ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
16 Ноября, 8:41
16 Ноября, 8:41
65,55 руб
70,62 руб

«Среднестатистический больной ленив, труслив и слаб»

Алексей Каменский
16 Февраля 2015, 13:27
2542
Создатель центров доктора Бубновского – о вредных уколах, ненужных операциях и правилах своего бизнеса
Тренеры по лечебной физкультуре любят рассказывать про свою школу и свой собственный метод, но мало у кого практика распространяется за пределы одного спортзала. Система доктора Сергея Бубновского исполь­зуется в сотне лечебных центров, практикующих под его именным брендом. Немногие из них ему принад­лежат, но доходы приносит каждый. Бубновский рассказал VADEMECUM, где, на его взгляд, проходит граница между терапией, хирургией и лечебной физкультурой, и как он контролирует эту границу.

– У вас на сайте путаница. То вы обещаете «восстано­вить» поврежденные артрозом суставы, а то – просто «затормозить» развитие болезни. Это разные вещи. Чему верить? Врачи говорят, что заново вырастить поврежденный хрящ невозможно.

– Артроз – деформация суставных поверхностей, нару­шение целостности хрящей, их соответствия друг другу. Сустав при этом уже не может нормально работать, он естественно угасает. А дальше начинается цепная реакция. Дело в том, что суставной хрящ в основном получает питание через синовиальную жидкость. Чтобы она омывала все его части, нужно движение. А тут подвижность уменьшается, и начинается атрофия окружающих сустав мягких тканей. Питание наруша­ется, процесс прогрессирует. Вообще, все заболевания суставов (и позвоночника), кроме заболеваний ревма­тоидного характера и онкологических заболеваний, от­носятся к тканевым дистрофиям. И они лечатся только упражнениями. В этом мои взгляды имеют отличие от существующей практики. Хрящ не восстанавлива­ется. Но без хряща коленный сустав может работать много лет, если выполнять правильную гимнастику, которая заставит работать ткани вокруг сустава.

– То есть, по‑вашему, если делать правильные упраж­нения, можно так и жить с артрозом без операции?

– За счет включения периартикулярных тканей че­ловек может достаточно долго продержаться. Но если состояние, несмотря ни на что, становится все хуже, ничего не поделаешь, нужно делать эндопротезирование. Но до него необходима подго­товка, а после него – реабилитация. Она в России на уровне плинтуса – это набор случайных методов. Вот выходит окровавленный врач из операционной, у всех вопрос: больной будет жить? А меня интере­сует, как больной будет жить. Если тело больного не готово физически, человек немощен, то любой наркоз, операция отнимут все силы. Нужно найти время для подготовки организма, почистить его, как

говорят в народе, создать мышечную память. А по­том уже, когда пациент перенес постельный режим и лекарственное отравление (так я называю наркоз), его надо срочно восстанавливать. У нас же реабили­тация начинается обычно спустя несколько месяцев, когда человека уже настигает атрофия мышц.

«СУСТАВ ЧИСТЯТ, КАК ДЕРЕВЯННУЮ БОЛВАНКУ»

– Движение и больше ничего? Лекарственную терапию вообще не признаете?

– Все остальное – имитация лечения. Хондропро­текторы – это не лекарство, это бизнес‑проект. Что касается обезболивающих внутрисуставных инъекций, то даже одна инъекция может привести к артрозу. Сейчас вошли в моду артроскопические операции – сустав чистят, как будто это деревянная болванка: потер ее наждаком – и все в порядке, стала гладкая. Вмешательство нарушает целост­ность, энергетику сустава. И постепенно развива­ется дистрофия. Даже однократное вмешательство, например, резекция мениска, приводит через несколько лет к артрозу. И чем больше физическая активность человека, тем он быстрее наступит. Но правильное движение лечит, а неправильное – калечит. Простое махание руками и ногами ничего не дает, иначе все фитнес‑клубы были бы лечебны­ми клиниками. У меня специальная система, я ее называю кинезитерапией, это упражнения с исполь­зованием специально разработанных тренажеров. Лечебная гимнастика дает фантастический резуль­тат – восстановление трудоспособности. Больному нужна трудоспособность, а не хрящ, который все равно не нарастет. Другое дело, что часто мы наблю­даем неправильную диагностику.

– Ставят диагноз «артроз», когда его нет?

– Как сегодня обследуют суставы? МРТ, КТ и рентген. Ну, могут еще сделать ультразвуковое исследование колена – это хорошо, оно показывает состояние мягких тканей. Но это все исследования в статике. Нужно проверить мышцы и связки в динамике, сделать мио­фасциальную диагностику на специальных тренажерах. Она показывает, может ли человек обойтись без операции, продержаться какое‑то время. Коленный сустав можно довольно долго и достаточно успешно лечить без операции. Но если боли усиливаются, долго терпеть такое состояние я никому не рекомендую. Не надо жить в страдании. Если есть возможность вернуться к нор­мальной трудоспособности, заменив сустав, не надо затягивать. А тазобедренный вообще долго не живет, если начался артроз. Ловят обычно уже запущенный сустав – тут срок до операции год‑два, не больше.

– Хирурги говорят, что со сроками у всех по‑разному.

– Сегодня я принимал пациента, который при­шел ко мне с первыми признаками коксартроза девять лет назад. Я ему тогда сказал сразу: хрящ – не гриб после дождя, не вырастет, придется рано или поздно делать операцию. И вот в его случае оказа­лось, что можно очень долго ждать, притом что были сопутствующие заболевания – паховая грыжа, сви­щи всякие. Он сделал операцию и уже ходит, но еще прихрамывает, потому что надо научиться ходить после операции. У нас ведь врачи не учат человека не хромать. Они его поднимают спустя минимум две недели после замены сустава и назначают гимнасти­ку ЛФК, которая является потерей времени.

– У нас плохо. А где хорошо?

– А везде плохо. В Германии я видел клиники, где есть тренажеры. Но врачи‑реабилитологи там рабо­тают примитивно. У нас нет даже тренажеров – вы­писывают домой под присмотр местного врача ЛФК. Вот в Америке есть реабилитация с тренажерами. Она стоит дополнительных денег, не все на это идут, вообще к ней есть вопросы, но она есть.

«У НАС НЕ ИЗУЧАЮТ ЗАКОНОВ ЗДОРОВЬЯ»

– Вы ведь эндопротезирование и соответствующую реабилитацию изучали на собственном опыте?

– Мне делали один тазобедренный сустав лет 10 назад.

– А я слышал, что оба.

–Нет, только один.

– Где?

– Мне сустав меняли в Бостоне. На тот момент в России это делали еще плохо, сейчас уже научились. Правда, суставчики подбирают не такие хоро­шие, как хотелось бы.

– Все‑таки странно: вы, специалист по лечению дви­жением, я думаю, «поймали» болезнь на самом раннем этапе, приняли массу действенных мер – а все‑таки пришлось менять…

– Помимо причин, о которых я говорил, бывает идиопатический артроз – это когда его причина неясна. Или у врача не хватило терпения выяснить. Я считаю, что классическая причина подавляющего большинства артритов и артрозов – мышечная недо­статочность конечностей.

– Как это произошло лично у вас?

– У меня очень долгая история травматического ха­рактера. Я давным‑давно попал в серьезную автомо­бильную аварию, произошел полный вывих сустава. У меня все сложно было – оторван голеностопный сустав с отрывом ахиллова сухожилия, мне его при­колотили – прижился. Были разрушены большебер­цовая и малоберцовая кости. Были компрессионные переломы поясничного отдела позвоночника, череп­но‑мозговая травма. Две недели я был почти на том свете. Со временем переломы зажили, я перестал чувствовать позвоночник, даже голову восстановил после этой травмы, справился с амнезией.

– А сустав?

– Я тогда не был врачом. Мне вправили сустав, по­держали на вытяжке и даже не сказали, чем это гро­зит. Если бы я хотя бы услышал слово «коксартроз», я бы взял литературу и почитал. Но у нас, конечно, медицина в этом плане… Особая. Если бы мне дали правильную установку, я бы, возможно, обошелся без операции и сохранил свой сустав. Но я действо­вал на ощупь и начал делать то, что сейчас, как врач, категорически запрещаю – заниматься спортом. Сустав не выдержал испытаний физическими на­грузками и развалился. Я поступил в медицинский институт и обнаружил, что у нас не изучают законов здоровья. Изучают болезни. Потом‑то я разрабо­тал методику, понял суставы. С костылем перестал ходить после третьей операции. Причем первые две были на самом деле не нужны.

– Как это так – ну нужно было, ну прооперировали?

– Знаете, я встречал совершенно дикие случаи, когда вместо больного сустава оперировали здоровый, но не будем об этом. Здесь речь о гипердиагности­ке. На снимке я вижу здоровый сустав, суставные поверхности конгруэнтны, но сустав болит, отекает, и человеку могут назначить операцию. По моим наблюдениям, это примерно 15% всех операций. Разные бывают навязанные операции. Некоторые больницы навязывают, например, венотомию – уда­ление вен, – когда она не нужна. Может, здесь есть и корыстный интерес.

«ЛЕКАРСТВА – ОТ ГОРДЫНИ»

– Вы, кстати, не только врач, но и бизнесмен. Судя по сайту, у вас несколько десятков центров?

– В России – за сотню. Но цифра все время меняет­ся, потому что если кто‑то вовремя не проходит ли­цензирование, сертификацию, я его снимаю с сайта. Кто сертифицирует? Я. У меня же институт, кафедра, коллектив педагогов, которые этим занимаются. Я профессор.

– Это все ваши центры?

– Нет, я не такой сетевик, как вы думаете. У меня даже сейчас нет таких денег, чтобы самому построить Центр Бубновского. В Москве есть шесть центров, где я являюсь одним из учредителей.

– Контролирующим акционером?

– Конечно, контролирующим. Я же отвечаю за всю медицину.

– Я имею в виду долю в этих шести компаниях – она больше 50%?

– Само собой. Есть у меня также в Севастополе свой центр, в Ивановской области. А остальные не мои. Может, если вернуться назад, я бы по‑другому стро­ил политику. Сейчас я понемногу стараюсь увели­чить контроль в возможно большем числе центров, чтобы они не нарушали технологию. Вообще, я же автор методики, у меня патенты, люди приходят, обучаются и получают лицензию и потом открывают центры с обязательством дообучения, повышения квалификации. Работаем по договору франшизы. Конечно, я не бедный человек. Но если бы порань­ше законы про авторские права появились в России, я бы был уже очень богатым человеком.

– Сколько вам платят франчайзи?

– Все решается индивидуально. Прежде всего, че­ловек должен заплатить мне за обучение сотрудников. Это, будем говорить, часть моей зарплаты. Он должен найти помещение, купить тренажеры, все оборудовать, а дальше идет своим путем. Я могу поучаствовать, если мне это выгодно и интересно.

[В отделе франчайзинга Центра доктора Бубнов­ского VADEMECUM в ответ на запрос сообщили базовые требования к франчайзи, определяющие в том числе и доходы франчайзера от открытия ново­го центра. Паушальный взнос – 1 млн рублей. Обучение персонала (минимум два врача, шесть инструкторов и один администратор) – от 400 ты­сяч рублей. Ежемесячные платежи – от 20 до 60 тысяч рублей. Таким образом, только эти платежи приносят Центру доктора Бубновского от 24 до 72 млн рублей ежегодно. – VADEMECUM]

– Сколько у вас пациентов в год?

– Мой большой московский центр [в Сокольни­ках. – VADEMECUM] принимает от 8 до 10 тысяч пациентов в год. В других, я думаю, под 5 тысяч. Так что умножайте 5 тысяч на 100. Но не могу сказать, что все больные у меня остаются, потому что средне­статистический больной ленив, труслив и слаб. Ему верится, что он вылечится спокойными лекарствами или хирургическими методами. По­вторю, самая большая беда у нас, что врач делает хорошо, а реабилитации нет.

– Ни в одном лечебном учреждении страны?

– Ну, можно назвать санаторий в поселке Голу­бое, где спортсменов лечат. Там набор средств хороший, правда, методику они применяют неважно. Относительно хорошая реабилитация на Иваньковском шоссе [в Лечебно‑реабилитаци­онном центре Минздрава. – VADEMECUM]. А лекарствен­ная терапия и в реабилитации не нужна. Один батюшка мне так сказал: лекарства – от гордыни. Большинство людей, которые верят в лекарства, страдают от гордыни. Они такие белые, пуши­стые, а болезнь, выходит, поселилась случайно, ее надо отравить, убрать. Нет, я не то чтобы вообще против лекарств. Неотложной медицины без лекарств не бывает. Куда ж без лекарств, когда че­ловек без сознания. Но если вместо реабилитации мы переходим на таблетки, осложнений будет море. Если врач при лечении больных суставов назначает таблетки, он расписывается в собствен­ной некомпетентности. Реабилитация с помощью движения должна начинаться как можно скорее.

– А можно немножко подождать, если сильно болит?

– Есть золотое правило медицины: неиспользо­вание скелетной мускулатуры ухудшает состояние всех органов и систем. Если лежишь и пошеве­литься не можешь – одно дело. А если открыл глаза и понимаешь, где ты и что ты – начинай двигаться.

ортопедический рынок, ортопедия, ортопедическое оборудование, ортопедическая клиника, бубновский, лечебная физкультура
Поделиться в соц.сетях
На приоритетные проекты правительство выделит 200 млрд рублей
15 Ноября 2016, 20:34
Мосгордума против бесплатных презервативов
15 Ноября 2016, 20:10
«Единая Россия» хочет увеличить госрасходы на медицину
15 Ноября 2016, 19:44
ФАС обнаружила картельные сговоры фармкомпаний на 10 млрд рублей
15 Ноября 2016, 19:11
Вакансия стоматолога-ортопеда в Москве вошла в рейтинг самых высокооплачиваемых

Исследовательский центр портала Superjob составил рейтинг самых высокооплачиваемых вакансий декабря 2015 года.

14 Декабря 2015, 15:10
731
Дензнак без конечности
Как недавние студенты заработали на еще не созданном протезе предплечья
2460
Хрящи те да обрящете
Кто заправляет суставными отношениями на ортопедическом рынке
2832
Защита вертлужина
Как российский производитель суставных протезов сумел встать на ноги на рынке, занятом иностранцами
2508
Анатомия протеза
За что потребители эндопротезов тянут в суды американских производителей
2607
В январе – августе 2014 года в России произведено медизделий на 15,9 млрд рублей
Росстат отчитался по объему произведенных в январе – августе 2014 года медицинских изделий, включая хирургическое оборудование, ортопедические приспособления и их составные части.
16 Сентября 2014, 11:57
1081
Сеть «Нео-фарм» открыла первую в Москве аптеку-гипермаркет
11 сентября в Северном Чертаново был представлен новый для российского фармритейла формат – гипермаркет здоровья и красоты, представляющий собой единое торговое пространство девяти магазинов, в том числе аптеки.  
12 Сентября 2014, 15:58
3359
В январе–апреле 2014 года в России произведено медизделий на 7,7 млрд рублей
По расчетам Росстата, за январь–апрель 2014 года стоимостный объем произведенных российскими предприятиями медицинских изделий (включая хирургическое оборудование, ортопедические приспособления и их составные части) составил 7,7 млрд рублей.
21 Мая 2014, 12:16
912
Яндекс.Метрика