ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
24 Ноября, 2:20
24 Ноября, 2:20
64,01 руб
68,05 руб

Про мысленных альпинистов

Софья Лопаева
8 Июня 2015, 13:50
1701
Как российский реабилитационный стартап бросил вызов продвинутому швейцарскому роботу
Ведущие игроки российского рынка реабилитационной техники – иностранцы. Но бесспорного лидера среди них нет, и эта фрагментированность позволяет отечественным компаниям держать здесь вполне заметную долю. Часть российских производителей увлекается реабилитационным оборудованием, что называется, по дороге – добавляет восстановительные устройства к своей основной номенклатуре. Но несколько компаний сделали реабилитационную технику своей специализацией. Одна из них – венчурный проект по изготовлению медицинских экзоскелетов.

Реабилитация в России долгое время была фактически предоставлена самой себе. Только в 2012 году Минздрав своим приказом определил, какое оборудование обязаны иметь реабилитационные центры. Списки различаются для стационарных и амбулаторных медучреждений, зависят от их конкретной специализации. Но если говорить о восстановлении двигательных функций, то для всех центров фактически базовым устройством остается так называемый вертикализатор – устройство, позволяющее пациенту принять и удерживать вертикальное положение. Вертикализация необходима и для восстановления двигательных навыков, и для стимулирования активности нервной системы. Близки к вертикализаторам динамические параподиумы – устройства с опорой для нижних конечностей и туловища, сочетающие в себе функции вертикализации и передвижения.

Существуют и отдельные имитаторы ходьбы. Есть среди них механические – например, российская разработка ≪Имитрон≫, используя которую, пациент собственными руками приводит в движение опоры для ног. А есть и специальные роботизированные аппараты, способные заставить пассивно работать любую часть тела. И наконец, есть приборы, которые позволяют делать все сразу – удерживать человека в вертикальном положении, заставлять его конечности пассивно или активно работать и при этом с помощью датчиков проверять его самочувствие. Самый известный из них – Lokomat от швейцарской компании Hocoma, его стоимость в прайс‑листах изготовителя начинается от 180 тысяч евро, тогда как российские дистрибьюторы называют сумму почти вдвое большую. Ноги пациента двигаются по беговой дорожке, будучи закрепленными в специальных ортезах. Степень активности движений регулируется. У нас ≪локоматы≫ появились в 2005 году, и к началу 2013 года в России и СНГ их было уже около 50 штук.

Крупное оборудование дополняется множеством тренажеров для отдельных частей человеческого тела. Они совершенно не обязаны быть высокотехнологичными. К важному реабилитационному оборудованию относятся, например, простые приспособления для восстановления мелкой моторики вроде лесенки для пальцев. С другой стороны, существуют целые столы для механотерапии сразу с несколькими тренажерами: ротационным – для вращения кистью, валиком – для сгибания‑разгибания, а также оснащенные системами для развития координации и прочими реабилитационными опциями. С помощью такого стола стоимостью около 100 тысяч рублей можно разрабатывать руку от плечевого до пястно‑фаланговых суставов. Более сложный случай – когда пациент не может выполнять движения самостоятельно. Тут потребуются устройства для пассивной разработки суставов, цена которых измеряется уже несколькими сотнями тысяч рублей.

Главные поставщики оборудования для российских реабилитационных центров – европейцы. Это немецкие Ormed, Reck, Medica Medizintechnik, итальянские Idrogenet и Rimec, израильские Motorica, Tzora, Meditouch, французская Kinetec. Есть производители из Польши и Литвы. Роботизированные комплексы для разработки суставов чаще импортируются из США – например, от фирмы Biodex.

У дистрибьюторов иностранных аппаратов для реабилитации в повестке – обычные российские проблемы. ≪Бывает, что мы завозим первые образцы, начинаем регистрировать в Росздравнадзоре, и это растягивается на годы≫, – жалуется Илья Труханов, директор и владелец ЗАО ≪СП Бека‑Хоспитек≫, одного из крупных поставщиков спецоборудования. С российскими компаниями ≪Бека≫ не сотрудничает. ≪Все они ориентированы на прямые продажи, больших скидок от них не дождешься, – объясняет Труханов. – Если еще учесть узость их ассортимента и небольшие объемы производства, понятно, что смысла с ними связываться нет≫.

Крупных российских производителей на рынке реабилитационного оборудования нет, но небольших компаний довольно много: их общую долю Труханов оценивает в 10–20%. Обычно они сочетают собственное производство с дистрибуцией товаров зарубежного происхождения. Так действует, например, екатеринбургское предприятие ≪Детская восстановительная медицина≫. Компания разрабатывает и производит технические средства реабилитации для детей‑инвалидов – вертикализаторы, опоры для ползания и ходьбы, устройства для восстановления функций верхних конечностей, столы для механотерапии. А пробелы в своем ассортименте заполняет польской продукцией – ≪Детская восстановительная медицина≫ является представителем компании Akces‑ed.

Совмещает производство аппаратов для реабилитации со своим основным профилем – силовыми тренажерами – люберецкое ООО ≪Геркулес≫. ≪Мы выпускаем реабилитационное оборудование с середины 90‑х, – рассказывает генеральный директор ≪Геркулеса≫ Дмитрий Писчиков. – Начинали со спортивного оборудования, а потом ≪по просьбе трудящихся≫, в том числе Валентина Ивановича Дикуля, начали делать реабилитационное. Были обращения от инвалидов, от фондов. Что‑то делали по образцам, что‑то – по эскизам медиков. Делаем опытный образец, устраняем недостатки, дорабатываем эргономику и – в производство≫.

Российский лидер по широте ассортимента реабилитационных устройств – нижегородское ООО НПФ ≪Реабилитационные технологии≫, одна из компаний группы ≪Мадин≫. ≪Многие фирмы производят по одному‑два изделия, у нас ассортимент значительно больше, мы на несколько лет впереди≫, – гордится директор НПФ Александр Емельянов. Его компания, выручившая в 2013 году 21 млн рублей, производит аппараты для активной и пассивной механотерапии, вертикализаторы, системы для тренировки равновесия и динамической поддержки во время ходьбы, конструкции для кинезитерапии, тренажеры с биологической обратной связью. Планы у нижегородцев грандиозные: к концу года они хотят доделать реабилитационную перчатку, которая ≪лучше западных аналогов≫, и выйти с ней за рубеж. К выбору рынка подходят трезво. ≪Мы начали вести переговоры с Египтом, – говорит Емельянов. – У разных товарищей там есть планы создать совместное предприятие, мы будем делать сложные узлы, а сборка будет осуществляться в Египте≫.

≪Дочке≫ группы ≪Мадин≫ для завоевания нынешних рыночных позиций и даже некоторой известности понадобилось четыре года. Стартап ≪ЭкзоАтлет≫ прославился гораздо быстрее: он разработал три прототипа экзоскелета для реабилитации. По принципу действия устройство примерно то же, что Lokomat. ≪Нашим первым и потому не очень совершенным экзоскелетом был ≪ЭкзоАтлет Эдуардо≫, – рассказывает Екатерина Березий, сооснователь и CEO проекта ≪ЭкзоАтлет≫. – Его испытывали на себе сами инженеры и разработчики, чтобы отработать некоторые основные гипотезы≫. Выиграв в 2014 году конкурс инновационных проектов Startup Village и заработав призовые 900 тысяч рублей, команда собрала новый, усовершенствованный прототип, названный ≪Альбертом≫. ≪Мы получили возможность реализовать параллельную ветвь разработки, которую всегда крайне полезно иметь, – говорит Березий. – Эта версия получилась легче, с меньшими затратами на изготовление, в ней используются более простые и доступные комплектующие, практически нет импортных деталей, в отличие от дорогущего ≪Эдуардо≫. В проект вложены десятки миллионов рублей – точной цифры стартаперы не называют. В первый год они планируют продать 50 экзоскелетов, а по итогам шести лет – порядка 600. ≪С учетом того, что в нашей стране каждые полторы минуты случается инсульт, 600 аппаратов – абсолютно адекватная цифра≫, – считает Березий. Цену на ≪Альберта≫ разработчики собираются установить около 1,5 млн рублей, а продажи начать в конце следующего года. Предполагается контрактное производство, заказы на разные части ≪Альберта≫ будут размещаться на российских предприятиях. Основной партнер для запуска серии уже найден, но его имя не разглашается.

В будущем ≪ЭкзоАтлет≫ хочет организовать своеобразный trade‑n: владелец экзоскелета сможет сдать его и получить новую, усовершенствованную версию. А подержанный компания продаст с 50%-ной скидкой.

Недавно начались клинические исследования ≪Альберта≫ на базе РНИМУ им. Н.И. Пирогова и других учреждений, а ≪ЭкзоАтлет≫ уже собирает новый прототип по имени ≪ЭкзоАтлет Оскар≫. ≪Это модульная, разборная версия, пациент сможет сам ее одевать, сидя на стуле, – объясняет Екатерина Березий. – У ≪Оскара≫ будет куча дополнительных датчиков и много других усовершенствований≫. Ждать от ≪Оскара≫ особой дешевизны не стоит, предупреждает основательница проекта: цена любой модульной конструкции выше, чем неразборной.

Несмотря на определенную раскрученность проекта, признается Березий, искать финансирование непросто. Как и большинство ≪железных≫ стартаперов, она с неодобрением и одновременно некоторой завистью смотрит на виртуальные проекты: ≪Профинансировать айтишный стартап всегда проще. Если инвестор разбирается в конверсии, нагоне трафика, знает, где взять программистов, в случае чего он может взять управление на себя. А в нашем проекте инвесторы за штурвал точно не встанут, потому что мало кто в этой сфере хоть что‑то понимает≫.

восстановительная медицина
Поделиться в соц.сетях
В России начнут производство защищенных от повторного использования шприцев
23 Ноября 2016, 19:12
Закон о телемедицине могут принять в начале 2017 года
23 Ноября 2016, 19:09
Создана система подготовки пациента к пересадке головы
23 Ноября 2016, 17:55
Роспотребнадзор прогнозирует эпидемию гриппа в России
23 Ноября 2016, 15:44
Чего рехаб таить
Почему качество жизни тяжелых больных так трудно поддается восстановлению
1676
Пьесы одолевают
Как выходцы из «Северстали» заработали на черепно‑мозговых травмах и инсультах
1706
Яндекс.Метрика