопрос вот уже пять лет мучает профессиональное сообщество, opinion‑лидеров и, конечно же, регулятора, чью озабоченность численностью и квалификацией занятого в индустрии врачебного персонала транслирует главный внештатный специалист Минздрава Наталья Мантурова. Как показало исследование аналитического центра Vademecum, в настоящее время отечественная пластическая хирургия сосредоточена в руках более 1,3 тысячи сертифицированных специалистов – эстетических хирургов, в большинстве своем практикующих в частных клиниках, и сотрудников государственных медучреждений, несущих основной грузсложных реконструктивных операций. 

До недавних пор в роли отраслевой кузницы кадров выступали главным образом курсы профессиональной переподготовки, открывшие путь в коммерчески привлекательную специальность избыточному числу врачей. С января 2016 года правила допуска к практике стали строже – теперь получить сертификат пластического хирурга может только выпускник двухгодичной ординатуры, что, по замыслу инициаторов ужесточения, позволит оградить отрасль от полупрофессионалов. В этой точке развития сегмента Vademecum и решил оценить его кадровый потенциал.

С момента обособления специальности «пластическая хирургия», утвержденного приказом Минздравсоцразвития №210н от 23 апреля 2009 года, приблизительные оценки численности занятых в отрасли специалистов в публичном поле звучали не однажды, но всякий раз результаты обсчетов кардинально отличались друг от друга. Свою оценку кадровой мощности российского профильного рынка пыталась сделать самая авторитетная в индустрии организация – Международное общество эстетической пластической хирургии (ISAPS), но и эти замеры показывали год к году странную динамику. Если в 2010‑2011 годах, по оценкам ISAPS, в России действовали порядка 500 пластических хирургов, то в 2013‑2014‑м – уже 2 тысячи. В конце 2013 года главный пластический хирург страны академик Николай Миланов говорил о 3 тысячах специалистов, подтверждая тем самым кадровый профицит. По общему мнению экспертов, избыток практикующих врачей был вызван излишне либеральной системой допуска в профессию – курсы переподготовки позволяли легко получить, а нередко и просто купить, сертификат пластического хирурга слишком большому числу желающих.

Преемница академика Миланова на посту главного специалиста Минздрава Наталья Мантурова в марте 2016 года в интервью «Финансовой газете» назвала тоже весьма странную цифру: 963 практикующих пластических хирурга на всю Россию. На прошедшем следом V Национальном конгрессе «Пластическая хирургия и эстетическая косметология» участники говорили о не менее чем 15 тысячах специалистов. Впрочем, даже эта гипербола никого не удивила, так как точной информации – без слепой экстраполяции и с внятнойметодологией сбора – в распоряжении отрасли просто нет.

ПРАВИЛА СЪЕМА ДАННЫХ

Аналитический центр Vademecum решился восполнить этот пробел. Мы посчитали  необходимым и достаточным учесть при оценке численного состава специалистов исключительно сертифицированных (по открытым данным и заверениям руководителей отделений и клиник) пластических хирургов, практикующих в российских частных и государственных центрах – штатно или в качестве арендаторов.

Список клиник, в которых есть эстетическая и/или реконструктивная пластическая хирургия, был составлен на основании двух источников: собственной базы, наработанной за три года исследования рынка, а также реестра лицензий Росздравнадзора.

Из последнего Vademecum извлек и скрупулезно перепроверил выходные данные всех клиник, имеющих профильную лицензию и в действительности занимающихся пластической хирургией.

Дополнительным источником сведений о хирургах стали реестры профессиональных сообществ федерального и регионального уровня – Российского общества пластических, реконструктивных и эстетических хирургов (РОПРЭХ), Северо‑Восточного некоммерческого партнерства пластических и реконструктивных хирургов (СВНППРХ), ассоциаций Челябинской и Волгоградской областей, Республики Бурятии, Сибири и других. Кроме того, мы проанализировали и учли данные из списков специалистов на отраслевых порталах – tecrussia.ru, oplastike.ru, infoplastika.ru и других.

В ходе исследования нам удалось выяснить общее число пластических хирургов в целом по стране и по отдельным территориям, зафиксировать ФИО каждого из них, базовые специальности, с которыми врачи пришли в отрасль, места их работы. Собирались и сопоставлялись сведения из различных источников – с персональных сайтов врачей и официальных страниц клиник, из документации государственных учреждений, от самих специалистов и их руководителей, а также в социальных сетях, включая Facebook, «ВКонтакте» и Instagram.

При итоговой сверке нами было учтено еще одно, на наш взгляд, крайне важное обстоятельство. Долгое время получение сертификата пластического хирурга было ничем не затруднено, кроме финансовых возможностей претендента. Тем не менее в отрасли по‑прежнему присутствуют врачи, чаще всего офтальмологи, оториноларингологи и гинекологи, не имеющие вообще никаких документов о профильном образовании, но активно практикующие – каждый в своем сегменте «пластики». 

С подобными фактами мы сталкивались неоднократно, но так как установить точное число таких врачей не представляется возможным, в финальную базу специалистов – пластических хирургов они не включались. Равно как и те, кто когда‑то, еще до утверждения специальности, проходили эпизодическое обучение на различных курсах, но работу по профилю не продолжили.

На призыв Vademecum о помощи в верификации полученных данных откликнулись как отраслевые opinion‑лидеры и представители кафедр пластической хирургии, так и главные внештатные специалисты в регионах и округах. Выражаем им благодарность за содействие.

hh.jpg

ЗАМЕТКИ О ПОЛЯХ

Как выяснил Vademecum, в России в настоящее время оперируют на постоянной основе 1 352 пластических хирурга. Эти данные актуальны на май 2016 года и, по нашей оценке, стремительно меняться в ближайшее время не будут: подпитывавшая кадровый потенциал отрасли профпереподготовка упразднена, а двухгодичная ординатура пока не обладает той мощностью и популярностью у соискателей сертификата пластического хирурга, чтобы значимо повлиять на статистику.

Итоговый совокупный показатель учитывает не только тех, кто занимается исключительно эстетической хирургией. В наш реестр попали имеющие сертификат пластического хирурга сотрудники онкоцентров, ожоговых отделений, отделений челюстно‑лицевой хирургии, выполняющие реконструктивные операции разных профилей, а порой и эстетические. Другой вопрос, что подобных специалистов в отрасли заметно меньше, чем чистых «эстетиков».

Лидером по числу практикующих пластических хирургов в стране ожидаемо оказалась Москва – здесь Vademecum удалось обнаружить 488 профильных специалистов. Именно они генерируют более половины – около 5,4 млрд рублей по итогам 2014 года – совокупной выручки рынка эстетических вмешательств (при общем по стране обороте свыше 10 млрд рублей). В Москве сконцентрировано и максимальное количество клиник – в прошлом году на столичном рынке действовало более 150 профильных медицинских центров.

На второй строчке рейтинга численности – со 146 специалистами – Санкт‑Петербург, на третьей с еще большим отрывом – Новосибирская область, где нашим исследованием зафиксированы 37 пластических хирургов.

Примечательно, что в Свердловской области, где дислоцирован традиционный лидер рейтинга Vademecum по объемам эстетических вмешательств – Центр косметологии и пластической хирургии, выполняющий более 7 тысяч операций в год, – под критерии настоящего исследования подходят лишь 25 врачей.

Топ 15 регионов по числу практикующих пластических хирургов

Регион Число профильных специалистов
1 Москва 488
2 Санкт-Петербург 146
3 Новосибирская область 37
4 Челябинская область 37
5 Республика Татарстан 33
6 Самарская область 27
7 Краснодарский край 26
8 Приморский край 25
9 Томская область 25
10 Свердловская область 25
11 Ростовская область 25
12 Нижегородская область 23
13 Республика Башкортостан 21
14 Ярославская область 20
15 Красноярский край 18


  Источник: Vademecum

Перечень базовых медицинских специальностей, располагая которыми, можно претендовать на сертификат пластического хирурга через профпереподготовку, до 2016 года был весьма обширен и включал хирургию, акушерство и гинекологию, урологию, детскую, торакальную и челюстно‑лицевую хирургии, травматологию и ортопедию. Палитра первичных специальностей, обнаруженных у практикующих сегодня пластических хирургов, оказалась куда богаче

Медицинские специальности, которыми пластические хирурги обладали до получения профильного сертификата

Базовая специальность* В % от общего числа практикующих пластических хирургов
Хирургия 63,5
Челюстно-лицевая хирургия 17,1
Онкология 6,9
Оториноларингология 3,8
Травматология и ортопедия 3,3
Хирургическая стоматология 3,1
Детская хирургия 2,7
Сердечно-сосудистая хирургия 1,6
Дерматология, косметология 1,6
Урология 1,3
Стоматология 1,2
Акушерство и гинекология 0,9
Офтальмология 0,7
Прочие 1,4
Базовую специальность установить не удалось 2,5

Источник: Vademecum
*до того как заняться пластической хирургией, один врач мог иметь одну, две или три медицинские специальности

Многие врачи, до того как обратиться к пластической хирургии, имели один‑два сертификата о специализации, а если эти аккредитации не подходили для старта в «пластике», доучивались.

Например, 3,8% от общего числа пластических хирургов изначально специализировались на оториноларингологии, что не годилось для получения сертификата по «пластике», поэтому они дополнительно проходили подготовку по челюстно‑лицевой или общей хирургии.

У большинства пластических хирургов первичная специальность – хирургия и/или челюстно‑лицевая хирургия: 63,5% и 17,1% от общего числа сертифицированных врачей соответственно. Довольно весомой оказалась доля онкологов – 6,9% практикующих пластических хирургов. И это тоже вполне логично – онкологи часто сами занимаются маммопластикой, реконструктивными операциями после удаления доброкачественных новообразований и мастэктомии после злокачественных (ЗНО). Это направление курирует и продвигает Минздрав, а с 2014 года одномоментная маммопластика собственными тканями и отсроченная реконструкция молочной железы с помощью имплантата проводятся за счет средств ОМС.

По данным Московского научно‑исследовательского онкологического института им. П.А. Герцена, в 2014 году было выявлено и пролечено радикальными методами, включающими мастэктомию, 43,05 тысячи случаев ЗНО, что на 5,6 тысячи случаев больше, чем двумя годами ранее. Соответственно, потребность в восстановительных операциях растет, онкоцентры все активнее осваивают это направление, что стимулирует онкологов получать соответствующие «пластические» навыки.

Более того, среди онкохирургов есть те, кто не ограничивается маммопластикой и расширяет эстетический профиль. Например, врач Второй краевой больницы в Краснодаре Татьяна Мавроди, онколог по базовому образованию, помимо реконструкции груди занимается липосакцией и липофилингом ягодиц и лица, а также блефаропластикой. Впрочем, есть и обратные примеры – заведующий маммологическим центром горбольницы №3 в Нижнекамске Дмитрий Киселев, несмотря на многолетний опыт в пластической хирургии, решил сосредоточиться на онкохирургии и маммологии, объяснив свой выбор так: «Пластика не интересна, а работы и без нее хватает».

Некоторые онкоцентры проводят эстетические операции на груди на коммерческой основе. В Брянском онкодиспансере корреспонденту Vademecum, позвонившему туда под видом пациента, предложили увеличить грудь у любого онколога‑маммолога, при этом сведений о наличии у врачей диспансера сертификатов по пластической хирургии нам обнаружить не удалось. Впрочем, это типичная ситуация для коммерчески емкой отрасли – не только среди онкологов, но и среди других врачей, погруженных в пластическую хирургию «частично».

Как уже было сказано, в конечную базу такие специалисты не включались. Получением «пластического» сертификата озаботились очень немногие непрофильные врачи. Из офтальмологии, например, легальным путем в отрасль пришли лишь 0,7% от общего количества пластических хирургов, хотя блефаропластикой, как показывает наше исследование и свидетельствуют сами участники рынка, занимаются в десятки, а то и в сотни раз больше офтальмологов. Та же картина в гинекологии: многие представители направления занимаются интимной пластикой, тогда как базовую специальность «акушерство и гинекология» имеют лишь 0,9% сертифицированных пластических хирургов.

Карта.jpeg

ФОРМАТОМ ВЫРАЖАЯСЬ


Формат занятости отраслевых специалистов многовариантен. В Москве и Санкт‑Петербурге распространено совместительство, когда один пластический хирург значится в штате сразу нескольких клиник или арендует операционные одновременно в нескольких медцентрах, как это делает, например, московский врач Андрей Росс. Покинув в июле 2015 года авторскую RossClinic, он открыл собственный центр эстетической медицины Ross Medical Group, который использует клиническую базу трех столичных медорганизаций – BeautyTrend, «Эл Эн Клиник» и OAO «Медицина». От активности совместительства, к слову, зависят общие операционные достижения региона, и этот показатель обязательно будет особо выделен в регулярном исследовании рынка эстетической пластической хирургии, результаты которого аналитический центр Vademecum представит в сентябре 2016 года.

В регионах, не столь богатых профильными медцентрами, специалисты гораздо сильнее привязаны к месту работы, чем их коллеги в обеих столицах. Бывает, что врачи числятся в штате двух медорганизаций, но просто потому, что одна клиника арендует операционные мощности у другой. По такой схеме работает, например, Авторская клиника доктора Егорова в Новосибирске: консультации проводятся по одному адресу, а операции – по другому, на базе Центра новых медицинских технологий. Еще пример – Профессорская клиника доктора Пухова, которая функционирует на базе Челябинской областной клинической больницы, фактически представляя собой профильное отделение ОКБ.

зд.jpg

Ажиотажный спрос на пластические операции постоянно меняет отраслевой ландшафт: в индустрию приходят новые игроки, в том числе непрофильные инвесторы, не всегда способные «с порога» разобраться в сути бизнеса и оценить квалификацию специалистов. В результате очень часто, а на концентрированных столичных рынках чуть ли не ежемесячно, закрываются клиники, предприятия меняют собственников или формат, что разгоняет и без того бурную ротацию кадров.
За три года, в течение которых аналитический центр Vademecum исследует рынок эстетической хирургии, не менее трети столичных клиник чуть ли не полностью обновили штат.

Например, пластический хирург Сергей Петрин в 2013 году работал в ММЦ «Петровские ворота», потом перешел в «Гранд Клиник», а в 2015‑м уже оперировал на базе Alliance Francaise.

Говоря о мобильности хирургического корпуса, нельзя не упомянуть группу специалистов, умудряющихся совмещать практику одновременно в нескольких регионах, правда, как правило, в пределах одного федерального округа. Впрочем, и здесь есть исключения. Например, хирург Андрей Андриевский успевает оперировать в Санкт‑Петербурге, Москве и Великом Новгороде. Но в целом «разъездных» клиницистов в отрасли не более 20. А тех, кто работает не только в России, но и за границей – в Германии, Франции, Италии, на Кипре – и того меньше, единицы.

Усилиями Натальи Мантуровой и ее региональных коллег пластическая хирургия проникает и в госсектор. Впереди, как водится, Москва – не менее 10 городских клиник имеют в штате одного‑двух пластических хирургов. В 2015 году на призыв главных внештатных специалистов откликнулись по стране еще около 10 клиник – получили лицензию на пластическую хирургию и включили в штатное расписание соответствующую врачебную позицию, причем некоторые клиники за свой счет отправили хирурга на обучение и сертификацию. Впрочем, не факт, что казенные пластические хирурги будут занят исключительно реконструктивными вмешательствами или пластическими операциями «по показаниям», для чего, собственно, ставка и внедряется. В госмедучреждениях, конечно, не отказываются от заработка, поэтому в прейскуранты коммерческих услуг включается эстетическая хирургия. Типичный пример: в конце прошлого года в Центральной городской больнице Ноябрьска в Ямало‑Ненецком автономном округе начал принимать пластический хирург Георгий Фурсов, который, как объявлено на сайте медорганизаций, готов проводить все виды эстетических операций. 
пластическая хирургия, мантурова, хирург, аналитический центр
Источник Vademecum №11, 2016
Поделиться в соц.сетях
Бюджет на 2017–2019 годы принят в третьем чтении
Сегодня, 15:33
В Кабардино-Балкарии возник дефицит препаратов от ВИЧ
Сегодня, 14:33
ОНФ пожалуется в Минздрав на страховые медорганизации
Сегодня, 14:22
Правительство одобрило ужесточение наказания за картельный сговор
Сегодня, 13:26
Важнейшие новости прошедшей недели
Vademecum представляет самые важные и интересные новости прошедшей недели.
3 Декабря 2016, 10:00
Следователи проверят, почему пациентка ослепла после блефаропластики
Московское управление Следственного комитета РФ проведет проверку появившейся в СМИ информации о том, что женщина лишилась зрения после сделанной в одной из столичных клиник блефаропластики, сообщает пресс-служба ведомства.
2 Декабря 2016, 15:48
Пластическую хирургию могут включить в ОМС

По словам главного пластического хирурга Минздрава Натальи Мантуровой, в пластической хирургии появится единая номенклатура медицинских услуг - это позволит включать ее в программы ОМС и ДМС.

1 Декабря 2016, 20:12
В ведущих медцентрах появятся пластические хирурги

В ближайшие полтора-два года в ведущих государственных медицинских центрах страны могут появиться штатные пластические хирурги, сообщила главный внештатный специалист по пластической хирургии Минздрава РФ Наталья Мантурова.

1 Декабря 2016, 19:58
Минздрав проверит качество обучения пластических хирургов

Профильная комиссия Минздрава по пластической хирургии разработает стандарты для выпускников ординатуры. Медвузы, выпускники которых не будут соответствовать стандартам, будут лишаться лицензии на обучение пластических хирургов, сообщила главный внештатный специалист – пластический хирург Минздрава Наталья Мантурова. 

1 Декабря 2016, 17:37
В медвузах появятся диссертационные советы по пластической хирургии

В четырех медицинских вузах могут появиться диссертационные советы по специальности «пластическая хирургия» – ПМГМУ им. И.М. Сеченова, РНИМУ им. Н.И. Пирогова, Первом СПбГМУ им. И.П. Павлова и СЗГМУ им. И.И. Мечникова. Кафедры этих вузов соответствуют первичным требованиям Высшей аттестационной комиссии, сообщил член профильной комиссии Минздрава и заведующий кафедрой пластической хирургии ПМГМУ им. И.М. Сеченова Игорь Решетов.

1 Декабря 2016, 17:34
Титям мороженое
Что связывает совладельцев «Баскин Роббинс» со старейшим производителем грудных имплантатов 
726
В рейтинге клиник пластической хирургии Натальи Мантуровой лидером стал ИПХиК

Главный внештатный специалист Минздрава по пластической хирургии Наталья Мантурова и «Социальный навигатор» МИА «Россия сегодня» представили рейтинг «Лучшие клиники пластической хирургии Москвы – 2016». По двум направлениям из четырех лидирующие позиции занял подконтрольный Мантуровой Институт пластической хирургии и косметологии (ИПХиК). Эксперты признали клинику лучшей в категориях «Потенциал качества услуг» и «Опыт и стабильность клиник».

28 Ноября 2016, 13:26
Как хирург-офтальмолог, не найдя себя в украинской политике, очутилась одновременно в трех российских проектах
380
В России появится еще один федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии
1101
В России впервые пересадили легкие ребенку
В России успешно прошла первая операция по пересадке легких от взрослого человека ребенку, страдающему муковисцидозом. До этого в стране подобной практики не было. Провести операцию удалось за счет уникальной двусторонней долевой трансплантации. 
17 Октября 2016, 18:30
300
Яндекс.Метрика