ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
1 Декабря, 23:25
1 Декабря, 23:25
65,24 руб
69,34 руб

Спирохетический сеанс

Ольга Гончарова, Дарья Шубина, Тимофей Добровольский
10 Августа 2015, 12:03
1299
Кто и как обнаруживает и лечит сифилис за деньги.
Рынок коммерческих медуслуг по диагностике и терапии сифилиса в России довольно узок. По очень приблизительным оценкам, оборот в сегменте вряд ли заметно превышает 170 млн рублей. Официальная статистика показывает: в частных клиниках и коммерческих отделениях государственных медучреждений в 2014 году получили профильную помощь около 1,8 тысячи больных сифилисом. На деле же количественные показатели могут быть совершенно иными, поскольку далеко не все частники ведут и предоставляют отчетность по выявлению и терапии сифилиса, а эксплуатируемый коммерческими игроками анонимный формат сводит на нет все попытки измерить масштаб явления.

Анонимно, через космос

Лечение сифилиса частным подпольным порядком практиковалось и в благополучное с эпидемической точки зрения советское время, правда, на офици­ально мизерные показатели заболеваемости никак не влияло. Расцвет коммерческого направления в сегменте пришелся на годы перестройки, когда стали появляться первые медицинские кооперативы, а отдельные предприимчивые венерологи на фоне эпидемии сифилиса в стране разворачивали частную практику. Пациенты, памятуя о методах сопрово­ждения больных сифилисом в КВД – принудитель­ном лечении и обязательной работе с контактами, устремились к лояльным частникам, плюс приня­лись лечиться самостоятельно – по невесть откуда раздобытым «схемам».

«Стало ясно, что многие пациенты при заражении ЗППП ищут совета и помощи вне государственного сектора.<…> Диагностика заболеваний, лечение боль­ных и выявление их партнеров в частных учреждениях проводится врачами, не имеющими спецподготовки по ЗППП, или лицами, не имеющими диплома врача, включая студентов‑медиков», – констатировали в одной из совместных научных публикаций генди­ректор «Санам» – Российской ассоциации по борьбе с инфекциями, передаваемыми половым путем, Кон­стантин Борисенко и начальник отдела дерматовенеро­логической помощи Минздрава Лилия Тихонова.

С целью предотвратить некачественное и неэффек­тивное лечение, обеспечить экстренную диагностику и мотивировать пациентов обращаться в государствен­ные медучреждения министерством был запущен процесс организации при КВД анонимных кабинетов обследования и лечения.

«Это было революционное решение. С одной сторо­ны, «анонимизация» сделала его более доступным, с другой – не было необходимости работать с кон­тактами пациента. А ведь именно это способствовало ранее сдерживанию эпидемии сифилиса. Кроме того, на анонимного пациента нет рычагов давления. Чело­век прошел половину курса лечения, язва прошла, вот он и думает: «А зачем я еще раз пойду?» – вспоминает врач‑уролог Медицинского центра А.Г. Гриценко Виктор Ляхов, ранее специализировавшийся на дер­матовенерологии и с 1996 по 2003 год работавший в профильной клинике «Санам».

Пилотным регионом для эксперимента стала Мо­сква – в 1987 году в столице открылся первый аноним­ный КВД‑кабинет. Опция оказалась крайне востребо­ванной – в среднем за диагностикой и консультацией сюда ежедневно обращались 60–100 человек, и только за первый год работы здесь были диагностированы и поставлены на учет 100 больных сифилисом. Однако рост выявляемости не понравился действующему замминистра здравоохранения РФ Алексею Москви­чеву. Чиновник, по свидетельству тогдашнего глав­ного дерматовенеролога Москвы Виктора Тица, так и заявил: «Кабинет портит благополучную статистику заболеваемости сифилисом и гонореей».

Сам Тиц вскоре был под формальным предлогом уволен. И тем не менее, к началу 90‑х в стране было организовано около 300 кабинетов анонимного ле­чения, в которых в 1996 году было выявлено и проле­чено более 26 тысяч больных сифилисом, то есть 10% от общего числа зарегистрированных профильных пациентов.

Игроков частного медицинского рынка конкурен­ция со стороны анонимных кабинетов не смутила – в стране бушевала эпидемия сифилиса, и недостатка пациентов желающие подзаработать дерматовенеро­логи, врачи условно смежных специальностей и даже откровенные дилетанты не испытывали. «В то время частную практику по лечению сифилиса открыва­ли не только специалисты, которые были «в теме», но и люди, не имеющие ни малейшего представления о том, как работать с такими больными. Лечили все, скопом, видимо, недооценивая всю сложность сифи­лиса. Качество такого лечения, мягко говоря, вызы­вало сомнения», – рассказывает дерматовенеролог клиники «Логон» Елена Диденко.

Предприниматели от медицины встречались по всей стране и на постсоветском пространстве. На волне обывательского страха перед сифилисом поднима­лись и чистые шарлатаны. Главный дерматовенеролог крымского Минздрава Геннадий Чинов вспоминал в интервью газете «Крымское время», как в конце 90‑х в Симферополе работали двое «народных целителей», которые за $500 лечили сифилис через космос: «И зна­ете, вылечивали! Потому что никаким сифилисом «больные» вовсе и не были больны».

Доваторским мечом

Первой частной клиникой, вплотную взявшейся за лечение сифилиса, стал московский лечебно-диа­гностический центр «Санам», открытый в 1990 году при Российской ассоциации по борьбе с инфекци­ями, передаваемыми половым путем. Основателем ассоциации и клиники стал знаковый для всей отрасли человек – профессор Константин Борисенко, заведовавший отделом сифилидологии и венерологии Центрального научно‑исследовательского кожно‑ве­нерологического института (сейчас ФГБУ «ГНЦ дерматовенерологии и косметологии»).

Ассоциация вела, без преувеличения, значимую для российской дерматовенерологии деятельность – тесно сотрудничала с международными профессиональны­ми сообществами (едва начав работу, ассоциация во­шла в Международный союз по борьбе с инфекциями, передающимися половым путем), продвигала через Минздрав современные методы контроля и лечения половых инфекций, прививала в стране сексуальную культуру. Клиника же, занявшая просторное зда­ние на ул. Доватора, 13, тем временем утверждалась на формирующемся рынке.

Борисенко собрал в «Санаме» крепкую команду про­фильных специалистов. «Здесь оказывалась много­профильная помощь. Мультидисциплинарный подход к решению сложных клинических задач выгодно отличал «Санам» от других организаций, – вспомина­ет Виктор Ляхов. – В центре была даже собственная лаборатория для первичной диагностики, были каби­неты смежных специалистов – урологов, гинекологов, УЗИ-кабинет. Конкурировать с таким гигантом было сложно, особенно на первом этапе. Так что «Санам» действительно снял все «сливки».

К концу 90‑х бренд приобрел широкую известность. Название клиники встречается в публикациях тех лет в самых различных СМИ – от «Коммерсанта» до жур­нала для девочек‑подростков «Маруся».

После скоропостижной смерти Константина Бори­сенко 19 августа 1999 года выстроенная им система начала постепенно хиреть. Ассоциация свернула некогда бурную деятельность, издаваемый Борисен­ко профильный журнал закрылся. Клиника сегодня не работает: по данным «СПАРК‑Интерфакс», ир­кутский и красноярский филиалы «Санама» исклю­чены из ЕГРЮЛ, в Москве якобы все еще существует аффилированное с ассоциацией ООО МСЦ «Санам», но указанные в его профайле телефоны не отвечают. Связаться с владельцами клиники на момент сдачи номера в печать Vademecum тоже не удалось.

И все же в свое время «Санам» призвал к соперни­честву многие профильные проекты – естественно, заметно меньшего калибра. Среди других частных инициатив можно упомянуть, например, практику дерматовенеролога Александра Каминского, который в 1998 году открыл в Москве клинику «Благое дело», которая по сей день занимается амбулаторным лече­нием сифилиса.

Прием с переворотом

Постепенно игроки рынка медуслуг в отношении к сифилису разделились на два лагеря. Многопро­фильные клиники и часть медцентров, специализиру­ющихся на венерических заболеваниях, занимаются исключительно диагностикой, а выявленных больных направляют на лечение в КВД. Елена Диденко гово­рит, что чаще передает своих пациентов на дообследо­вание и лечение не в диспансеры, а в ГНЦ дерматове­нерологии и косметологии или больницу Короленко: «В КВД тоже предоставляется адекватная медпомощь, но люди не всегда готовы идти в учреждение по месту жительства, так как боятся быть узнанными или не хотят подвергаться дополнительному стрессу от стол­кновения с этой системой».

Зачастую больных сифилисом выявляют в многопро­фильных стационарах, готовящих пациентов к терапии совсем иных заболеваний. «Пропуском» на госпитали­зацию и любое оперативное вмешательство выступает отрицательный анализ на сифилис, – напоминает действующий во всей отрасли регламент главный дерматовенеролог ЗАО «Медси» Мария Курдина. – Па­циенты с положительными реакциями направляются в диспансер, а клиника, если она работает в соответ­ствии с нормативами, заполняет две формы отчетно­сти по такому случаю: одну – в диспансер по месту жительства пациента, другую – в санэпиднадзор».

Впрочем, некоторые частники все же берутся за ам­булаторное медикаментозное лечение профильных пациентов, но занимаются они главным образом ранними стадиями сифилиса, а также превентивным лечением после случайной половой связи, если есть риск заражения ЗППП. Специальных разрешений для ведения такой практики медпредприятию не требует­ся – достаточно получить лицензию на медицинскую деятельность, предполагающую оказание первичной специализированной амбулаторной помощи по про­филю «дерматовенерология».

«Частная клиника, которая берется за лечение сифи­лиса, должна не только иметь лицензию, но и взаимо­действовать с госорганами, предоставлять отчетность. Сифилис – сложное и опасное заболевание, и тактика ведения таких пациентов так же сложна. Добросовест­но работать по этому направлению непросто и не ка­ждой частной клинике под силу», – говорит доцент кафедры клинической микологии и дерматовенероло­гии ФПК МР РУДН, дерматовенеролог EMC Надежда Баткаева.

Ценообразование в этой сфере более чем свободное (подробнее – в инфографике «Столичный лоскут»). Например, в медцентре «Поликлиника+1» кор­респонденту Vademecum, представившемуся пациентом, обозначили такие стоимостные рамки: «При самом простом варианте заболевания минимум – порядка 10 тысяч рублей. На максимальный по длительно­сти курс лечения в 40 дней потребуется примерно 80–90 тысяч рублей».

С медикаментами ситуация еще мудренее. Несмотря на то что в настоящее время импортные антибиотики пролонгированного действия на российский рынок не поставляются, частные клиники все же используют их в своей работе. «Дюрантный препарат вводится паци­енту один раз в неделю и дает хороший эффект. Их нет в продаже в России, поэтому врачи выходят из ситуации как могут и даже самостоятельно закупают лекарства за границей», – рассказал Vademecum на условиях анонимно­сти дерматовенеролог одной из московских клиник. Согласно стандартам амбулаторного лечения, первич­ный и вторичный сифилис следует лечить с помощью сочетания препаратов на основе бензатина бензилпени­циллина и бензилпенициллин прокаина, но вводить их надо значительно чаще – до пяти раз в неделю.

«Столкнувшись с отсутствием лекарств пролонгиро­ванного действия, клиники переходят на альтернатив­ные схемы лечения, например, с помощью цефтриак­сона, – объясняет венеролог Михаил Венёвцев. – Это резервный препарат – для пациентов с аллергией на пенициллин. Использование цефтриаксона не га­рантирует качества лечения, то есть может привести к недолеченности и поздним формам сифилиса».

Выживание крестом

Согласно официальным статданным, в 2014 году в частных клиниках и платных отделениях КВД пролечились около 5% от общего числа инфици­рованных, то есть около 1,8 тысячи человек. Если предположить, что все зафиксированные в том же 2014 году случаи раннего сифилиса (29,6 тысячи чело­век) попали в ведение коммерческого сектора, а курс лечения в среднем обошелся бы каждому пациенту в 6 тысяч рублей (средний минимальный тариф на ди­агностику и терапию), то объем сегмента определился бы на уровне 177 млн рублей.

Стабильный спрос на услуги частных клиник под­держивается инерционным нежеланием пациентов обращаться в местные КВД, несмотря на действующую там опцию анонимного платного лечения. В 2013 году, по данным ГНЦ дерматовенерологии и косметоло­гии, треть инфицированных сифилисом составили работающие россияне. Эта социальная группа отдает предпочтение частникам еще по одной вполне баналь­ной причине – медицинские коммерсанты предлагают более удобные часы приема, тогда как посещать диспан­серы этим пациентам, скорее всего, придется с отрывом от производства. «Сифилис фиксируется у самых раз­ных категорий граждан – от преуспевающих бизнесме­нов до людей со средним достатком. Заболел, например, охранник магазина, куда ему идти? Нашел в интернете удобно расположенную клинику – и обратился. Ведь анонимное лечение в государственных центрах такое же, платное, – говорит Венёвцев. – Тут выбор простой: лечиться в КВД за деньги, но неизвестно, в каких усло­виях, либо с комфортом в частной клинике».

В государственном секторе к частникам, как пра­вило, относятся критически. «Лечение больных негосударственных клиниках тоже является одним из факторов увеличения доли скрытого позднего сифилиса. С одной стороны, у этих центров часто нет соответствующего опыта и знания схем лече­ния, с другой – они не присылают отчетные данные по профильным пациентам, – рассуждает врач Мо­сковского научно‑практического центра дерматовене­рологии и косметологии Ольга Лосева. – И риск того, что среди их пациентов есть невылеченные больные, о которых нам ничего не известно, очень высок».

Засевший в сознании большинства граждан страх перед КВД во многом связан с опасением огласки. Некоторые частники не брезгуют спекулировать на этом стереотипе. «В большинстве лечебных и диагностических центров от вас потребуют паспорт с пропиской и сообщат в поликлинику по месту регистрации, если анализы не в порядке. Часто в лаборатории или среди курьеров могут быть ваши знакомые, которые обязательно поинтересуются ва­шими результатами. <…> У нас возможно полностью анонимное обслуживание», – говорится на сайте одного из медцентров. Справедливости ради все же отмечается, что все справки тоже выдаются на вы­мышленное имя. «Пациент имеет право лечиться в любом учреждении. Но он должен понимать, что справки, выдаваемые в кабинетах анонимного лечения, не имеют юридической силы», – отмечает Мария Курдина из «Медси».

Практикующая в EMC Надежда Баткаева, тем не ме­нее, призывает пациентов к лечению в КВД: «В дис­пансерах можно лечиться амбулаторно и анонимно. Не надо бояться, никто не сообщит о заболевании конкретного пациента ни на работу, ни куда‑то еще. Более того, сейчас мы не имеем права насильно привлекать к обследованию его половые контак­ты. Так что лучше лечиться по правильным схемам в зарекомендовавших себя медучреждениях, а не ко­лоться непонятно где и непонятно как дюрантными препаратами. Адекватное лечение предотвращает риск прогрессирования инфекции в организме и по­ражения внутренних органов и нервной системы».

сифилис, зппп, медицинские услуги
Поделиться в соц.сетях
Минздрав не видит необходимости в бэби-боксах
Сегодня, 20:13
Пластическую хирургию могут включить в ОМС
Сегодня, 20:12
Москва потратила 70 млн рублей на анти-ВИЧ пропаганду
Сегодня, 20:01
В ведущих медцентрах появятся пластические хирурги
Сегодня, 19:58
ВШЭ рекомендует увеличить бюджет на здравоохранение
Эксперты Высшей школы экономики (ВШЭ) призвали правительство к «настойчивому» поиску средств на здравоохранение, так как сохранение текущего уровня финансирования этой сферы приведет к неизбежному сокращению доступности медицинской помощи. Такое заключение содержится в отзыве ВШЭ на проект бюджетного прогноза России до 2034 года.
30 Ноября 2016, 19:35
Врачи предложили изменить порядок рассмотрения жалоб пациентов
Председатель правления Врачебной палаты Московской области, главный врач ГБУЗ МО «НЦРБ», д.м.н. Сергей Лившиц предложил ввести алгоритм, регламентирующий порядок рассмотрения жалоб от пациентов. По его мнению, в первую очередь пациенты должны обращаться с жалобами непосредственно в медицинскую организацию, к главному врачу или заведующему структурным подразделением, и только потом в более высокие инстанции.
25 Ноября 2016, 21:33
323
Бразильцы назвали здравоохранение главной проблемой
25 Ноября 2016, 18:57
Что мешает перинатальным центрам заниматься сложными случаями?
561
У каждого четвертого ребенка в США нет доступа к медпомощи
20,3 млн американцев младше 18 лет не имеют доступа к медицинской помощи, соответствующей современным стандартам педиатрии. Такие данные приводит в своем отчете некоммерческая организация «Фонд здоровья детей», которая занимается помощью детям с инвалидностью.
21 Ноября 2016, 13:33
117
Врачи предпочитают не сообщать в Росздравнадзор о побочных реакциях на лекарства
Менее половины российских врачей (48,4%) сообщают в Росздравнадзор об обнаруженных нежелательных реакциях на лекарственные препараты, 8% считают, что рассказывать о побочных эффектах, с которыми они столкнулись в своей практике, нецелесообразно. Таковы результаты исследования Медицинского университета им. профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого, Российского университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы и Краевого государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Краевая клиническая больница» города Красноярск.
14 Ноября 2016, 18:02
1675
В Минздраве пообещали включить военных в систему ОМС
10 Ноября 2016, 19:28
Директор МГФОМС стал жертвой приписок
10 Ноября 2016, 15:39
Госдума разберется с оказанием медпомощи на борту самолета
10 Ноября 2016, 13:26
Стадченко: необходимо внедрить принципы ориентации на нужды пациента
Федеральный фонд обязательного медицинского страхования (ФФОМС)намерен внедрить в систему ОМС принципы персонифицированного сопровождения каждого пациента, заявила председатель ФФОМС Наталья Стадченко.
9 Ноября 2016, 23:51
Будущее медицины стало темой конференции INVITRO
27 Октября 2016, 10:37
Яндекс.Метрика