ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
25 Ноября, 9:14
25 Ноября, 9:14
64,63 руб
68,09 руб

Зениц чемпион

Марина Кругликова
22 Июня 2015, 10:27
1846
Кто из отечественных производителей искусственных хрусталиков глаза вернет себе лидерство на офтальмологическом рынке страны
Участники рынка интраокулярных линз (ИОЛ), используемых при операциях по удалению катаракты, одними из первых в индустрии медизделий откликнулись на кризис и взяли курс на импортозамещение. Сразу несколько профильных компаний, в том числе МНТК «Микрохирургия глаза» им. С.Н. Федорова и ГК «НаноВижн», планируют запустить масштабное производство искусственных хрусталиков, способных конкурировать с протезами иностранного происхождения. Инициативы игроков имеют весомую инвестиционную, технологическую и административную поддержку. И если все их намерения осуществятся, доля отечественных хрусталиков уже в 2017 году вырастет в пять раз, превысив 50% от общего объема рынка, а годовые продажи доберутся до отметки в 1 млрд рублей.

В июне производственная компания «НанОптика», основанная офтальмохирургом Дмитрием Дементьевым и входящая в группу «НаноВижн», отметила скромный юбилей – год назад владельцами бизнеса было объявлено о намерении наладить промышленный выпуск ИОЛ и построить фабрику в Зеленограде. Тогда местный завод «Квант», на базе которого планировалось начать производство, посетили первый вице‑премьер правительства Игорь Шувалов и глава Минпромторга Денис Мантуров. Встреча прошла с соответствующим статусу гостей пафосом. Как отмечали СМИ, Дементьев пообещал «вернуть России лидирующие позиции в области офтальмологии», а вице‑премьер в ответ «высоко оценил перспективы работы компании». У основателя фабрики есть все шансы сдержать слово – по словам источников, близких к компании, запуск завода финансово поддерживает основатель USM Holdings Алишер Усманов.

Для рынка искусственных хрусталиков открытие завода в Зеленограде стало прецедентом. С конца 80‑х годов прошлого века представители власти и крупные предприниматели не баловали производителей ИОЛ своим вниманием, а российские компании, которых в сегменте насчитывалось не более 10, совокупно занимали в индустрии с оборотом 1,5 млрд рублей не более 10–15%.

Несмотря на то что сам искусственный хрусталик был изобретен, а потом растиражирован по всему миру основателем МНТК «Микрохирургия глаза» Святославом Федоровым, за последние 20 лет российские офтальмохирурги, проводящие операции по удалению катаракты, почти полностью переориентировались на продукцию мировых мейджоров – Alcon, Carl Zeiss, Bausch&Lomb и других. Но вот в прошлом году, помимо новичка сегмента, «НанОптики», об укреплении производственных мощностей и расширении ассортимента задумались два старожила этого рынка – МНТК «Микрохирургия глаза» и компания «Репер». Почему же отечественные производители ИОЛ, когда‑то скоропостижно потерявшие свои позиции на рынке, так активно пытаются сейчас вернуть их?

ТВЕРДЫЙ ЗНАК

Впервые речь об искусственном хрусталике зашла в середине 60‑х годов, когда заведующий кафедрой глазных болезней в Архангельском медицинском институте офтальмохирург Святослав Федоров вместе с группой специалистов разработал твердую интраокулярную линзу. «Нами в 1964 году был создан хрусталик «Спутник» – так его позднее назвали американцы за соответствующую конфигурацию, потому что у него было три антеннки и три дужки.

В Архангельске мы сделали первые 375 операций с этим хрусталиком», – вспоминает завотделом витреоретинальной хирургии и диабета глаза МНТК им. академика С.Н. Федорова Валерий Захаров, участвовавший в то время в разработке ИОЛ. В 1967 году Федоров вместе с Захаровым и еще несколькими офтальмохирургами переехал в Москву, где поставил на поток операции замены хрусталика на протез при катаракте, сначала на различных клинических площадках, а затем и во вновь созданном институте МНТК «Микрохирургия глаза». «Тогда даже в США только единицы ставили хрусталики – хирурги осторожничали, очень боялись осложнений. А у нас на тот момент эта операция была уже на ходу. И американцы потом приезжали к нам учиться», – рассказывает Захаров. К концу 70‑х в институте ежегодно производили около 9 тысяч хрусталиков, примерно тогда же эти изделия были запатентованы в ведущих странах мира, и патентованная продукция стала продаваться за границу. «Спутник» облетел весь мир», – с гордостью говорит сегодня гендиректор МНТК «Микрохирургия глаза» Александр Чухраев.

Однако вскоре мировые мейджоры, в том числе Alcon, Bausch&Lomb и другие, стали активно развивать советскую разработку и предлагать усовершенствованные варианты хрусталиков. В 90‑е годы линзы производства МНТК постепенно потеряли былую мировую популярность. А после развала СССР стали терять позиции и в России. «В 90‑е годы к нам пришли зарубежные производители, и у нас начался спад продаж. Офтальмологи повсеместно перешли на новую, прогрессивную технологию мягких интраокулярных линз, а в МНТК не смогли быстро переориентироваться», – объясняет Захаров.

МНТК специализировался и продолжает специализироваться на производстве твердых хрусталиков, для имплантации которых необходимо сделать разрез, удалить капсульный мешок вместе с естественным хрусталиком, поместить туда ИОЛ, прикрепив ее к радужной оболочке глаза, а после этого зашить разрез. Имплантация мягкой линзы считается гораздо более щадящей процедурой – для ее установки достаточно не требующего швов разреза менее чем 2 мм. Такая величина разреза связана с тем, что мягкий хрусталик доставляется в глаз в скрученном виде, после чего он разворачивается, принимая необходимое положение. При этом установка мягкой линзы не требует удаления капсульного мешка. По совокупности достоинств мягкие линзы очень быстро вытеснили «Спутник» с мирового и отечественного рынка.

Помимо МНТК «Микрохирургия глаза», на рынке появлялись и частные компании, специализировавшиеся на производстве искусственных хрусталиков, но прорыва в индустрии им совершить не удалось. Крупнейшим независимым игроком сегмента в отрасли называют компанию «Репер‑НН». Предприятие образовалось в 1996 году, отделившись от МНТК «Микрохирургия глаза». «В 70‑е годы группа советских ученых, которая впоследствии стала во главе «Репера», занималась физикой полимеров, и когда все в 1991 году развалилось, они хотели продолжить заниматься этим направлением, но не знали, куда его применить. Их нашел академик Святослав Федоров, который поставил перед ними задачу интегрировать эту технологию в медицину, он хотел наладить российское производство хрусталиков с применением новых технологий. Так и возникла компания», – проводит исторический экскурс глава отдела продаж «Репера» Александр Чигарев.

«Репер», как и МНТК, начинал с выпуска твердых хрусталиков, но в 2000‑х переориентировался на производство мягких линз. «Мы следили за рынком. Появилась потребность в мягких линзах, – объясняет Чигарев, – сделали мягкие, когда стали популярными бифокальные линзы, сделали их».

В середине «нулевых» «Репер» предпринял самостоятельную попытку внедрения новых технологий при создании искусственных хрусталиков. Компания зарегистрировала в России первую трифокальную линзу « МИОЛ Рекорд‑3», которая позволяет пациенту одинаково хорошо видеть как на ближнем и дальнем, так и на среднем расстояниях. Однако почти сразу после запуска производства «Репер» был вынужден отказаться от новинки: «К сожалению, поставщик форм для наших трифокальных линз закрылся, и мы не смогли найти ему замену».

Другие заметные российские производители, такие как «Латан» или «Оптимед», традиционно специализировались на монофокальных линзах и на прорыв в соседние ниши так и не решились.

НОВЫЙ ФОКУС

До конца «нулевых» российские компании продолжали уступать совокупную долю рынка зарубежным компаниям и о возвращении былого лидерства не помышляли. По словам Захарова, МНТК до последнего времени производил «Спутник» и некоторые другие хрусталики, в том числе мягкие, но о массовом производстве речи не шло: «Если говорить о «Спутнике», то это твердая линза, которая используется при замене хрусталика после травм, подвывихах хрусталика, когда рвутся связки, на которых он держится. Но это не более 1% от всех операций сегодня».

Из текущего числа вмешательств по поводу катаракты около 23% проводится в МНТК, и эта доля ежегодно растет (подробнее – в интервью с Александром Чухраевым в VADEMECUM #5 (72) от 9 февраля 2015 года). Однако центру не хватает собственного производства даже для проведения своих операций – ежегодно в МНТК производится около 20 тысяч хрусталиков, большая часть из которых продается в другие медучреждения. «По сравнению с тем, что было, мы уже не лидеры, – признается Чухраев, поясняя, что МНТК вынужден закупать ИОЛ у других производителей. – Мы закупаем линзы по тендеру, ориентируясь на соотношение цены и качества. Мы приобретаем лучшие линзы у всех производителей».

Идею трифокальных линз, предложенную в 2000‑х компанией «Репер», быстро подхватили и развили зарубежные компании. После свертывания российского производства, которое, по оценке Чигарева, было первым в мире, трифокальные линзы в 2010–2012 годах начали появляться за границей. «Если почитать публикации западных компаний, можно найти ссылки на «Репер». Несколько лет назад я находил исследование Carl Zeiss по трифокальным линзам, в котором они учитывали разработки нашей компании», – говорит Чигарев.

А в конце прошлого года Carl Zeiss, чьи ИОЛ, по данным эксклюзивного дистрибьютора продукции немецкого мейджора компании «ОПТЭК», занимают около 5% нашего рынка, зарегистрировал в России трифокальную линзу AT LISA tri – пока единственную в своем роде. «Трифокальная линза была зарегистрирована, и продажи начались», – подтвердила VADEMECUM руководитель направления интраокулярных линз в «ОПТЭК» Лада Серебрякова. По ее словам, этой продуктовой позицией компания не ограничится: в ближайших планах дистрибьютора регистрация в России трифокальной торической линзы, которая позволяет одновременно корригировать астигматизм, лечить катаракту и решать проблему рефракции глаз у сложных пациентов.

Но и Carl Zeiss в этом сегменте ненадолго останется в одиночестве. «Мы бы хотели зарегистрировать трифокальные линзы на российском рынке», – признались VADEMECUM в компании Valeant, объединяющей таких крупных поставщиков хрусталиков, как Bausch&Lomb и Croma Pharma. Кроме того, в прессе уже появилась информация о намерении Abbott выйти в Россию со своей трифокальной ИОЛ.

«Конкуренция очень сильна», – подтверждает Лада Серебрякова из «ОПТЭК». И отечественных игроков в секторе ИОЛ дистрибьюторы всерьез не воспринимают: «Есть и российские производители, но они работают в сегменте, который не слишком пересекается с нашими линзами».

ПРЕЛОМЛЕНИЕ СИЛЫ

Растущая конкуренция и экономический кризис спровоцировали у российских компаний производственный зуд. «Из‑за импорта доля хрусталиков от МНТК снижалась, но с 2014 года наше присутствие на рынке растет», – замечают представители Федоровского института. В последнее время МНТК старается вернуть себе прежние позиции и наладить сотрудничество по локализации на мощностях предприятия продуктов зарубежных компаний. В частности, институт ведет переговоры с крупнейшим на сегодняшний день поставщиком ИОЛ в Россию – американским Alcon. «Три месяца назад мы договорились о «дорожной карте». У нас есть территория для производства, рынок сбыта, логистика, у них тоже есть логистика, и мы можем объединять их», – говорит Александр Чухраев. По его словам, если МНТК наладит кооперацию с лидером рынка, то сможет добиться увеличения объемов производства ИОЛ, снижения цены минимум на 30%, а также восстановления бренда МНТК, поскольку хрусталик будет выпускаться под двумя торговыми марками. Кроме того, хрусталики МНТК вновь будут продаваться по всей стране, в том числе в частные клиники. В Alcon на запрос VADEMECUM о планах американского производителя в России на момент подписания материала не ответили.

Представители компании «Репер», увидев на российском рынке трифокальный хрусталик от Carl Zeiss, тоже спохватились и решили вернуться к своей давней разработке. «Сейчас наша компания намерена заново выводить на рынок трифокальную линзу. Мы нашли нового российского поставщика форм, протестировали, и результаты нам понравились. Думаем делать партию и выводить ее на рынок», – рассказал VADEMECUM Александр Чигарев.

Впрочем, «Репер», имеющий, по оценке самого Чигарева, около 15% российского рынка (другие участники рынка оценивают в 10–15% долю всех российских производителей ИОЛ), не рассчитывает заметно увеличивать свое присутствие на рынке благодаря новой разработке. «Трифокальная линза, как и бифокальная, попадает в премиум‑сегмент, поэтому ее покупают в первую очередь частные клиники, – говорит Чигарев. – Считается, что премиум‑сегмент – это около 4% от общего объема рынка, к тому же частные клиники пока занимают маленькую долю в наших продажах – около 12–14%. Для нас целевой сегмент – госбольницы и участие в тендерах».

Зато масштабные планы по захвату рынка хрусталиков строит офтальмологическая ГК «НаноВижн», которая к сентябрю может получить регистрацию пяти разных типов интраокулярных линз. Основным инвестором «НаноВижн», по словам участников рынка, выступает российский бизнесмен Алишер Усманов, состояние которого журнал Forbes оценивает в $14,4 млрд. В подконтрольных Усманову компаниях информацию о том, что он выступает инвестором отечественной офтальмологической компании, на момент написания материала не подтвердили. Однако имя инвестора называют источники, близкие к группе.

Основатель компании «НанОптика» Дмитрий Дементьев не комментирует происхождение средств, направляемых в производственный дивизион группы, зато охотно раскрывает продуктовые планы. «В нашей линейке будут разные линзы с точки зрения функций и стоимости, но самые простые будут дешевле того, что есть сейчас у зарубежных поставщиков, хотя по качеству они не будут им уступать. Вместо посредников и дистрибьюторов – другие налоги, не будет таможенных проблем – за счет этого и достигнем дешевизны, это привлекательно для госучреждений. Но у нас будут и дорогие линзы – мультифокальные, торакальные, рассчитанные на премиальный сегмент», – говорит Дементьев. Особенности линз «НаноВижн», по его словам, заключаются в том, что они создаются при комнатной температуре без замораживания, благодаря чему удается добиться предельной точности заданной оптической силы линзы, а также в особой ионной полировке, которая позволит сделать поверхность линзы более гладкой.

Сейчас компания уже наладила производство хрусталиков на территории завода «Квант» в Зеленограде. Пока ИОЛ «НаноВижн» идут на склад, чтобы компания могла начать продажи мгновенно после регистрации. «Наше производство сейчас достигает 180 тысяч линз в год, и в дальнейшем мы будем его расширять. К 2017 году мы планируем занять уже около 30% российского рынка», – делится Дементьев. По его словам, в следующем году продукция «НаноВижн» будет зарегистрирована и в европейских странах, и тогда часть продукции пойдет на экспорт.

Подспорьем российским операторам стала проводимая властью политика импортозамещения. «Было бы здорово, если бы посылы государства, обещающего поддержку в случае локализации производства, оказались реальными», – рассуждает глава МНТК Александр Чухраев. Конкурента поддерживает Дмитрий Дементьев из «НаноВижн»: «В какой‑то момент информация о наших разработках просочилась в кабинет министров, лично Игорь Шувалов, посетив фабрику «НанОптика», позитивно оценил перспективы новейших отечественных разработок в офтальмологии, тем более что эта продукция укладывается в рамки импортозамещения. Когда мы начинали строить фабрику, мы рассчитывали, что наша продукция будет востребована и на российском, и на международном рынках, но мы рады, что благодаря программе импортозамещения мы сможем потеснить западных конкурентов значительно быстрее».

офтальмологический рынок, офтальмология
Поделиться в соц.сетях
Правило «Третий лишний» предложили доработать
Сегодня, 9:05
Роспотребнадзор: тесты на ВИЧ проводятся неэффективно
Сегодня, 8:04
Рынок лекарств от рака легких за десять лет вырастет до $27 млрд
Сегодня, 7:11
Интернет-аптеки могут легализовать в начале 2017 года
24 Ноября 2016, 20:44
Как хирург-офтальмолог, не найдя себя в украинской политике, очутилась одновременно в трех российских проектах
271
Росздравнадзор приостановил продажу партии Авастина
6 Октября 2016, 15:49
Состояние пациентов НИИ им. Гельмгольца стабилизировалось
Все пациенты, получившие осложнение после введения препарата «Авастин», прооперированы и чувствуют себя удовлетворительно, заявила главный врач Московского НИИ глазных болезней им. Гельмгольца Марина Харлампиди.
4 Октября 2016, 11:07
По факту потери зрения пациентами НИИ им. Гельмгольца возбуждено уголовное дело
3 Октября 2016, 19:04
Пациенты, потерявшие зрение после инъекции Авастина, прооперированы
30 Сентября 2016, 23:59
Количество пострадавших в НИИ им. Гельмгольца выросло до 11 человек
После инъекций препарата Авастин в московском Научно-исследовательском институте глазных болезней им. Гельмгольца пострадали 11 человек. В институте проводят доследственную проверку сотрудники Следственного комитета РФ по городу Москве, сообщила Vademecum сотрудница института.
30 Сентября 2016, 15:03
1039
Девять человек ослепли после инъекций в Институте им. Гельмгольца
Росздравнадзор проведет проверку в НИИ глазных болезней им. Гельмгольца по поручению министра здравоохранения Вероники Скворцовой после сообщений о том, что несколько пациентов пострадали после инъекций препарата Авастин, сообщил директор Департамента общественного здоровья и коммуникаций Минздрава России Олег Салагай.
30 Сентября 2016, 10:06
983
Johnson&Johnson договорилась о покупке дочерней компании Abbott за $4,3 млрд
19 Сентября 2016, 17:46
В государственных медцентрах РФ иностранцы предпочитают лечить глаза
16 Сентября 2016, 13:53
В США одобрили первое за 14 лет лекарство от синдрома сухого глаза
Управление по продуктам и лекарствам США (Food and Drug Administration, FDA) одобрило капли для лечения синдрома сухого глаза ирландской фармацевтической компании Shire.
12 Июля 2016, 13:12
В российских клиниках снизился спрос на лечение зубов
Пациенты стали значительно меньше интересоваться «дорогими и несрочными услугами», например, стоматологией и косметологией.
6 Ноября 2015, 17:21
1185
Яндекс.Метрика