ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
7 Декабря, 21:14
7 Декабря, 21:14
63,87 руб
68,69 руб

Третье пришействие

Ольга Гончарова, Дарья Шубина
20 Октября 2014, 18:53
2733
Как нити разного происхождения и состава латают пробелы на рынке эстетической медицины
Процедуры с использованием нитей стремительно оформляются в обособленную индустрию на россий­ском рынке эстетических медуслуг. В прошлом году российские пластические хирурги больше трети всех подтяжек лица делали с использованием нитевых технологий. А малоинвазивная косметология вообще пережила нитяной бум – манипуляции с использованием так называемых мезонитей, корейских изделий из полидиоксанона, потеснили даже абсолютный хит рынка – инъекции на основе гиалуроновой кисло­ты. Эксперты отмечают, что мода на нитевые технологии в российской индустрии красоты возникала уже не раз, но всегда длилась недолго.

По данным Международного общества эстети­ческой пластической хирургии (ISAPS), Россия вошла в число стран – лидеров по применению нитевых технологий в эстетической меди­цине. Всего в мире в 2013 году было сделано 165,2 тысячи хирургических подтяжек лица с использованием такой методики. Проведен­ный VM опрос среди 100 российских клиник и отделений пластической хирургии показал, что процедуры с использованием нитей соста­вили 35% от общего объема проведенных в этих учреждениях хирургических подтяжек лица в прошлом году (см. инфографику на стр. 16). Если эстраполировать эти данные на все кли­ники, то в 2013 году в России было проведено 4,5 тысячи вмешательств, или 3% от мирового нитяного рынка. По этому показателю Россия уступает только лидерам эстетического рынка – США и Бразилии, а также Мексике и Испании, где нитевые технологии особенно популярны, и оставляет далеко позади, например, Герма­нию, Италию, Венесуэлу, Иран и другие страны (см. инфографику на стр. 17).

Аналогичной статистики по применению ни­тевых методик в косметологических (малоин­вазивных, без хирургического вмешательства) процедурах не существует. Однако, по мнению косметологов, здесь позиции России еще более заметны. Например, по данным агентства Emergent Sky, проводившего в прошлом году исследование российского рынка эстетиче­ской медицины, нитевые подтяжки лица стали самым быстрорастущим сегментом среди ма­лоинвазивных процедур, с ростом в 35% по от­ношению к 2012 году. Врачи объясняют такую динамику тем, что два года назад клиники и отдельные специалисты стали активно им­портировать новый модный продукт – корей­ские рассасывающиеся нити из полидиоксано­на (ПДО), которые были установлены тысячам пациенток по всей стране.

Врачи и дистрибьюторы эстетических материа­лов рассказывают, что это уже не первая волна популярности нитевых методик на российском рынке. Однако до сих пор каждый из таких всплесков длился недолго, поскольку времен­но восполнял нехватку той или иной базовой эстетической технологии.

РАЗРЫВНЫЕ ШВЫ

Экспериментировать с применением нитей в эстетической медицине советские врачи начали еще в конце 80‑х. Пластическая хирур­гия и косметология концентрировались тогда в двух государственных учреждениях: Инсти­туте красоты на Арбате и Институте пластиче­ской хирургии и косметологии на Ольховке – в то время там проводились, с одной стороны, подтяжки лица, операции по увеличению груди и другие традиционные вмешательства, с другой, неинвазивные косметологические процедуры – массажи, пилинги, лечение косметическими масками и кремами. «Врачи и пациенты ощущали недостаток промежуточ­ной технологии, которая бы давала эффект, аналогичный хирургическому, но сама по себе была бы малоинвазивной, и начинали экспери­ментировать с шовным материалом, применяя его для эстетических целей», – вспоминает руководитель крупной московской клиники пластической хирургии.

Идеологом нитяного направления в Рос­сии считается профессор Арнольд Адамян, руководивший в то время Государственным центром перевязочных, шовных и полимер­ных материалов в Институте хирургии им. А.В. Вишневского. Он первым в своей лабора­тории попробовал использовать стандартный шовный хирургический материал во время операции по подтяжке лица.

Но настоящий нитяной бум произошел в сере­дине 90‑х, когда в Россию хлынули последние нитяные разработки из стран, где в тот момент они пользовались наибольшей популярностью. Дистрибьюторская компания предпринима­тельницы Людмилы Антоновой, например, начала поставлять в Россию испанские золотые нити, и появившиеся тогда немногочисленные отечественные косметологические клиники запестрели новыми привлекательными ре­кламными слоганами: «Красота без операций», «Караты для красоты» (подробнее о золотых нитях читайте в интервью с Людмилой Антоно­вой на стр. 32). Нитевые технологии российские специалисты привозили и из Бразилии. Прези­дент некоммерческого партнерства «Oбществo врачей‑мезотерапевтов» Ольга Селянина вспо­минает, что в середине 90‑х годов вместе с быв­шим мужем и партнером по дистрибьюторской компании «Мартинекс» Михаилом Селяниным привезла из этой страны технологию подтяжки лица силиконовыми нитями. «Мы придумали название этому направлению – Тиссулифт, начали ее разрабатывать в России совместно со специалистами компании – Евгением Соро­чинским, а затем – Запиром Лугуевым, кото­рые придумали, как адаптировать эту методику под российских пациенток», – рассказывает Селянина.

Однако первая волна нитевых технологий дли­лась недолго и схлынула уже к началу 2000‑х. Золотые нити уступили место филлерам и дру­гим косметологическим инъекционным мето­дикам. «Мы подавали заявку на регистрацию Тиссулифт в российские патентные органы, но запатентовать данный товарный знак было невозможно из-за тождественности слагаемых названия, – вспоминает Ольга Селянина. – Да и саму технологию было сложно коммерциа­лизировать. Для нее требовался только стан­дартный шовный материал, а любой хирург мог научиться ставить такие нити за один час мастер‑класса».

Тем не менее появление на рынке первых нитевых технологий вызвало научный интерес к этой сфере. Исследование новых материалов начали проводить, например, институты кра­соты и другие профильные учреждения. А пла­стический хирург Марлен Суламанидзе даже разработал авторскую методику использова­ния нитей в эстетической медицине – Aptos (подробнее об этой методике читайте в мате­риале «Aptos как Д'Артаньян»). «Заинтересо­ванность российских специалистов в нитевых технологиях была очень высокой. Ни в одной стране мира не было написано столько науч­ных работ на эту тему», – отмечает генераль­ный директор компании «Нике‑Мед» Людмила Антонова.

НИТЕВОЙ ЭПИЦЕНТР

В середине 2000‑х на российском рынке нача­лась вторая нитяная волна – сюда пришли сразу несколько западных продуктов, самыми попу­лярными из которых стали французские нити из полимолочной кислоты Resorblift и американ­ская линейка нитей под брендом Silhouette.

Главный врач‑косметолог Института красоты Belle Allure (поставщик Resorblift) Елена Радион гово­рит, что интерес ее компании к нитям спровоци­ровала большая популярность в России француз­ского полимолочного филлера Sculptra, или New Fill. «В середине 2000‑х в области безоперацион­ных подтяжек лица это был продукт №1. Но по­том на какое‑то время он ушел с рынка, мы стали искать замену. На одной из выставок во Франции обратили внимание на продукт с аналогичным составом и решили попробовать начать его про­дажи в России», – вспоминает она. А компания Людмилы Антоновой «Нике‑Мед» после спада интереса к золотым нитям стремилась расширить ассортимент и вывела на рынок другие продукты из этой же категории – нити из поликапролактона Silhouette Lift, а вслед за ними изделия из полимо­лочной кислоты Silhouette Soft. Процедуры с но­выми нитями сразу вошли в число дорогих услуг клиник – стандартная процедура с такими нитями была дороже многих инъекционных методик, ее стоимость превышала $500.

На рынке остро не хватало недорогого массо­вого продукта, и в начале нового десятилетия он, в полном соответствии с формулой «спрос рождает предложение», появился.

«Если европейские и американские продукты встретили в России спокойный и стабильный спрос, то появившийся вслед за ними новый корейский продукт – дешевые нити из полидиок­санона (ПДО) – просто взорвал рынок», – отме­чает руководитель крупного косметологического дистрибьютора.

По наблюдениям врачей и профильных поставщи­ков, российские клиники начали предлагать клиен­там процедуры с использованием изделий из ПДО еще три года назад, хотя первый продукт этой категории был зарегистрирован только в 2012 году. К тому времени Россия стала одним из основных рынков экспорта для корейских производителей ни­тей – эта продукция активно ввозилась сюда в чемо­данах, по схемам «серого» импорта и с применением других законодательных лазеек (подробнее о рынке мезонитей читайте в тексте «Прошивка резидента» на стр. 19). «Европейские страны встретили ко­рейский продукт довольно равнодушно, а россий­ские врачи и косметологи помнили популярность золотых нитей и были заинтересованы в том, чтобы заработать. Поэтому Россия стала эпицентром ин­тереса к новой методике», – считает руководитель Merz Aesthetics Алексей Терехов.

КАКАЯ МЕЗОСТЬ!

Сейчас Россия собрала уже целый спектр нитевых продуктов для эстетической хирургии и косме­тологии, которые сформировались в отдельный рынок со своими нишами. Российский рынок пластической хирургии, например, делят примерно в равной пропорции Silhouette Lift и отечественные хирургические нити Aptos. В косметологии преми­альную нишу занимают предложения из линейки Silhouette и Resorblift, а основу массового сегмента формируют корейские мезонити из ПДО и несколь­ко европейских брендов. Даже родоначальники этого направления – золотые нити – нашли свой стабильный спрос у хирургов. «Я впервые начал применять золотые нити еще в 2000 году и исполь­зую их до сих пор как хороший метод профилактики старения кожи», – отмечает заместитель главного врача по пластической хирургии клиники «К+31» Рубен Адамян (однофамилец Арнольда Адамяна).

Вместе с увеличением ассортиментной линейки расширяется и область применения нитей. «Ни­тевая коррекция используется не только с целью улучшения эстетики внешности, но и во мно­гих других направлениях: в неврологии – при заболевании лицевого нерва, в оториноларин­гологии – при проблеме храпа, когда вместо серьезной операции имплантируется нить из полимолочной кислоты, которая обеспечи­вает свободное дыхание, – и пациент избавля­ется от храпа», – заявляла на своей пресс‑кон­ференции в сентябре главный пластический хирург России Наталья Мантурова.

В то же время специалисты пока расходятся во мнениях относительно эффективности ните­вых методик в малоинвазивной косметологии. «Нитевой лифтинг по эффективности не со­поставим с эффектом пластической операции, особенно в зрелом возрасте с выраженным птозом мягких тканей, но в любом случае пациенты после него выглядят значительно лучше», – отмечает главный врач клиники Kremlevka Beauty Лада Терентьева. Заведующий кафедрой пластической и челюстно‑лицевой хирургии Российской меди­цинской академии постдипломного образования Александр Неробеев более категоричен: «На ка­федре мы провели исследования целого ряда нитей, состоящих из разных материалов, и по­няли, что они одинаково малоэффективны. Для того чтобы добиться эстетического результата, нужно поставить пациентке много единиц таких изделий с применением правильной методики. Если делать все по правилам, то стоимость такой процедуры будет равна стоимости хирургической подтяжки, которая превосходит ее по эффектив­ности. Но наши специалисты часто стремятся сэкономить и ставят недостаточное количество нитей, что не приводит к необходимому резуль­тату. Поэтому 90% этого рынка сейчас – чистый маркетинг».

По словам Неробеева, через полтора‑два года его кафедра планирует завершить исследование всех нитей, присутствующих на российском рынке, после чего можно будет сделать вывод о результа­тивности методики в целом. Пока идет исследо­вание, VM решил провести собственный монито­ринг разных ниш этого рынка.

нитевой лифтинг, эстетическая хирургия, эстетическая медицина, косметология
Поделиться в соц.сетях
Скворцова признала существование коррупции в медицине
Сегодня, 20:17
ФАС уточнил порядок определения цен на жизненно важные лекарнства
Сегодня, 20:15
Минздрав разработал методику определения максимальной цены контракта при госзакупках лекарств
Сегодня, 19:50
Законопроект о бюджете на 2017–2019 годы принят во втором чтении
Сегодня, 19:27
Сколько зарабатывают флебологи?
1077
Примите участие в исследовании косметологического рынка России
Аналитический центр независимого делового журнала об индустрии здравоохранения Vademecum и компания «Агентство социальной информации» приглашают участников эстетической индустрии России принять участие в масштабном исследовании рынка косметологических услуг.
18 Октября 2016, 13:30
521
В Австралии создали программу для прогноза результатов косметологических процедур

Майкл Молтон, врач из косметологической клиники Epiclinic в Южной Австралии, разработал технику трехмерной визуализации результатов использования различных филлеров, сообщает New Scientist. Это позволит клиенту точно понимать, как он будет выглядеть после процедур. Следующий шаг – прогноз результатов применения ботулотоксинов типа Ботокса. Эта задача будет более сложной, отмечают эксперты.

14 Октября 2016, 18:02
Юлия Франгулова
совладелец холдинга «Линлайн»
«Лазеры часто остаются дорогой игрушкой, которую покупают для статуса»
12 Октября 2016, 19:59
В Алтайском крае закрыли четыре интернет-аптеки

Прокуратура Топчихинского района Алтайского края закрыла четыре интернет-аптеки, распространявшие незарегистрированные и не прошедшие клинические испытания в России препараты для инъекционной косметологии. Об этом сообщает пресс-служба Генпрокуратуры РФ.

27 Сентября 2016, 14:15
В 2015 году в России было сделано более 156 тысяч эстетических операций
1153
Дистрибьютор медоборудования «Премиум Эстетикс» запустил франшизу сети клиник
19 Сентября 2016, 20:19
Из-за чего произошел раздор между совладельцами СПИКа
558
Ольга Засеева
Генеральный директор компании «Кловермед»
«Тех, кто 15 лет назад увеличивал грудь, теперь больше волнует лицо»
19 Сентября 2016, 10:48
Яндекс.Метрика