ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
4 Декабря, 17:03
4 Декабря, 17:03
64,15 руб
68,47 руб

Бьюти не по паспорту

Екатерина Макарова
5 Февраля 2016, 16:40
1850
Почему уголовная статья за распространение контрафакта не работает на косметологическом рынке
Российская эстетическая медицина, наращивая обороты, не торопится выйти из «тени». Косметологи‑надомники, сотрудники салонов красоты и даже легально практикующие в профильных медцентрах врачи, стремясь к высокой маржинальности, охотно используют контрафактные расходные материалы. Доля поддельных или не зарегистрированных в РФ косметологических медизделий и препаратов, по неофициальным оценкам, достигает в разных продуктовых группах 20–70%. Год назад вступил в силу закон №532‑ФЗ, ужесточающий – вплоть до уголовной – ответственность за распространение фальсификата. Но успешным его применение считают исключительно авторы‑депутаты. По мнению большинства экспертов и операторов косметологического рынка, прозрачности и порядка в бьюти‑медицине за прошедший год не прибавилось.

Разметили статью

Глава комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая, инициировавшая разработку ФЗ‑532, сопровождала законотворчество уверенными заявлениями: ужесточение ответственности за распространение контрафактных медикаментов непременно заглушит у потенциальных нарушителей желание наживаться на подделках. Прокомментировать Vademecum эффективность действия закона, вступившего в силу 23 января 2015 года, взялся один из авторов документа, член комитета Госдумы по охране здоровья Александр Прокопьев: «Сегодня уже с полной уверенностью можно сказать, что разработанный нами закон полностью оправдал возложенные на него ожидания. Всего за год у правоохранительных органов начала складываться широкая правоприменительная практика». По его словам, в производстве подразделений Следственного комитета заметно выросло количество уголовных дел по фактам подделки БАДов, лекарственных препаратов и медизделий, а специалисты Росздравнадзора связывают рост числа заявок на получение регистрационных удостоверений непосредственно с действием нового закона. в последние пару лет стал уделять растущему эстетическому рынку, как свидетельствуют его участники, особое внимание. В 2013‑2014 годах сотрудники службы выявили 17 наименований незарегистрированных косметологических медизделий, а в 2015 году – всего три, что, по мнению контролеров, косвенно подтверждает стремление рынка к легитимизации.

Весной прошлого года Vademecum провел собственное исследование, зафиксировавшее в моменте внушительный «теневой» показатель – как минимум половина обращающейся на рынке продукции для косметологических инъекций не имела регистрационных удостоверений. Наибольшая доля контрафакта была замечена среди мезококтейлей, мезонитей и препаратов ботулотоксина. Депутат Прокопьев с такой оценкой в принципе согласен: «И международный, и отечественный опыт борьбы с распространением фальсифицированной медицинской продукции показывает, что большой объем подделок приходится как раз на средства инъекционной косметологии. Правоохранительные органы уже возбудили несколько уголовных дел, в медцентрах и косметологических кабинетах проходят регулярные проверки».

Ревизоркий глаз

Участившиеся контрольные рейды, конечно же, накручивают статистику выявления косметологического контрафакта, но принципиально ситуацию на рынке не меняют. В начале 2016 года на использовании незарегистрированного китайского филлера попался директор косметологической клиники в Барнауле, отделавшись административным штрафом в 15 тысяч рублей. Мейджоры фальсификата надзорным органам не даются, приходится передавать правоохранителям мелких распространителей. Осенью прошлого года самарские следователи возбудили уголовное дело по факту оборота незарегистрированных филлеров (к слову, самый прозрачный сегмент инъекционного рынка) на смехотворную для отрасли сумму – чуть более 114 тысяч рублей. По данным следствия, продажа филлеров велась через офис местной компании «Профилайн» и на площадке выставочного центра «Экспо‑Волга», где получившие наводку полицейские и совершили контрольную закупку. Как сообщили Vademecum в СУ СК по Самарской области,расследование все еще продолжается, следователи устанавливают всех «причастных к совершению преступления». Но уголовное продолжение у контрафактных историй случается пока крайне редко, Росздравнадзор тут надеется на межведомственное взаимодействие, главным образом с силовиками.

«Территориальные органы службы могут направлять информацию в местные органы МВД, проводить с правоохранителями совместные мероприятия, обмениваться с ними информацией и опытом, – объясняет суть такого сотрудничества аналитик индустрии красоты Елена Москвичева. – Изменит ли это ситуацию? Посмотрим». В то же время закон о противодействии обороту контрафакта и незарегистрированной медицинской продукции, по мнению Москвичевой, не работает вообще. Эксперт считает, что без специальной службы, отслеживающей (по примеру судебных приставов) выполнение решений Росздравнадзора, навести в эстетической индустрии порядок не получится: подделки и контрабанда по‑прежнему останутся в широком пользовании клиник и частнопрактикующих врачей. Участники рынка смотрят на проблему контрафакта под другим углом – по их солидарному мнению, в «тень» косметологическую продукцию уводят кризис, коррупция и бюрократия. «Процедура и вся система регистрации устроены крайне сложно, документооборот явно избыточен, это все так дорого и долго, что в некоторой степени ущемляет права добросовестных поставщиков.

И в тот момент, когда «серые» игроки уже повезут продавать товар (да еще и не факт, что оригинальный) без разрешительных документов, мы будем собирать кипы материалов, заниматься переводами, проводить исследования и пребывать в долгих ожиданиях регудостоверения», – говорит Иван Корчемкин, исполнительный директор компании «Корнеаль», одного из крупнейших дистрибьюторов сегмента. Коллегу на условиях анонимности поддерживает представитель другого известного отечественного оптовика, вскрывая типичный коррупционный сюжет: «Каждый из нас понимает, что филлер – это медицинский продукт, на который таможенные пошлины почти равны нулю. А по таможне все филлеры проходят как косметические средства, с которых берут пошлину и НДС. Значит, все понимают, что это медицина, но таможня не хочет деньги свои упускать и, понимая, что это медицина, продолжает облагать ввозимые продукты налогом. В итоге масса незарегистрированной продукции плюс «черный» рынок, от которого все страдают».

Официальные продавцы профильной продукции кровно заинтересованы в очищении рынка от недобросовестных конкурентов и могут тут посоревноваться в рвении с регуляторами и правоохранителями. «Продажа незарегистрированных изделий происходит повсеместно, признает генеральный директор дистрибьюторской компании «Солинг» Юрий Антипов. – Вот, например, некая компания Fillerproff предлагает в интернете широко известные препараты, у которых есть свои эксклюзивные дистрибьюторы. Предложения от Fillerproff с ценой ниже рынка получают в том числе салоны и магазины, с которыми мы сотрудничаем. И поймать интернет‑распространителей очень сложно – они не дают адресов, но готовы по звонку круглосуточно привозить товар. Понятно, что борьба с ними ведется, но это явление по‑прежнему носит массовый характер». Принцип работы таких операторов Иван Корчемкин, имеющий опыт контрольных закупок, сравнивает с эпизодом шпионского боевика: клиент интернет‑магазина звонит по указанному телефону, ему передают необходимые для совершения обмена сведения – на какую станцию метро подъехать, как будет выглядеть человек, у которого можно получить товар. «Просят подождать у ларьков, из‑за которых внезапно выходит неопределенного возраста женщина в халате и отдает вам газетный сверток с продуктом, – живописует Корчемкин. – И не факт, что этот продукт настоящий, часто оригиналом торгуют вперемешку с подделками. Понятно, что ни одна уважающая себя клиника не купит такого, но ведь есть много частнопрактикующих врачей или неврачей».

Поступления и наказания

В «Корнеале» на ФЗ‑532 особых надежд не возлагают: «Жесткой административной и даже уголовной ответственности тут недостаточно, нужна полноценная инфраструктура и условия, при которых «серые» поставщики в принципе не смогут существовать, тогда и рынок по‑другому будет строиться и обретет более цивилизованное состояние». Пока существует спрос на дешевый контрафакт, считают в «Солинге», будет и предложение, и ужесточением наказания эту формулу не изменить. По свидетельству Юрия Антипова, на рынке достаточно косметологов, которые намеренно приобретают нелегальные продукты по заниженной цене: стоимость косметологической услуги останется прежней, а разница осядет у врача в кармане. «Есть врачи, а есть «врачики», которым не важно качество продукта: они могут вколоть что угодно, любой трехкопеечный препарат, не заботясь о последствиях», – подтверждает Иван Корчемкин.

Бурной активности надзорных органов на эстетическом рынке официальные дистрибьюторы пока не заметили, но, тем не менее, они по‑прежнему готовы вступать в кооперацию с регуляторами, инициировать проверки, консультировать правоохранителей. В свою очередь, крупнейшие международные производители косметологической продукции подтверждают, что предпочитают иметь дело исключительно с давними, проверенными партнерами – авторизованными дилерами. «Все врачи, работающие с нашими препаратами, в обязательном порядке получают сертификаты, подтверждающие подлинность продукта и факт его официальной регистрации на территории РФ, – говорит директор по маркетингу Merz Russia Наталья Огурок. – Это принципиальная позиция, гарантирующая отсутствие рисков и той и другой стороне».

Естественно, работающие в России мировые мейджоры сталкиваются с так называемым серым параллельным импортом – несертифицированной продукцией, которая ввозится в страну третьими лицами и реализуется через интернет. В ряде случаев, рассказывает представитель Merz Russia, проблемы с поставщиками контрафакта удается решать без привлечения контролирующих или силовых ведомств – прямое общение с администрациями интернет‑магазинов иногда позволяет удалять спорные позиции из их ассортимента. «При поддержке сотрудников двух известных соцсетей, – говорит Наталья Огурок, – нам даже удалось закрыть около 10 групп, которые реализовывали незаконно ввезенную в Россию продукцию». Если же прямой диалог с явным нарушителем невозможен или бессмыслен, компания обращается в Росздравнадзор или ФАС.

«Давайте признаем тот факт, что незарегистрированные косметологические препараты распространяются чаще в среде косметологов‑надомников, – призывает Елена Москвичева. – Поскольку этот сектор вообще никем и никак не контролируется, здесь вольно чувствуют себя все, кто смог ввести в страну продукт любого качества. Тут он и реализует эти продукты за наличные всем желающим, не вникая, есть ли у человека медицинское образование, сертификат специалиста, обучение методике проведения процедуры». Пойманные за руку нелегальные косметологи не отчаиваются, уверяет эксперт: «Их правонарушения квалифицируются по ч. 1 и 2 ст. 14.1 КоАП, то есть они отделываются штрафами от 500 до 2,5 тысячи рублей. Это где‑то десятая часть стоимости одной нелегальной инъекции». Заводить уголовные дела в отношении «надомников» – бесперспективно, утверждает руководитель бизнес‑школы 1nep.ru Виталий Зорилэ. По его оценке, к такому «кустарю‑одиночке» нельзя применить ст. 235 УК РФ (незаконное осуществление медицинской деятельности) или ст. 171 УК РФ (незаконное предпринимательство) – для этого необходимо доказать причинение тяжкого вреда здоровью либо экономический ущерб в особо крупном размере (от 1,5 млн рублей).

«Попробуйте найти человека, который оказал услугу за полтора миллиона рублей на дому, – иронизирует эксперт. – В большинстве случаев надомному врачу грозит от 1,5 до 2,5 тысячи рублей штрафа. За аналогичное нарушение штрафная санкция введена с января этого года для организаций – 500 тысяч рублей. Вступать на тяжкий путь уголовного преследования какого‑то отдельного косметолога, зачем? Гораздо проще наказать организацию. И претензий к ней можно предъявить на порядок больше».


косметология, эстетическая медицина, ботокс, контрафакт
Источник Vademecum №2, 2016
Поделиться в соц.сетях
Важнейшие новости прошедшей недели
3 Декабря 2016, 10:00
В Северной Осетии создадут отдельное учреждение для госзакупок лекарств
2 Декабря 2016, 21:39
На базе завода «Биохимик» построят центр «Антибиотики»
2 Декабря 2016, 20:31
Минфин предложил контролировать закупку спирта для фармпроизводств
2 Декабря 2016, 20:19
Сколько зарабатывают флебологи?
634
В Индии задержаны поставщики контрафактных лекарств
Индийские правоохранительные органы изъяли крупную партию контрафактных психотропных препаратов, предназначавшихся для распространения в России, Великобритании и США. 
25 Ноября 2016, 19:46
237
Примите участие в исследовании косметологического рынка России
Аналитический центр независимого делового журнала об индустрии здравоохранения Vademecum и компания «Агентство социальной информации» приглашают участников эстетической индустрии России принять участие в масштабном исследовании рынка косметологических услуг.
18 Октября 2016, 13:30
509
В Австралии создали программу для прогноза результатов косметологических процедур

Майкл Молтон, врач из косметологической клиники Epiclinic в Южной Австралии, разработал технику трехмерной визуализации результатов использования различных филлеров, сообщает New Scientist. Это позволит клиенту точно понимать, как он будет выглядеть после процедур. Следующий шаг – прогноз результатов применения ботулотоксинов типа Ботокса. Эта задача будет более сложной, отмечают эксперты.

14 Октября 2016, 18:02
Юлия Франгулова
совладелец холдинга «Линлайн»
«Лазеры часто остаются дорогой игрушкой, которую покупают для статуса»
12 Октября 2016, 19:59
Маркировка лекарств обойдется в 15 млрд рублей
7 Октября 2016, 15:46
В 2015 году в России было сделано более 156 тысяч эстетических операций
1119
Дистрибьютор медоборудования «Премиум Эстетикс» запустил франшизу сети клиник
19 Сентября 2016, 20:19
Ольга Засеева
Генеральный директор компании «Кловермед»
«Тех, кто 15 лет назад увеличивал грудь, теперь больше волнует лицо»
19 Сентября 2016, 10:48
Яндекс.Метрика