ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
10 Декабря, 14:48
10 Декабря, 14:48
63,30 руб
67,21 руб

Вот вам и весь скан

Татьяна Равинская, Ольга Гончарова, Марина Кругликова
19 Января 2015, 18:41
3985
Как томография из дефицитной медуслуги превратилась в двигатель индустрии здравоохранения
Еще семь лет назад оборудование для сложной лучевой диагностики – магнитно‑резонансные и компьютерные томографы – считалось дорогостоящим атрибутом госсектора, крупных частных многопрофильных центров и отдельных бизнес‑энтузиастов. С тех пор рынок вырос почти втрое, а услуга стала массовой. Общее количество томографов, задействованных в частном и государственном секторах, оценивается примерно в 3‑4 тысячи аппаратов, а объем затрат россиян на такие исследования – в 15 млрд рублей в год или около 3% всего частного рынка медицинских услуг. Пережив пятилетний бум, индустрия приняла условия игры глобального лучевого рынка – частные операторы начали состязаться с государством за пациентскую аудиторию.

≪Когда в 2003 году мы выходили на рынок лучевой диагностики, он напоминал пустыню. Конкурентов не было, издержки были невелики, и маржинальность достигала почти 100%, – обрисовывает ситуацию в отрасли основатель крупнейшей в России частной сети центров лучевой диагностики ЛДЦ МИБС Аркадий Столпнер. – Тогда я думал: ≪Когда же люди поймут, что здесь можно делать успешный бизнес, и, наконец, появятся конкуренты?≫ Несколько лет назад это время наступило. Сейчас предложений на рынке очень много, а издержки так высоки, что рентабельность этого бизнеса еще до кризиса в лучшем случае достигала 25%, а сейчас хорошо, если останется на уровне 12–15%≫.

Конкуренцию на рынке сложной лучевой диагностики в последние годы двигали два фактора – госпрограмма модернизации здравоохранения и наплыв в частную медицину непрофильных инвесторов. Причем субъекты этой коллизии придерживались двух диаметрально противоположных стратегий. Госучреждения закупали в основном более дешевые аппараты КТ, а частный рынок тяготел к МРТ‑оборудованию, требующему для эксплуатации менее сложный комплект разрешительных документов. Такое разграничение интересов привело к тому, что по операционной номенклатуре российский рынок сегодня считается одним из самых сбалансированных в мире – количество МРТ‑аппаратов уступает парку КТ чуть более чем на 40%, в отличие от разрыва в 70–100%, наблюдающегося в западноевропейских странах.

А вот по структуре операторов рынка у нас, в отличие от многих развитых стран, пока наблюдается явный перекос в пользу госсектора. После масштабных закупок томографов по нацпроекту госсегмент лучевой диагностики получил около 2,2 тысячи аппаратов КТ и МРТ, что почти вдвое превышает совокупную мощность частного парка. Тем не менее эксперты считают, что сформировавшаяся пропорция вот‑вот начнет меняться и даже, несмотря на кризис, частные игроки как минимум догонят государственных конкурентов. Отстроив базовые процессы, операторы рынка активировали функцию расширения – устремились открывать филиалы, заключать франшизы и кооперироваться с госучреждениями.

СРЕЗ ДО СЛЕЗ

Рынок лучевой диагностики в России рождался под крылом государства и с его активным участием. Впервые о томографах отечественные врачи узнали в середине 70‑х. Тогда это оборудование представляли на международных отраслевых выставках как самое современное достижение мировой медтехники. ≪Первый компьютерный томограф я увидел на медицинской выставке в Сокольниках в 1974 году, когда еще учился в аспирантуре на кафедре рентгенологии и медицинской радиологии в Одессе. Тогда это были томографы только для исследования головного мозга и назывались они по‑другому: компьютерная аксиальная томография (CAT). Метод не был известен в нашей стране, о нем не писали в прессе, не говорили на лекциях, не говоря уже об использовании в медучреждениях, – вспоминает родоначальник применения метода в нашей стране академик РАН Сергей Терновой. – Прибор очень заинтересовал меня – увидеть мозг в послойном режиме! – и я начал активно расспрашивать представителей компании≫.

Скоро у рентгенолога появилась возможность самому опробовать импортный аппарат. В конце 70‑х в СССР были закуплены первые два томографа – для тела и головы – производства General Electric и EMI. Один был установлен в Институте неврологии Академии медицинских наук СССР, который возглавлял Евгений Шмидт, а второй – в Центральной клинической больнице Четвертого главного управления Минздрава СССР, возглавляемой академиком Евгением Чазовым. Стоимость аппаратов по тем временам казалась космической – томограф для тела, например, обошелся государству в $660 тысяч по курсу 1978 года.

≪Начали искать врача, который будет устанавливать аппарат и работать на новом оборудовании. Несколько рентгенологов, которым предложили возглавить кабинет, отказались, поскольку это было для них новое и неизведанное направление с неясной перспективой. Когда через знакомых я получил приглашение от академика Евгения Ивановича Чазова возглавить работу по созданию нового кабинета, то я тут же согласился. Не понимал, во что ввязываюсь, но мне было очень интересно поработать с новым аппаратом≫, – вспоминает Терновой.

Аппарат ЦКБ устанавливала и запускала несколько месяцев, вот только результаты первых исследований поставили рентгенологов в тупик. ≪Тогда не было никаких медицинских пособий по применению такого аппарата. Мы получали совершенно невероятные изображения, радовались как дети, часто не понимая, что же мы видим. Это был шок! Дело более‑менее пошло только через несколько месяцев: компания‑производитель предоставила нам несколько зарубежных книг и атласов, посвященных КТ≫, – признается Терновой.

Первый КТ значительно отличался от современных аналогов как по механизму использования, так и по функционалу. ≪Это были так называемые шаговые томографы. Пациент задерживал дыхание, и в это время делался срез. Минимальная видимая точка составляла 3х3 мм, что не идет в сравнение с современными аппаратами, для которых этот показатель составляет 0,3х0,3 мм≫, – вспоминает рентгенолог. – По подсчетам наших финансистов, одно исследование на таком аппарате стоило 24 тысячи рублей≫.

В 80‑е годы сложные методы лучевой диагностики сформировали уже особое направление в советской медицине. После эксперимента в ЦКБ и Институте неврологии томографы стали устанавливать все крупнейшие медицинские учреждения кардиологического, неврологического и онкологического профилей. Кроме того, в отрасли в то время появилось еще одно ноу‑хау – Российский кардиологический центр, возглавляемый Чазовым, закупил первый магнитно‑резонансный томограф американской компании Bruker. ≪Правда, МРТ в СССР были скорее редкостью и исключением. Медицинские opinion‑лидеры того времени отдавали предпочтение КТ, закупая, как правило, недорогие импортные низкопольные МРТ мощностью до 0,3 Тесла, – вспоминает руководитель центра лучевой диагностики ФГБУ ≪Лечебно‑реабилитационный центр≫ Минздрава Валентин Синицын. – Хотя уже тогда, например, врачи, занимающиеся диагностикой болезней головного и спинного мозга, сердца, органов брюшной полости и малого таза, понимали, какие преимущества дает этот новый метод в таких исследованиях».

Скоро томография пошла в массы. В 1989 году Минздрав СССР разработал программу по созданию в стране сети амбулаторно‑поликлинических центров лучевой диагностики, и в течение следующих трех лет 35 диагностических центров появились во всех столицах союзных республик и городах‑миллионниках. ≪Программа состояла в том, что регионы предоставляли помещение для центров и кадры, а Минздрав – аппаратуру и эти кадры готовил. Рентгенологов для работы на новом оборудовании мы готовили четыре месяца и обязательно до поступления аппаратуры. Нам приходилось участвовать в выборе помещений, готовить планы по установке аппаратуры, а затем контролировали установку оборудования и все остальные процессы в каждом центре≫, – говорит Терновой. Томографы работали по 12 часов в день, пропуская около 25 пациентов в смену.

Развивались в СССР и мобильные томографы. Один из таких аппаратов Минздрав СССР приобрел для Московского областного научно‑исследовательского института им. М.Ф. Владимирского. Томограф был смонтирован в автобусе, и врачи института по графику или необходимости выезжали на обследования пациентов в близлежащие города. Аппарат работал от собственного дизельного генератора, что позволяло использовать его в любом месте. Еще один мобильный томограф GE предоставила СССР после землетрясения в Спитаке в 1988 году. ≪По тем временам это был, наверное, единственный опыт выбрасывания таких сложных машин в очаг массового поражения≫, – замечает Терновой.

К 90‑м годам советская лучевая диагностика представляла собой уже вполне сформировавшийся сегмент рынка. По оценкам Валентина Синицына из ФГБУ ≪Лечебно‑реабилитационный центр≫ Минздрава, в стране в тот период работали около 15 магнитно‑резонансных и больше сотни компьютерных томографов.

КТ ПРЕЗИДЕНТА

В первые постсоветские годы рынок развивался очень медленно, практически только в государственном сегменте. Созданные еще в СССР отделения лучевой диагностики и сеть амбулаторно‑поликлинических центров продолжали как‑то функционировать, но техника там почти не обновлялась. В большинстве регионов магнитно‑резонансная и компьютерная томографии считались дефицитной высокотехнологичной услугой, доступной разве что пациентам высшей госноменклатуры.

Первый президент РФ Борис Ельцин, к слову, был в то время одним из пациентов кардиологического центра Евгения Чазова, где ему регулярно делали компьютерные томограммы. ≪Борис Николаевич начал наблюдаться у нас еще в те времена, когда занимал должность секретаря Свердловского обкома партии. Потом он бывал у нас регулярно, – рассказывает Сергей Терновой, – и уже хорошо знал, как работает аппарат и о чем нужно спрашивать врача≫.

Операторы только зарождавшегося в то время частного рынка здравоохранения и не мыслили развивать лучевую диагностику. Стоимость базового 16‑срезового компьютерного томографа, свидетельствуют участники рынка, составляла тогда $1,5‑2 млн, а цена аппарата МРТ мощностью 1,5 Тесла – $3‑4 млн. ≪Открыть поликлинику в то время стоило около $700 тысяч. И вот представьте себе: вы организовали поликлинику, взяли кредит под огромные проценты, а теперь нужно купить еще томограф, в три‑четыре раза превосходящий эти затраты по стоимости. Понятно, что никто этого не делал. Проще было заплатить государственному центру и проводить исследования там≫, – объясняет один из топ‑менеджеров рынка лучевой диагностики. Позволить себе такое оборудование тогда могли только крупные многопрофильные медицинские центры с собственным стационаром. По словам врача‑рентгенолога ОАО ≪Медицина≫ Натальи Ручьевой, первый аппарат КТ ее компания приобрела в 1994 году, а к 2000‑му установила низкопольный аппарат МРТ мощностью 0,5 Тесла.

К началу ≪нулевых≫ ассортимент оборудования на международном рынке стал расширяться – появились многосрезовые томографы, выпускающие в единицу времени сотни изображений. Номенклатурное разнообразие сказывалось на ценах – томографы постепенно дешевели, и к сегменту начали приглядываться частники средней руки.

Пионерами коммерческого сектора лучевой диагностики стали врачи. Первый частный центр МРТ‑диагностики в России открыл санкт‑петербургский врач Аркадий Столпнер. ≪В 90‑е годы я занимался предпринимательством, открыл, например, первое советско‑китайское медицинское предприятие, правда через пару лет его пришлось закрыть, поскольку в то время люди не могли себе позволить оплачивать медицинские услуги, затем занимался различными вещами, в том числе разработкой и производством оборудования в сфере высоких технологий. А в 2002 году ко мне пришел мой однокурсник Михаил Школьник и сказал: ≪Ты хотел вернуться в медицину? Есть отличная идея!≫ И он привел ко мне Сережу Березина, санкт-петербургского рентгенолога, с которым мы быстро стали партнерами, открыв центр МРТ. В тот момент мы были единственными на рынке и, открывая новые центры, мы каждый год увеличивали выручку в разы≫, – вспоминает предприниматель.

В середине 2000‑х врач и владелица частной клиники ≪Сесиль≫ Додо Баркалая приобрела аппарат МРТ для нужд собственного бизнеса и обслуживания сторонних пациентов. ≪Первый томограф располагался, правда, не в самой клинике, а на базе Второго меда. Услуга пользовалась спросом, и скоро руководство клиники задумалось о создании сети диагностических центров≫, – рассказывает гендиректор принадлежащей Баркалая сети ≪МРТ‑24≫ Андрей Глебов. ≪С одной стороны, стоимость оборудования постепенно снижалась, с другой – на рынке появлялось все больше центров, которые могли позволить себе такую услугу. В какой‑то момент спрос и предложение встретились, рынок стал активно расти≫, – резюмирует Владимир Гераскин из ≪Медскана≫.

КОНТРАСТНОЕ ДВИЖЕНИЕ

В 2008 году на лучевую диагностику одновременно обратили взоры государство и непрофильные инвесторы, и тогда на рынке начался настоящий бум. Госучреждения ежегодно закупали сотни томографов по программе помощи пострадавшим в ДТП и ФЦП модернизации здравоохранения (подробнее о реализации программ по закупке томографов – в VADEMECUM #5 от 17 июня 2013 года).

Инвесторы убедились в том, что услуга пользуется спросом, и перешли к ≪плетению≫ диагностических сетей. Абсолютным лидером рынка к тому моменту оказался Аркадий Столпнер, построивший сеть более чем из 80 центров лучевой диагностики. За ним тянулись региональные игроки. ≪К нам пошел поток пациентов, мы оценили востребованность КТ и МРТ и через какое‑то время открыли еще один центр, – рассказывает директор по маркетингу сети ≪МРТ‑Черноземье≫ Элеонора Куприянова. – А потом постепенно начали закупать томографы и открывать центры в других городах России≫.

К тому времени стоимость оборудования для лучевой диагностики снизилась в разы – 16‑срезовый КТ стоил уже 300–350 тысяч евро, а аппарат МРТ – 800–900 тысяч евро. Высокий спрос на услугу и посильные стартовые затраты привлекли в сегмент непрофильных инвесторов. Бывший сотрудник ЛДЦ МИБС Андрей Коробов, покинув компанию Столпнера, убедил владельцев липецкого агрохолдинга ≪Трио≫ вложиться в строительство сети ≪МРТ‑Эксперт≫. Молодая компания, открыв 40 с лишним точек, стала приближаться к ЛДЦ МИБС (подробнее о взаимоотношениях Андрея Коробова с бывшим руководством – в VADEMECUM #18 от 21 октября 2013 года).

С лучевой диагностики начинали компании, состоявшиеся в других отраслях и задумавшиеся об инвестициях в медицинский бизнес. Например, крупный девелопер ≪Патеро групп≫ вложил средства в диагностический центр ≪Патеро клиник≫ в Москве, где предоставил своей премиальной аудитории возможность пройти полный check‑up с использованием как традиционных МРТ- и КТ‑исследований, так и сложных лабораторных методик. ≪Комплексные диагностические услуги в то время даже в Москве никто не предлагал≫, – утверждает генеральный директор клиники Георгий Ахвледиани.

Заглянули на динамично растущий российский рынок и глобальные игроки. Основатель австралийского холдинга PaulRamsay Group, объединяющего активы в недвижимости, массмедиа, здравоохранении, Пол Рэмси по совету своего сотрудника русского происхождения Семена Савченко затеял блицкриг в российскую мединдустрию. ≪Пол Рэмси тогда с интересом относился к российскому рынку, – говорит о боссе Савченко, – он пробовал здесь разные форматы, в которые вкладывал средства из своего личного инвестфонда≫.

Одним из консультантов Рэмси на российском рынке была компания DMG. По словам Владимира Гераскина, руководившего в то время DMG, консалтеры разработали для Рэмси концепцию развития двух центров лучевой диагностики – в Москве и Санкт‑Петербурге – с общим объемом инвестиций около $5 млн (подробнее о нынешней активности Владимира Гераскина – в материале ≪Из лучевых побуждений≫ на стр. 23).

Семен Савченко утверждает, что DMG только консультировала Рэмси в оценке перспективности направлений медицинского бизнеса в России. Так или иначе, вскоре один из партнеров DMG Александр Ледовский, оставив консалтинг и Владимира Гераскина, возглавил компанию≪Пол Рэмси Холдингс Рус≫ и занялся запуском центров Ramsay Diagnostics. Ограничиваться двумя столицами представители австралийского магната в России не собирались. ≪Мы планируем выходить в города с платежеспособным спросом, где средний чек на услугу может достигать 4‑5 тысяч рублей≫, – заявлял Александр Ледовский в начале прошлого года VADEMECUM.

Наконец, в лучевую сферу ступили представители смежного рынка лабораторных анализов. Два года назад один из крупнейших игроков этого сектора, компания ≪Инвитро≫, вложила около $5 млн в организацию центра лучевой диагностики ≪Инвитро эксперт≫.

Глубоким освоением лучевой тематики озаботились и многопрофильные медцентры, для которых диагностические услуги стали обязательной опцией. Запуская два года назад сеть клиник ≪Чайка≫, бизнесмен Александр Винокуров одну из клиник осознанно сделал диагностическим центром. ≪Это было вполне ожидаемым и естественным шагом на пути построения многопрофильной сети медцентров высокого уровня. По некоторым нозологиям от 80 до 100% диагностической информации для врача‑клинициста дают сегодня именно методы лучевой диагностики≫, – говорит гендиректор сети клиник ≪Чайка≫ Оксана Григорова.

Почувствовав конкурентную угрозу со стороны частников, свои диагностические мощности принялись наращивать государственные предприятия, главным образом федерального масштаба. Руководство ФГБУ ≪Лечебно‑реабилитационный центр≫ Минздрава пригласило одного из ведущих сотрудников Российского кардиологического центра Валентина Синицына вдохнуть новую жизнь в направление лучевой диагностики. ≪Сейчас количество томографов выросло с трех до семи, расширился спектр услуг, а поток пациентов вырос более чем в четыре раза ≫, – сообщает об итогах своей двухлетней работы Синицын.

УДАРНАЯ ВОЛНА

Казалось бы, сегодня рынок лучевой диагностики должен впасть в стагнацию. Причин тому несколько, и вроде бы все объективные. Во‑первых, завершились закупки томографов в госучреждения по национальным программам (подробнее – в интервью с главным внештатным специалистом Минздрава РФ по лучевой диагностике Игорем Тюриным). Во‑вторых, из‑за колебания валютных курсов резко выросли расходы на приобретение и обслуживание оборудования, на сегодняшний момент составляющие до 60–70% затрат. В‑третьих, спрос на диагностические услуги растет заметно медленнее.

≪В большинстве регионов рынок уже переполнен, а из‑за роста курса увеличились цены не только на оборудование и запасные части к нему, но и на расходные материалы: пленку, контрастные вещества. А в условиях удорожания техники и расходников и снижения спроса окупаемость вновь открытого нераскрученного центра растягивается на неопределенный срок≫, – предупреждает Аркадий Столпнер из ЛДЦ МИБС.

С ним согласен Андрей Глебов из ≪МРТ‑24≫, который считает, что кризис повлияет прежде всего на одиночные клиники: ≪Волна закрытия центров будет очень заметной. Сейчас мы видим, что в интернет‑магазинах купонов не менее 10 компаний, занимающихся МРТ‑диагностикой, предлагают услуги со скидкой минимум 40%. А это тревожный сигнал. Значит, они продают исследование по 1–1,5 тысячи рублей и уже сейчас работают в минус, поскольку его реальная цена – 3 тысячи рублей≫.

Но уже вошедших во вкус системных операторов лучевого рынка тревожные прогнозы не останавливают. Они продолжают строить планы дальнейшей экспансии. ≪Центр ≪Инвитро эксперт≫ уже вышел на окупаемость и дает прибыль. Поскольку опыт, полученный в Москве, оказался позитивным, мы приняли решение тиражировать этот формат на другие города России, – говорит гендиректор ≪Инвитро≫ Сергей Амбросов. – В декабре 2014 года мы открыли диагностический центр в Нальчике и продолжим развитие в других городах≫.

Андрей Глебов из ≪МРТ‑24≫ придерживается другой линии: ≪Мы будем предлагать небольшим центрам войти в нашу франчайзинговую сеть. Партнеры смогут значительно снизить свои издержки, так как мы будем давать этим центрам свою рекламу, возможность записывать пациентов через контакт‑центр, обеспечивать их услугами нашей инженерной службы. Процент роялти можно обсуждать, но, думаю, он составит около 15% от выручки≫.

В компании Ramsay Diagnostics за это время произошли внутренние изменения: в прошлом году скончался идеолог, вдохновитель и основной инвестор проекта – Пол Рэмси. Однако, по словам Семена Савченко, его смерть ничего не поменяла в работе компании, и сейчас руководство Ramsay Diagnostics разрабатывает новую стратегию развития только в связи с изменившейся ситуацией на рынке.


МИРОВАЯ ПРАКТИКА

РАЗМЕР ИМЕЕТ СВЕЧЕНИЕ

Сокращение бюджетов здравоохранения стимулирует консолидацию лучевой диагностики на западных рынках


Текст: Ольга Каныгина


Совокупная выручка 15 тысяч американских компаний, специализирующихся на диагностической визуализации, оценивается в $18 млрд в год. По прогнозам аналитиков IBISWorld, опубликовавшей эти данные в декабре 2014 года, отрасль продолжит развиваться благодаря возрастающему спросу, обусловленному непрерывным совершенствованием диагностических технологий. Впрочем, оговариваются эксперты, стойкий восходящий тренд возможен в некой отдаленной перспективе, пока же участники рынка вынуждены отвечать на сокращение бюджетов здравоохранения оптимизацией расходов.

Восемь лет жесткой экономии привели к тому, что на рынке медуслуг, в том числе в секторе лучевой диагностики, остались сильнейшие. Наиболее действенным способом выживания в отрасли, пишет Radiology Business Journal (RBJ), оказалась консолидация. Серии объединений вытолкнули в ТОП10 сегмента многопрофильные диагностические холдинги. В рейтинге, составленном RBJ, первое место занимает компания из Лос‑Анджелеса – RadNet, управляющая 251 центром комплексной диагностики. За ней с заметным отрывом – 111 филиалов – следует Center for Diagnostic Imaging (CDI)/Insight. Оба игрока выросли в последние годы именно за счет сделок M&A. Финансовый директор RadNet Марк Столпер признается, что после приобретения в декабре 2012 года Lenox Hill Radiology за $30,3 млн его компания признала поглощения оптимальной стратегией и нацелилась на покупку сразу нескольких «середняков».

Роберт Баумгартнер, генеральный директор CDI/Insight, выросшей практически вдвое после слияния в том же 2012 году Center for Diagnostic Imaging и Insight Imaging, подтвердил выигрышность ставки на приобретение. Сейчас CDI/Insight ориентирована на покупку компаний, которые скорее укрепят ее рыночные позиции, чем выведут в новые ниши. Размышляя на эту тему, Баумгартнер подчеркнул: сегодня, в отличие от начала «нулевых», когда CDI только начинала строить свой бизнес, размер компании имеет особое значение.

Замыкает ТОП3 подразделение Novant Healthcare – MedQuest Associates, объединяющее 61 центр диагностической визуализации. На четвертой строчке рейтинга RBJ – компания SimonMed Imaging, управляющая 59 филиалами в пяти штатах.

Закрывает пятерку сильнейших Dignity Health, которая сама оперирует 48 центрами, а кроме того, владеет контрольными долями на 11 локализованных в штате Аризона предприятиях SimonMed.

За исключением Touchstone Imaging (№7 рейтинга) в 2013‑2014 годы наибольшего роста удалось добиться трем компаниям, которые были основаны специалистами‑радиологами – Tri State Imaging Group (№6), Southwest Diagnostic Imaging (№12) и Progressive Radiology (№19).

Tri State Imaging, скупая мелких игроков, намерена занять доминирующее положение на восточном побережье США. Touchstone Imaging за последние пару лет тоже заметно нарастила количество точек, но пошла другим путем – все новые подразделения сеть организовала как СП с крепкими, пусть и некрупными, партнерами.

Southwest Diagnostic Imaging увеличила мощности с 14 до 25 центров через слияния. Progressive Radiology выросла благодаря прямой покупке пяти центров. Столпер и Баумгартнер сходятся во мнении, что в ближайшие пять лет консолидация продолжится, и мелких компаний на рынке не останется вовсе.

По схожему с американским сценарию развивается диагностическая визуализация в Великобритании. За последние 10 лет количество лучевых исследований в Соединенном Королевстве выросло на 40%, а в период с апреля 2013 года по март 2014 года было проведено 42,9 млн диагностических процедур. Секвестр бюджета здравоохранения, в первую очередь сказывающийся на благополучии государственных клинико‑диагностических учреждений, одновременно консолидирует частный рынок, толкая наиболее сильных игроков к экспансии в материковую Европу. Ярчайший пример в этом смысле – основанная в 1994 году группа Alliance Medical, которая еще в начале 2000‑х создала несколько СП с операторами лучевой диагностики в Италии и Испании, не забывая при этом укреплять свои позиции на британском рынке, где к 2004 году компания управляла уже 50 диагностическими центрами. Прочные тылы позволили Alliance Medical в 2005 году приобрести профильную голландскую компанию IHG, а через год – поглотить подразделения визуализатора UMS в Голландии и Германии. Упакованный таким образом актив Alliance Medical в 2007 году перешел во владение Dubai International Capital за 600 млн фунтов стерлингов (на тот момент группа стоила дороже всех прочих независимых компаний, занимающихся радиологическим обследованием). Уже под управлением нового владельца Alliance Medical создала ряд СП в Польше и Испании, а также совершила несколько приобретений – в Германии и Великобритании. Тут стоить оговориться: уверенному динамичному росту Alliance Medical весьма способствовали плотные партнерские отношения группы с Национальной службой здравоохранения, дававшей диагностам хорошие контракты.

рынок лучевой диагностики, мрт, мрт-диагностика
Поделиться в соц.сетях
Важнейшие новости прошедшей недели
Сегодня, 11:19
Представлен проект стратегии развития российских курортов
Сегодня, 10:34
Минздрав смягчит требования к получению обезболивающих
Сегодня, 0:26
За постоянными пациентами столичных поликлиник закрепят отдельных врачей
Сегодня, 0:24
Гендиректором «Медскан.рф» стал Леван Дзигуа

На должность генерального директора сети диагностических центров «Медскан.рф» назначен управленец и финансист из промышленной отрасли Леван Дзигуа. На этом посту он сменил Владимира Гераскина, который займется развитием других направлений медицинского бизнеса компании.

28 Июля 2016, 20:57
Челябинский медцентр «Лотос» судится за право выбирать услуги ОМС
19 Апреля 2016, 19:09
«МРТ-Эксперт» планирует открыть сеть многопрофильных клиник

Холдинг «МРТ-Эксперт», включающий сеть одноименных центров МРТ-диагностики и четыре поликлиники «Эксперт», планирует в течение пяти лет открыть 20 клиник в регионах и составить конкуренцию крупнейшим многопрофильным медицинским сетям.

16 Февраля 2016, 18:43
1568
В Челябинске частная клиника прекратила прием пациентов по ОМС из-за низких тарифов

Челябинский частный медцентр «Лотос», работающий в системе ОМС в течение нескольких лет, с 1 января 2016 года откажется от этой практики. После пересмотра тарифов на медуслуги работа в таком формате стала приносить убытки.

24 Декабря 2015, 11:04
2338
Правительство утвердило программу гарантий медпомощи на 2016 год
Программа содержит ряд новых положений, в том числе прописаны предельные сроки ожидания приема терапевта, педиатра, проведения диагностических и лабораторных исследований, КТ, МРТ и ангиографии.
22 Декабря 2015, 13:51
1512
Кнопка запала
Теледоктор Елена Малышева продюсирует авторский медцентр.
3451
Елена Малышева откроет авторскую клинику
Телеведущая Первого канала, врач и предприниматель Елена Малышева планирует открыть в Москве медицинский центр под собственным брендом. Клиника может начать работу еще до конца этого года.
19 Октября 2015, 10:27
2713
Росздравнадзор проверил эффективность использования медоборудования
Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения (Росздравнадзор) начала проводить мониторинг эффективности эксплуатации в медучреждениях страны медицинского оборудования, в том числе дорогостоящего.
6 Июля 2015, 11:52
2214
«Р-Фарм» и РВК инвестируют в программное обеспечение для МРТ

RBV Capital инвестировал более 160 млн рублей в британскую компанию Image Analysis Ltd, поставляющую программное обеспечение для визуализации результатов магнитно-резонансной томографии (МРТ) при лечении иммунных и онкологических заболеваний.

25 Мая 2015, 16:55
865
Яндекс.Метрика