ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
30 Ноября, 22:01
30 Ноября, 22:01
64,94 руб
68,84 руб

Уголь зрения

Дарья Шубина
16 Сентября 2014, 12:08
2013
Кузбасские химики выкатывают свою разработку на отечественный и мировой рынки оптики
Лаборатория «Лиомед» нацелилась на создание и заполнение новой ниши рынка контактных линз. На организованном в 2010 году при Кемеровском государственном университете малом инновационном предприятии разработали ионообменные линзы для лечения производственных травм глаза. Потенциальный рынок такого ноу‑хау только в России оценивается как минимум в $20 млн, разработкой уже интересовались мировые мейджоры, в том числе Johnson&Johnson. Патриотически настроенные инноваторы из Кузбасса в переговорах с потенциальными инвесторами настаивают на полной локализации производства в России.

МЫСЛИ РОЕМ

Родоночальник ионообменных контактных линз профессор Кемеровской государственной медицинской академии (КемГМА) Юрий Хатминский богат и щедр на офтальмологические идеи. ≪Куда их девать, патенты‑то?≫ – сетовал он на ≪бесполезное≫ обилие изобретений в интервью газете ≪Кузбасс≫. Одно из первых ноу‑хау профессора – методика лечения атрофии глазных зрительных нервов пчелоужаливанием. Апитерапией, или лечением пчелами, Хатминский заинтересовался еще в ранней юности: эффективность метода продемонстрировала лечившаяся пчелами от полиартрита мама будущего ученого‑естествоиспытателя. Потом доктор Хатминский активно практиковал апитерапевтическую методику в Кемеровской областной клинической офтальмологической больнице (КОКОБ), в которой несколько лет практиковал. Курс – до семи пчел на один глаз. На восьмом этаже больницы долгое время даже висел собственный улей, бесследно исчезнувший после ремонта здания.

Помимо вариации уже распространенной во всем мире методики лечения атрофии глазных нервов пчелиным ядом, Хатминскому совместно с коллегами по КемГМА и НПО ≪Карболит≫ удалось разработать и оригинальное ноу‑хау – глазные лечебные ионообменные вкладыши (ГЛИВ). Изобретение представляет собой контактную линзу из полимерного материала, способного в сжатые сроки удалить попавшую в глаз кислоту или щелочь и снизить токсическое воздействие веществ на ткани. Запатентованные в 1994 году ГЛИВы предназначались для неотложной помощи на производствах с высоким риском глазного травматизма.

До начала 2000‑х ГЛИВы выпускало ЗАО ≪Фирма ≪ТОКЕМ≫, образовавшееся в 1991 году из НПО ≪Карболит≫. ≪ГЛИВы постоянно находились в комплекте средств для оказания неотложной помощи на всех промышленных предприятиях Кемеровской области и далеко за ее пределами, – писал Хатминский в 2004 году в статье для научно‑практического журнала ≪Медицина в Кузбассе≫. – К сожалению, производившая ГЛИВы лаборатория при ≪ТОКЕМ≫ закрыта. Жизнь требует безотлагательного возобновления выпуска ГЛИВов. Мы призываем химиков Кузбасса к сотрудничеству для организации производства ионообменных лечебных вкладышей≫.

На призыв откликнулись ученые химического факультета Кемеровского государственного университета (КемГУ). В лаборатории вуза с 1998 года синтезировался запатентованный высокогидрофильный материал для производства мягких контактных линз ≪Кемерон‑1≫, который поставлялся на вологодское предприятие ≪Конкор≫ (подробнее о судьбе российских производителей контактных линз – в материале ≪Съесть контакт≫, VM #20 от 30 июня 2014 года).

≪В 2007 году ≪Конкор≫ перешел на импортные расходные материалы, а осуществлять поставки по более низкой цене мы уже не могли, – вспоминает директор ООО ≪Лиомед≫ Валерий Пак. – Производство материала было сокращено, но остались поставки, которые продолжаются и сейчас, в лабораторию коррекции зрения КОКОБ, для изготовления линз для ≪сложных≫ пациентов≫.

Самостоятельно выходить на рынок мягких контактных линз, основную долю которого уже крепко держали крупные зарубежные производители, кемеровские химики не решились. И потому с радостью откликнулись на оффер Юрия Хатминского – развивать нишевое оптическое направление. ≪Профессор предложил нам сделать материал для лечения химических травм глаз и, договорившись, мы создали на основе ≪Кемерон‑1≫ сорбционный материал в формате контактной линзы≫, – рассказывает о начале сотрудничества Валерий Пак.

ГОРСТЬ ЗАКАЗОВ

Глазная лечебная ионообменная линза (ГЛИЛ), запатентованная в 2010 году, способна ≪вытягивать≫ из глаза кислоты, щелочи, вирусы и бактерии. Эффективное время действия – 15 минут. ГЛИЛ оказалась эргономичнее, прозрачнее, безопаснее предшественницы, что особо подчеркнуто в патентном заключении. Кроме того, при разработке новой линзы учитывались и чрезмерные трудозатраты на выпуск ГЛИВ.

Доводя образец до планируемого совершенства, разработчики начали прикидывать коммерческий потенциал готового продукта: в первую очередь их манила перспектива госзаказа для нужд армии, МЧС, медицины катастроф, ожоговых отделений. Практикующие офтальмологи считают амбиции кемеровского ≪Лиомеда≫ вполне состоятельными. По мнению доцента кафедры глазных болезней ФГУ ≪НМХЦ им. Н.И. Пирогова≫ Сергея Голубева, ГЛИЛ также могут быть востребованы в отделениях неотложной помощи или как часть комплекта средств для неотложной помощи, например, на химических производствах: ≪Проблема как раз в том, чтобы такая линза была доступна для оперативного использования≫.

Врач отделения неотложной помощи Республиканской офтальмологической клинической больницы Минздрава Удмуртии Александр Зайцев тоже предполагает востребованность ГЛИЛ в качестве одного из вариантов медпомощи при травмах глаз: ≪Все новое нам нужно и интересно. Надо смотреть, в каких конкретно случаях такая линза будет эффективна. При химическом ожоге главное – снизить концентрацию обжигающего вещества, проще говоря, промыть глаз. Иногда это сделать даже удобнее, чем вставлять линзу≫.

В целом, по данным ФГУ ≪ЦИТО им. Н.Н. Приорова≫, в 2009 году (последние опубликованные данные) количество случаев травмы глаза или глазницы в России было выражено коэффициентом 1,5 на 1 тысячу населения, то есть доходило до 2,15 млн случаев в год. Оптовая стоимость одной линзы, по оценке разработчика, составляет 300 рублей. Если на каждый случай потребуется только одна ГЛИЛ, то приблизительный объем рынка может достигать более 645 млн рублей ежегодно. ≪Потребность велика, и мы сможем ее удовлетворить, однако для этого нужно завершить сертификацию изделия и нарастить производственные мощности, что требует достаточно больших финансовых вложений. Сейчас мы можем выпускать около 1,2 млн штук в год≫, – уточняет Валерий Пак.

ФОКУС КАПИТАЛА

Для изготовления ГЛИЛ в объемах, достаточных для выхода на рынок, нужен внятный инвестор, с поиском которого у ≪Лиомеда≫ пока не складывается. ≪Мы ученые, а не бизнесмены, поэтому деньги собирали традиционным для отечественной науки способом – копили гранты, премии≫, – рассказывает сотрудник ≪Лиомеда≫, аспирантка КемГУ Виолета Ле. Проект был поддержан грантами программ ≪Умник≫, ≪Старт≫ Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно‑технической сфере, премией и грантом губернатора Кемеровской области. Год назад ученые выиграли ≪Зворыкинскую премию≫. В общей сложности за последние четыре года ≪Лиомеду≫ удалось таким образом привлечь 12 млн рублей. На эти средства, как утверждают в компании, удалось закупить оборудование для исследований, приборы контроля, спроектировать и изготовить нестандартное оборудование для литья линз, разработать нормативно‑техническую документацию, пройти доклинику и начать клинические испытания, которые должны завершиться к концу 2014 года.

Кемеровские стартаперы признаются, что совмещают работу в ≪Лиомеде≫ с университетской деятельностью, получая только преподавательскую зарплату. На продвижение продукта и выход на большой рынок средств не было и нет. С одной стороны, все инвестиционные площадки требуют равного софинансирования проекта с частным инвестором – таковы, например, условия второго года программы ≪Старт≫. С другой – принципиальное нежелание учредителей и сотрудников ≪Лиомеда≫ продавать свою разработку на этапе КИ идет вразрез со стратегией иностранных инвесторов. В компании рассказывают, как на одной из профильных конференций их пытались соблазнить представители английской компании, предлагавшие выкупить идею, организовать производство в Великобритании и обеспечивать ГЛИЛ английскую армию. В Кемерово ответили на это предложение вежливым – со ссылкой на неоконченные КИ – отказом. На самом деле ученые не хотели отдавать разработку за рубеж.

В прошлом году ≪Лиомед≫ решил искать инвестора, способного поддержать лонч ГЛИЛ, через фонд ≪Сколково≫ – ученые выступили с заявкой линз‑проекта на проходившей в кластере конференции инноваторов Startup Village. ≪Конкурсный отбор мы прошли, но выиграть не смогли – подвела презентация, – рассказывает Виолета Ле. – Эксперты рекомендовали нам хорошо изучить рынок, посмотреть, есть ли глобальные разработки в этом направлении≫.

Если верить собственному маркетинговому исследованию ≪Лиомеда≫, аналогов ГЛИЛ в России и за рубежом не существует. ≪Это стало понятно после экспертизы на патентную чистоту, – говорит Ле. – Сейчас для лечения травмированной поверхности глаза используют гели, мази, которые не могут сорбировать активные вещества из глубины глаза, а также требуют последующего извлечения, которое дополнительно повреждает ткани≫. Уникальность кемеровской разработки подтверждает и руководитель направления ≪Медицинские изделия и оборудование, ИТ в здравоохранении≫ фонда ≪Сколково≫ Руслан Алтаев: ≪В России, как показала наша экспертиза, точно нет аналогов. Более глубокую экспертизу – в мире – мы будем проводить, когда компания подготовит заявку на участие. Но уже сейчас можно сказать, что очевидных аналогов в мире также нет≫.

Сейчас ≪Лиомед≫ оформляет заявку на резиденцию в ≪Сколково≫, прежде всего надеясь, что фонд посодействует в поиске ≪индустриального партнера≫, который поможет не только с выводом ГЛИЛ на внутренний рынок, но и с получением патентов за границей. Интерес к разработке уже проявила Johnson&Johnson, рассказал источник, близкий к компании. Подтвердить информацию в Johnson&Johnson не удалось – на момент сдачи номера в компании на запрос не ответили. В ≪Лиомеде≫ вариант кооперации с мировым мейджором не исключают, но продавать за рубеж ≪голую≫ идею по‑прежнему не хотят, настаивая на полной локализации в России.

оптический рынок, контактные линзы
Поделиться в соц.сетях
ВШЭ рекомендует увеличить бюджет на здравоохранение
Сегодня, 19:35
«ВКонтакте» начнет борьбу с настойками боярышника
Сегодня, 19:27
Количество бюджетных мест в СибГМУ вырастет на 30%
Сегодня, 19:21
Минздрав не станет включать тест на ВИЧ в диспансеризацию
Сегодня, 19:04
Johnson&Johnson договорилась о покупке дочерней компании Abbott за $4,3 млрд
19 Сентября 2016, 17:46
Плачь и «Смотри»
Как кризис разрывает сеть премиальных оптик
3107
До наследной капли
Продавец косметических средств построил на имени академика Федорова пирамидальный бизнес
9022
≪У нас пациент идет на операцию уже практически ослепшим≫
Особенности национальной офтальмологии глазами врача-космополита
2196
Зоркий сглаз
Как советский инженер-энтузиаст в одиночку построил оптический бизнес всесоюзного масштаба и почему не смог его сохранить до рыночных времен
2342
Служба одного ока
Глобальные оптические игроки укорачивают товаропроводящие цепочки в России
1784
Линзы заимпортевают
Немецкий оптический мейджор пришел в Россию под зиму
2442
Читайте в свежем номере Vademecum: Лидер рынка контактных линз пережимает альтернативные каналы сбыта

В проект порядка оказания оптометрической помощи, разрабатываемый Оптической ассоциацией, внесен пункт о рецептурном отпуске контактных линз пациентам, причем в рецепте предлагается указывать торговое наименование товара. Как удалось выяснить VM, это было сделано по инициативе лидера рынка контактных линз – компании Johnson&Johnson. В случае принятия норма может создать сложности компаниям, продающим недорогие линзы через интернет и линзоматы. Впрочем, даже внутри самой Оптической ассоциации эту идею поддерживают не все.

Продолжить чтение

10 Ноября 2014, 17:43
573
Яндекс.Метрика