ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
28 Февраля, 22:06
28 Февраля, 22:06
57,94 руб
61,26 руб

«Теперь никто не сможет отложить принятие законопроекта о телемедицине»

Александр Пахомов
4 Августа 2016, 20:22
812
Фото: Оксана Добровольская

В последнее время как власти, так и врачи все чаще поднимают тему телемедицины. И Минздрав, и ряд заинтересованных в вопросе компаний, включая интернет-гиганта «Яндекс», уже представили свои законопроекты, посвященные телемедицине, на рассмотрение в Госдуму. 

Оба документа регламентируют применение телемедицины, однако в несколько разных плоскостях –проект, разработанный Минздравом, подразумевает использование современных технологий только в случае, если консультация требуется пациенту с хроническим заболеванием, уже побывавшему на приеме у врача. Законопроект, разработанный специалистами интернет-индустрии, напротив, расширяет рамки применения телемедицины. О том, когда будет принят законопроект о телемедицине, какие проблемы могут возникнуть на пути становления этой отрасли в России, Vademecum рассказал  председатель комитета «Интернет + Медицина» ИРИ, доктор технических наук Георгий Лебедев.

 Как вы относитесь к своему возможному назначению на пост заведующего кафедрой IT-технологий в здравоохранении?

– Отношусь, конечно же, положительно. В любом случае передача полезного опыта людям, которые потом будут применять информационные и интернет-технологии на практике, чтобы это помогало лечению пациентов, – это очень важно.

– Как возникла кафедра?

– Эта кафедра возникла не случайно. Когда появилась инициатива ИРИ создать научно-учебное подразделение в области применения интернет-технологий в медицине, то мы как раз познакомились с ректором Первого медицинского университета Петром Глыбочко, у которого уже давно было желание создать кафедру подобного рода. И когда сошлись две такие положительные направленности, появилось решение создать кафедру информационных и интернет-технологий в здравоохранении. Работать она будет с начала нового учебного года, то есть с 1 сентября.

– Какие предметы будут преподаваться на кафедре?

– Вообще, кафедра ориентирована на студентов, обучающихся по специальности «лечебное дело». Преподаваться будет один предмет – «применение информационных и интернет-технологий в здравоохранении». При этом будет девять модулей учебного курса. Смысл этой программы в том, чтобы рассказать людям, что такое электронное здравоохранение, какую роль интернет занимает в электронном здравоохранении, каково текущее состояние информатизации здравоохранения, как выглядит государственная информационная система в сфере здравоохранения, а также что такое телемедицина и как ее использовать.

И самое главное, мы планируем создать на кафедре обучающий стенд, на котором будут расположены все современные технологии дистанционного оказания медпомощи и применения информационных технологий в здравоохранении. Сейчас мы ведем переговоры с большим количеством организаций, которые занимаются разработкой различных телемедицинских технологий, с той целью, чтобы они установили на стенде свои приборы, а мы бы обучали студентов применению этих систем на практике. То есть задумка такая, что окончившие кафедру врачи будут четко понимать, что на сегодняшний день есть в современном мире информационных и интернет-технологий, телемедицины, математических методов, которые можно применять в повседневной деятельности.

– Получается, что все студенты, обучающиеся по специальности «лечебное дело», будут проходить этот курс?

– Пока что отобрана наиболее продвинутая группа студентов, обучающихся по специальной программе «медицина будущего». Затем эта группа будет расширена. Вообще кафедра не предполагает появления каких-то новых специальностей в области медицины. Ее главная задача – подготовка врачей, которые владеют современными методами диагностики и лечения. Мы хотим показать врачам, какие на сегодняшний день есть информационные и интернет-технологии в области медицины.

 Какова роль ИРИ в разработке законопроекта о телемедицине?

– Первая задача, которую ставил перед собой ИРИ, – привлечь широкое внимание общественности и руководителей к тому, что есть проблема легального оказания телемедицинских услуг. Мы считаем, что эта задача нами решена правильно и грамотно. Благодаря тому, что мы привлекли максимальное внимание общественности, врачебного сообщества и депутатов к тому, что такая проблема есть, до конца года какой-то из двух законопроектов будет принят. Можно сказать, что роль ИРИ состояла во введении процесса внесения изменений в законодательную базу, касающихся телемедицинских услуг, в публичную плоскость. Теперь никто не может отложить принятие этого закона, потому что эта тема на слуху и новый депутатский корпус, который будет избран, одним из первых начнет заниматься этой проблемой.

– Что будет в случае принятия законопроекта, разработанного Минздравом? Можно ли будет назвать такое ограниченное применение технологий телемедициной?

– Совершенно не принципиально, какой из законопроектов будет принят. Сейчас самое главное, чтобы в законе появился термин «медицинская услуга, оказанная с применением телемедицинских технологий». Поэтому самое главное, что у обоих законопроектов единая основа – медицинская услуга может быть оказана с применением телемедицинских технологий и Минздрав должен регулировать эти отношения. И в первом, и во втором законе это отработано, а остальные вопросы все равно решатся. Конечно, законопроект, разработанный интернет-сообществом, даст больше возможностей развитию рынка телемедицинских услуг, больше новых рабочих мест, позволит привлекать к оказанию медицинской помощи врачей, которые на сегодняшний день не могут ее оказывать в силу ряда причин. Но с другой стороны, главный принцип медицины – «не навреди». В любом случае, какой бы из законопроектов не приняли, будет позитивный эффект.

– Когда следует ожидать принятия законопроекта?

– Мы надеемся, что он будет принят в осеннюю сессию.

– Сколько будет стоить внедрение телемедицины для одной больницы?

– Точную сумму назвать не могу. Телемедицину условно можно разделить на три части: консультирование, удаленная диагностика с применением приборов, снимающих показатели организма, и телехирургия. Для проведения консультирования врачу достаточно иметь компьютер и выход в интернет. На этом этапе не требуется особых вложений и обучения врачей работе с техникой. А вот для проведения удаленной диагностики может потребоваться различная техника. Например, это может быть специальная телемедицинская стойка, которая представляет из себя прибор, совмещенный с компьютером с выходом в интернет, к которому подключается различное диагностическое медицинское оборудование. Например, портативный УЗИ, кардиограф, анализатор крови и т. д. С помощью такой стойки можно дистанционно решить вопрос о необходимости госпитализации пациента по конкретному виду заболевания. Российский образец, например, стоит в районе 1 млн рублей. Однако это вещь, которая окупается достаточно быстро.

– Каковы основные препятствия на пути к становлению телемедицины?

– Первое препятствие, которое стоит на пути к становлению телемедицины, – это культура оказания медицинской помощи. В первую очередь необходимо понять, что телемедицина – это такой же способ оказания медицинской помощи. Это не просто какая-то внеплановая услуга или занятие свободного времени врача, а услуга, которая встраивается в график его работы и которая точно так же протоколируется и учитывается.

Вторая – не все врачи доверяют исследованиям, проведенным вне его медучреждения. То есть когда приезжаешь на прием в крупную клинику и привозишь с собой набор анализов, они говорят, что это ерунда и анализ обязательно надо сдать в нашей лаборатории. Я не могу точно сказать, нужно ли с этим бороться, но факт в том, что высокий уровень диагностических исследований должен быть обеспечен во всех удаленных точках нашей страны. Если это будет, то тогда степень доверия должна повышаться. Но это проблема, которая тормозит внедрение обмена информацией.

Следующая проблема – законодательная база, которая должна защищать пациента от того, что его не полечит какой-нибудь шарлатан по интернету, и врача – от того, что если он оказал какую-либо услугу по интернету, то не увидел какие-то моменты, которые мог бы увидеть только при личном приеме. Например, если пациент пришел на очный прием, то врач сразу же видит, что у него бледность на лице, которая может свидетельствовать о других заболеваниях. С помощью телемедицины врач может и не увидеть этого. Поэтому, если он оказывает дистанционную помощь, то это необходимо прописать.

tele.jpg

Фото: notable.ca

– Какой, по-вашему, должна быть нормативная база и что необходимо в нее включить для полноценного функционирования телемедицины?

– Первое – поправки к закону, которые разрешают оказание медицинских услуг с применением телемедицинских технологий. Второе – подзаконные акты и правила оказания медицинских услуг с применением телемедицинских технологий и приложение к этим правилам – перечень услуг, которые могут быть оказаны. То есть должна быть разработана либо какая-то дорожная карта, либо план внедрения телемедицинских технологий в здравоохранение. В этих документах должны быть прописаны медицинские специальности, а также виды медицинских услуг, которые должны внедряться в первую очередь, во вторую, в третью и т. д. И по каждому плану должен расширяться нормативный документ, который определяет порядок оказания таких услуг. Этот план уже разрабатывается Минздравом, а предложения по нормативному обеспечению телемедицины будут закончены к концу года.  В них будет прописан и перечень видов оказания телемедицинских услуг, и как они должны протоколироваться, как должны учитываться, как должны оказываться, как должна распределяться ответственность между пациентом и врачом и т. д.

– Потребуются ли дополнительные средства для внедрения телемедицины?

– Есть услуги, которые относятся к консультированию и не требуют дополнительных затрат. Если появляются дополнительные диагностические приборы, то они требуют определенных вложений. Однако нельзя сказать, что сегодня мы приняли закон, а завтра все больницы начали закупать себе оборудование, технику и прокладывать видео-конференц-связь. Это все должно строиться на принципе осознанности и необходимости. В любом случае никаких дополнительных средств из бюджета для этого не потребуется.

– Члены Экспертного совета при Правительстве РФ посчитали недостаточными предложенные вами способы идентификации врача и пациента при оказании телемедицинских услуг. Согласны ли вы с этим? Будете дорабатывать?

– На мой взгляд, это проблема подзаконного акта. Есть приказ Минздрава, определяющий порядок идентификации врача и пациента. То есть если мы увидим, что нам не хватает этих способов, мы включим их в нормативный документ. В любом случае этот вопрос будет решен либо законодательно, либо на подзаконном акте. Если эксперты считают, что способов идентификации недостаточно, значит, выпустим соответствующие методические рекомендации или положения Минздрава.

– Как вы относитесь к инициативе Центра речевых технологий (ЦРТ) внедрить систему биометрической верификации для телемедицинских сервисов?

– Лично я считаю, что медицина – это не область для экспериментов. Эти технологии сначала надо отработать в других отраслях. Экспериментировать лучше, например, на паспортно-визовом режиме, чтобы понимать, сколько это будет стоить и нужно ли это в здравоохранении. Если у нас даже не решен вопрос с идентификаций в системе госуслуг, то зачем же проводить какие-то дополнительные эксперименты в здравоохранении?

– Как строится ваше взаимодействие с «Яндексом»? Кто еще участвует в проекте по внедрению телемедицины?

– Когда Минздрав выпустил свою версию законопроекта о телемедицине, представители интернет-сообщества по отдельности стали выступать за то, что эта позиция неправильная. И тогда было принято решение, что нужно согласовать их мнение по поводу того, каким должен быть этот закон. В связи с этим в «Яндексе» собралась рабочая группа, где мы все познакомились и решили создать команду, которая обобщит предложения всего интернет-сообщества. В общей сложности в нее вошли до 40 участников. Основной костяк составили ИРИ, ФРИ, «Яндекс» и «Ростелеком». ИРИ выступил в качестве той площадки, на которой были сведены все озвученные предложения. В итоге мы разработали конечный вариант и постарались, чтобы предложения всех сторон были учтены. Однако предложения некоторых участников все-таки не были включены, так как мы посчитали, что они могут повлечь за собой дополнительные финансовые вложения. То есть наша задача состояла в  том, чтобы при прохождении закона не требовалось экономического обоснования. Например, было отклонено предложение включить в закон требование по оснащению телемедицинскких кабинетов.

– Какова роль ИРИ в становлении телемедицины в России?

– Сейчас ИРИ создал научную лабораторию, задача которой в том числе внедрение интернет-технологий в здравоохранение. Подписано соглашение между ИРИ и мэрией Москвы о том, что лаборатория будет совместно использоваться для развития интернет-технологий в Москве. Также будет осуществляться взаимодействие между кафедрой IT-технологий в здравоохранении, созданной на базе Первого медицинского университета, и лабораторией по проблемам внедрения интернет-технологий и телемедицины в практическую деятельность. Затем мы планируем несколько совместных прорывных проектов в сфере применения информационных технологий в здравоохранении, а ИРИ будет выступать в качестве координатора этих работ. 

георгий лебедев, телемедицина, законопроект, кафедра, ири, минздрав, больница, информатизация здравоохранения
Источник Vademecum
Поделиться в соц.сетях
ВОЗ призвала создавать новые антибиотики
Сегодня, 20:08
Ассоциация «Генетика» попросила включить дорогие лекарства от миеломы в перечень жизненно важных
Сегодня, 18:09
На закупках лекарств от ВИЧ Минздрав сэкономит 2-3 млрд рублей
Сегодня, 17:33
В 2016 году россияне чаще всего ездили лечиться в Израиль
Сегодня, 17:31
Минздрав определил порядок продажи лекарств через интернет
Сегодня, 13:08
ФАС: российское здравоохранение не готово к внедрению risk-sharing
Сегодня, 9:02
Минздрав начал закупку лекарств от ВИЧ
27 Февраля 2017, 16:01
Скворцова: за полтора года мы завершим формирование системы здравоохранения в регионах
27 Февраля 2017, 13:03
Одобрен проект строительства медкластера на Северном Кавказе

Минздрав и другие ведомства утвердили проект строительства Северо‑Кавказского медицинского кластера (СКМК), что позволяет начать процесс привлечения бюджетных и частных инвестиций в строительство. Об этом Vademecum сообщил источник в Минкавказе.

27 Февраля 2017, 12:52
Скворцова объявила о введении новой врачебной специальности
27 Февраля 2017, 12:27
Госдума приняла закон о пошлинах на биомедицинские клеточные продукты

Депутаты Госдумы приняли в третьем, окончательном, чтении законопроект о введении государственных пошлин при регистрации биомедицинских клеточных продуктов (БМКП).

22 Февраля 2017, 17:08
447
Запасы препаратов от ВИЧ будут перераспределены
22 Февраля 2017, 16:23
Минздрав: регионы запросили слишком много автомобилей «скорой»
22 Февраля 2017, 16:12
В Крыму хотят запустить программу «Земский фельдшер»
Министр здравоохранения Крыма Александр Голенко заявил, что планирует запустить в республике программу «Земский фельдшер», чтобы уменьшить кадровый дефицит медработников в сельских поселениях и районах. Если программа будет одобрена, выплата подъемных приехавшим на работу в сельскую местность фельдшерам составит 500 тысяч рублей.
22 Февраля 2017, 12:58
ФАС раскрыла механизм картельного сговора на торгах по обслуживанию медоборудования
Управление Федеральной антимонопольной службы (УФАС) по Самарской области раскрыло механизм крупного картельного сговора между ООО «ЦЭХ – Здоровье», ООО «СМТ», ООО «Медсимвол», ООО «ДжиИ Хэлскеа», Областной клинической больницей им. Д.В. Середавина и областным Минздравом. В обмен на отказ от участия в торгах участники сговора получали субподряды на сотни миллионов рублей.
22 Февраля 2017, 8:05
Бывшего главу Минздрава Северной Осетии обвинили в хищении 26 млн рублей
21 Февраля 2017, 16:36
«Петроваксу» не дают локализовать производство вакцины от гриппа
Производитель вакцин «Петровакс Фарм» направил письмо министру здравоохранения Веронике Скворцовой, в котором проинформировал ее о том, что компания не сможет поставлять вакцину «Гриппол плюс» для Национального календаря профилактических прививок (НКПП), рассказала Vademecum президент «Петровакс Фарм» Елена Архангельская. Причина в том, что ФГУП «Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт вакцин и сывороток и предприятие по производству бактерийных препаратов» ФМБА России (СПбНИИВС)  отказался в 2017 году поставлять «Петроваксу» необходимые для производства вакцины антигены вируса гриппа. Таким образом «Петровакс Фарм» лишается возможности принимать участие в аукционах на поставку вакцины от гриппа, которые проводит единый поставщик НКПП «Нацимбио». В них смогут участвовать только предприятия самого «Нацимбио» и СПбНИИВС. В «Петроваксе» надеются, что министр поможет решить эту проблему.
21 Февраля 2017, 0:16
Почему структуры, близкие к миллиардерам Усманову и Керимову, заинтересовались производством шприцев
2123
Член ОП попросил передать медико-социальную экспертизу Минздраву
20 Февраля 2017, 7:10
Яндекс.Метрика