ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
28 Ноября, 16:50
28 Ноября, 16:50
64,62 руб
68,44 руб

≪Сложные исследования не выгодны никому≫

Ольга Гончарова
19 Января 2015, 18:26
2618
Главный профильный специалист Минздрава – о парадоксах госсектора рынка лучевой диагностики
Закупка магнитно‑резонансных и компьютерных томографов стала одним из наиболее скандальных проектов российской программы модернизации здравоохранения. В материалах уголовных дел по факту коррупции в этой сфере фигурировали чиновники и управленцы почти всех категорий – от руководителей отдельных учреждений до глав регионов. В 2014 году, наконец, завершились последние закупки, а значит, приблизилась к финалу и повсеместная томографическая инсталляция. Но тут назрел новый скандал. Прошлым летом фонд ≪Здоровье≫ озвучил результаты исследования, выявившего, что закупленные с таким трудом машины в регионах используются в 2,5 раза ниже возможностей. Главный специалист по лучевой диагностике Минздрава РФ Игорь Тюрин поделился с VADEMECUM своими наблюдениями о том, насколько эффективно медучреждения используют томографы, и рассказал о готовящемся проекте ≪Стандартов оказания диагностической помощи≫ и возможностях ГЧП в этом сегменте рынка медуслуг.

– Прошлым летом фонд ≪Здоровье≫ озвучил результаты исследования, выявившего, что закупленные с таким трудом машины в регионах используются в 2,5 раза ниже возможностей. Вы согласны с выводами фонда ≪Здоровье≫? С чем связана недостаточная загруженность томографов в регионах?

– Проблема, безусловно, есть, но говорить о том, что томографы повсеместно простаивают, – некорректно. Например, в крупнейших московских городских больницах загруженность томографов может быть колоссальной, а их эксплуатация – настолько эффективной, что ей могут позавидовать самые успешные частные компании. Недостаточная загрузка оборудования, как правило, наблюдается в амбулаторных учреждениях, а также в небольших больницах, которым сложно обеспечить значительные потоки пациентов. Простейший пример: если компьютерный томограф установлен в районной больнице в рамках программы совершенствования медпомощи пострадавшим в ДТП, мы же не станем жаловаться на то, что количество происшествий так мало, что томограф простаивает. Другое дело, что вне дорожного происшествия томограф должен использоваться для обследования других пациентов этой клиники, а это почему‑то противоречит регламентам проверяющих организаций. В результате томограф простаивает в ожидании следующего дорожного происшествия, а пациенты едут делать томографию в областной центр. Условия работы медицинских организаций часто не позволяют им использовать оборудование так, как это делают коммерческие клиники. Поэтому число исследований, проводимых на томографах в государственных поликлиниках и больницах, часто оказывается ниже пропускной способности оборудования. Одним из вариантов решения этой проблемы мог бы стать обмен пациентами между территориями и отдельными медицинскими организациями. Сейчас, например, мы часто наблюдаем ситуацию, когда в одном регионе (районе, больнице) избыток пациентов, а в другом – простаивающее оборудование. Сейчас такая практика обмена реализуется редко, везде свои бюджет и тарифы для таких услуг, что препятствует налаживанию межтерриториальных отношений.

– Проблема только в потоке пациентов? В исследовании фонда ≪Здоровье≫ говорилось о том, что в некоторых учреждениях закупленные по программе модернизации томографы просто стоят в коробках и никак не используются в принципе.

– Любая программа централизованного распределения имеет свои издержки, и национальные проекты в этом смысле не исключение. Реализация проектов в последние годы лишь акцентировала существующие в отечественной системе здравоохранения проблемы. При этом число неиспользуемых и неустановленных аппаратов относительно невелико – менее 10%, сказывается опыт реализации предшествующих программ и жесткий централизованный контроль сейчас. Тем не менее простаивающее или вообще не введенное в эксплуатацию дорогостоящее оборудование дискредитирует саму идею национальных проектов, и ответственность за это несут региональные власти, по заявкам которых это оборудование выделялось. Что касается низкой нагрузки, то, помимо неправильного формирования потока пациентов, есть и другие причины простоя оборудования. Одна из наиболее важных – недостаток кадров. Сейчас число врачей‑рентгенологов в России составляет только 50% от необходимого уровня, для врачей ультразвуковой диагностики этот показатель еще ниже – 47%. Поэтому, конечно, сколько аппаратов ни ставь, может оказаться, что на них просто некому работать. А возможности профильных специалистов тоже небезграничны. Что сейчас фактически происходит? Больницы и поликлиники получили новое оборудование и обязаны наладить диагностический процесс. Штатное расписание иногда может и увеличиться, но число врачей обычно остается прежним. При этом на врачей возлагается дополнительный объем работы по внедрению новой техники, освоению новых технологий в кратчайшие сроки. Это сложная задача, и, надо отдать должное, большинство моих коллег с этой задачей справились. Но рассчитывать в условиях кадрового голода на полноценное использование нового оборудования – сложно.

– Почему же потребность в специалистах не была учтена изначально, в момент разработки проекта модернизации здравоохранения и других подобных госпрограмм?

– Тогда первоочередной задачей было обеспечить лечебные учреждения современным оборудованием, потому что говорить об эффективности томографа в отсутствие самого томографа, согласитесь, не имеет смысла. А последняя серьезная модернизация проходила в отечественном здравоохранении в начале 80‑х годов. Кроме того, недостаток кадров – это проблема не только лучевой диагностики. Так же остро она стоит в других медицинских специальностях, таких как патологическая анатомия, реаниматология, фтизиатрия и других, где дефицит кадров составляет 40–50%. И с годами статистика не меняется – этих специалистов не хватает сейчас так же, как это было 10 лет назад. Чтобы увеличить число рентгенологов, нужно создать для этого целый комплекс организационных и социальных условий, улучшать условия их труда, создавать экономические и профессиональные стимулы для внедрения новых технологий. А сейчас этого нет. Вместо этого и количество оборудования, и количество исследований в расчете на одну ставку с каждым годом увеличивается, но это не сказывается на реальных доходах. Постоянно ужесточаются требования к профессиональной деятельности. Специалисты лишаются положенных им льгот. Поэтому неудивительно, что продолжается отток специалистов из государственных в частные медучреждения, где им предлагают более высокую заработную плату и лучшие условия труда.

– Вы как главный профильный специалист Минздрава предпринимали попытки как‑то повлиять на ситуацию?

– Трудно бороться с инерцией последних 25 лет, тем не менее реформы необходимы. Важным шагом, на мой взгляд, должно стать изменение нормативной базы работы диагностических служб в России. Сейчас этот сегмент регулируется документами 20‑летней давности, в частности, приказом Минздрава РСФСР от 2 августа 1991 года №132 ≪О совершенствовании службы лучевой диагностики≫. Он довольно жестко регламентирует работу диагностических кабинетов, но уже не соответствует реальности, поскольку с тех времен производительность оборудования существенно увеличилась, изменились лечебно‑диагностический процесс и экономика здравоохранения. Появились исследования, которых вообще не было в те далекие годы. Неизмеримо возросла эффективность оборудования. Например, в 80‑е годы стандартное исследование головного мозга длилось около получаса и включало лишь 16–18 томографических срезов. На современном оборудовании такое исследование длится 15–20 секунд, но за это время аппарат делает уже 500–800 срезов. Из‑за этого у многих возникает иллюзия, что если уж куплен новый мощный томограф, то количество исследований в этом учреждении немедленно возрастет из‑за более высокой пропускной способности аппарата. А этого не происходит. Потому что для анализа этого гигантского объема информации, в том числе с использованием современных программ для двух- и трехмерных преобразований, врачу требуется значительно больше времени. Раньше в структуре исследования 90% составлял процесс получения изображений в кабинете, сейчас – анализ изображений и написание заключения в ординаторской. Поэтому принцип ≪один аппарат (кабинет) – один врач≫ перестал работать. Он стал тормозом на пути внедрения новых технологий. Даже с увеличением пропускной способности томографов врач не будет успевать обрабатывать такой объем информации. Таким же тормозом становится технологическая разобщенность специалистов в области лучевой диагностики, когда один занимается рентгеном, другой – КТ, третий – ультразвуком и так далее. При таком кадровом голоде это недопустимая роскошь. Нужно менять сам принцип организации работы диагностических кабинетов, когда количество сотрудников определяется объемом и структурой проводимых исследований. Сейчас в Минздраве находится проект нового положения об организации службы лучевой диагностики, который, как мы рассчитываем, позволит решить организационные проблемы внутри отделений лучевой диагностики.

– А в тех учреждениях, где нет проблем с потоком пациентов и кадрами, количество исследований и глубина диагностики возросли?

– В целом общее количество исследований увеличилось, прежде всего, за счет нового оборудования. Быстрыми темпами увеличивается число КТ- и МРТ‑исследований, хотя их по-прежнему в два‑три раза меньше, чем в экономически развитых странах. Стремительно и не всегда обоснованно растут объемы ультразвуковых исследований. Регистрируется небольшой стабильный прирост рентгенологических исследований. Пока печальная ситуация с радионуклидными исследованиями, где роста нет последнее десятилетие. Но при этом нет качественных изменений в структуре проводимых исследований. За последние пять лет доля сложных исследований с введением контрастного вещества в КТ составляет 20%, и этот показатель не изменился, несмотря на появление нового оборудования. Для сравнения, за рубежом этот показатель достигает 70–80%. Три четверти всех исследований в МРТ составляют исследования головного мозга и позвоночника, как и 20 лет назад. Доля томографических исследований сердца и сосудов не превышает 1,5%, хотя значительная часть оборудования поставлена в рамках программы по борьбе с сердечно‑сосудистыми заболеваниями. Несмотря на рост КТ- и МРТ‑исследований, прежними темпами увеличивается количество линейных томографий и ультразвуковых исследований. То есть врачи стали делать на новом оборудовании больше простых исследований, но это не сделало более доступными для пациентов сложные процедуры и современные технологии. Почему так происходит? Причин несколько. Сложные продолжительные исследования не выгодны никому. Они экономически убыточны для медицинской организации из‑за крайне низких тарифов ОМС или их отсутствия вообще. Никаких стимулов для их внедрения нет. Врачи не хотят проводить сложные исследования, потому что они требуют дополнительного времени и навыков. Часть врачей не имеют достаточного опыта. Это, кстати, общая проблема рынка диагностических исследований, она касается и частных клиник. Только мотивация в коммерческих учреждениях другая. Предельное упрощение исследований, искусственный отбор пациентов, предельно малое время, отведенное на одно исследование и написание протокола, отсутствие времени на осмысление врачом увиденного. Главное – уложиться во временной интервал с минимальными затратами. Как только врачи сталкиваются с более сложной или нестандартной проблемой, то отправляют пациента в бюджетное учреждение.

– Частные операторы рынка лучевой диагностики предлагают вступать в ГЧП с государственными центрами, чтобы повысить их загруженность и эффективность. Думаете, формат ГЧП способен изменить ситуацию?

– Такая идея действительно есть, и многие организаторы здравоохранения ее поддерживают. Однако пока подобная форма взаимодействия применима лишь в случае крайне дорогих высокотехнологичных центров. Схема работает так: частная компания строит центр, а государственное учреждение направляет в него пациентов по квоте, объем которой оговаривается заранее. Такого рода ГЧП уже реализуются в ядерной медицине – например, в Центральном федеральном округе и Сибири появляются сети ПЭТ‑центров, основанные на этих организационных принципах.

– А почему ГЧП не будет работать для более массового сегмента – в МРТ- и КТ‑диагностике?

– Я думаю, что они могут работать и будут постепенно развиваться. Здесь гораздо больше сложностей, связанных главным образом с государственным финансированием таких исследований в рамках программ ОМС. Для налаживания этой работы необходимо решить множество организационных, юридических и финансовых вопросов, в том числе связанных с существенной разницей в тарифах на эти исследования, а иногда и просто с отсутствием всякой тарификации.

– Во время закупок томографов по всей России были заведены десятки уголовных дел по факту коррупции. Насколько остро эта проблема стоит сейчас?

– Безусловно, при таких гигантских объемах закупок нарушения неизбежны. К счастью, я не имел отношения к этому процессу, поэтому не могу комментировать текущее положение дел. Однако поскольку процесс закупок в прошлом году практически полностью завершился, думаю, о томографической коррупции скоро забудут.

– Но могут начаться тяжбы между пациентами, не получившими гарантированной диагностической услуги, и государственными медучреждениями, не предоставившими гражданам такую возможность? А в Бразилии, например, такие иски рассматриваются все чаще.

– Я не очень верю, что в нашей стране возникнут серьезные судебные процессы, связанные с претензиями пациентов в отношении невыполненных исследований. Все‑таки у нас пока другой менталитет. Кроме того, в развитии этого сегмента в госсекторе назрел переломный момент. Сейчас, когда в стране уже есть необходимое количество оборудования, организаторы здравоохранения начали задумываться об эффективности его использования. Всем понятно, что сами по себе эндоскоп или томограф ничего не решают. А значит, можно ожидать новых мер в образовательной системе и организации медицинской помощи в лучевой диагностике.

рынок лучевой диагностики, мрт, мрт-диагностика, томограф
Поделиться в соц.сетях
Доходы гендиректоров фармкомпаний выросли в 2016 году
Сегодня, 16:35
Pfizer передумала расширять производство в Дублине
Сегодня, 15:40
В рейтинге клиник пластической хирургии Натальи Мантуровой лидером стал ИПХиК
Сегодня, 13:26
Фармкомпании не смогли включить 24 лекарства в перечень жизненно важных
Сегодня, 12:46
Гендиректором «Медскан.рф» стал Леван Дзигуа

На должность генерального директора сети диагностических центров «Медскан.рф» назначен управленец и финансист из промышленной отрасли Леван Дзигуа. На этом посту он сменил Владимира Гераскина, который займется развитием других направлений медицинского бизнеса компании.

28 Июля 2016, 20:57
В Северодвинске починят томограф за 7,7 млн рублей
В Северодвинской больнице №1 починят компьютерный томограф за счет средств резервного фонда правительства Архангельской области.
9 Июня 2016, 16:38
Челябинский медцентр «Лотос» судится за право выбирать услуги ОМС
19 Апреля 2016, 19:09
«МРТ-Эксперт» планирует открыть сеть многопрофильных клиник

Холдинг «МРТ-Эксперт», включающий сеть одноименных центров МРТ-диагностики и четыре поликлиники «Эксперт», планирует в течение пяти лет открыть 20 клиник в регионах и составить конкуренцию крупнейшим многопрофильным медицинским сетям.

16 Февраля 2016, 18:43
1550
Теплый ламповый отзвук
Почему лучевая диагностика не станет массовой медуслугой для нынешнего поколения россиян
1041
В Челябинске частная клиника прекратила прием пациентов по ОМС из-за низких тарифов

Челябинский частный медцентр «Лотос», работающий в системе ОМС в течение нескольких лет, с 1 января 2016 года откажется от этой практики. После пересмотра тарифов на медуслуги работа в таком формате стала приносить убытки.

24 Декабря 2015, 11:04
2327
Правительство утвердило программу гарантий медпомощи на 2016 год
Программа содержит ряд новых положений, в том числе прописаны предельные сроки ожидания приема терапевта, педиатра, проведения диагностических и лабораторных исследований, КТ, МРТ и ангиографии.
22 Декабря 2015, 13:51
1504
Кнопка запала
Теледоктор Елена Малышева продюсирует авторский медцентр.
3417
Елена Малышева откроет авторскую клинику
Телеведущая Первого канала, врач и предприниматель Елена Малышева планирует открыть в Москве медицинский центр под собственным брендом. Клиника может начать работу еще до конца этого года.
19 Октября 2015, 10:27
2663
Яндекс.Метрика