ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
23 Ноября, 19:06
23 Ноября, 19:06
63,63 руб
67,54 руб

После громкого хлопка

Александр Братерский
11 Февраля 2014, 16:51
3132
Советский Узбекистан поставлял змеиный яд и растительные алкалоиды
Лекарственные растения Каракалпакии, единственное в СССР производство Рутина, спасение японских детей с помощью узбекского Галантамина – фармацевтическая промышленность УзССР добилась немалых успехов благодаря богатым природным ресурсам и научным кадрам, эвакуированным в республику во время Великой Отечественной войны.

До революции Узбекистан «отличался исклю­чительно тяжелым положением по распростра­нению многих инфекционных заболеваний, в том числе тяжелых и свойственных жарким странам с тропическим климатом», – так в статье «К истории становления и развития микробиологии и эпидемиологии в Средней Азии», посвященной профессору‑микробиологу Алексею Грекову, описывает республику эпиде­миолог Самуил Дубровинский.

В 1918 году Греков основал в Ташкенте Са­нитарно‑бактериологическую лабораторию Туркменистана, которая занялась производ­ством вакцин, прежде всего от оспы. Позднее лаборатория выросла в Институт эпидемиоло­гии и микробиологии, в 1950 году вошедший в состав Ташкентского НИИ вакцин и сыворо­ток (НИИВС).

Институт имел союзное подчинение, и в нем было создано немало передовых вакцин для предотвращения чумы, скарлатины, дифтерии и менингита.

Изготавливали здесь и известную во всем СССР и за рубежом сыворотку против змеиных укусов: змей для опытов на территории Узбекистана хватало – их здесь обитает 18 видов, в том числе пять ядовитых. В 60‑е годы для нужд фармацев­тической промышленности в республике отлав­ливалось ежегодно до 3 тысяч ядовитых змей.

Институт эпидемиологии активно сотрудничал с созданным сразу после войны Ташкентским химико‑фармацевтическим заводом, возник­шим на базе небольшой галеновой лаборатории.

Завод выпускал сотни наименований лекарств, включая Фитин, Кобальт‑30, Кверцетин, Цититон. Успехом за рубежом пользовался созданный на заводе препарат Галантамин, предназначенный для лечения полиомиели­та. Действующие вещества препарата были выделены из луковиц подснежника Воронова (Galanthus woronowii) известным узбекским химиком Сабиром Юнусовым, основателем Ин­ститута биоорганической химии растительных веществ АН УзССР, созданного в 1959 году.

В кратчайшие сроки производство Галанта­мина было запущено на Ташкентском химико‑фармацевтическом заводе. «Чудодействен­ное лекарство с ташкентской маркой по земле и по воздуху доставлялось в различные уголки планеты», – с гордостью писала в книге, по­священной этому событию, публицист Галина Куликовская.

Она не преувеличивала: в начале 60‑х годов в Японии разразилась эпидемия полиомиелита. Узнав о чудодейственном советском лекарстве, родители больных детей стали требовать от правительства принять срочные меры по импорту Галантамина. Политические отношения между СССР и Японией были в то время напряженны­ми, однако под давлением общественности вла­сти Японии были вынуждены пойти на уступки и зарегистрировать препарат.

Поставками занялась созданная энтузиастами токийская компания Iskra Incorporated, которая существует и сегодня.

В 1961 году состоялась первая поставка узбек­ского Галантамина в Японию. «20 миллионов японских детей были спасены от угрозы заболе­вания», – сообщает на своем сайте Iskra.

Галантамин до сих пор пользуется некоторой популярностью – его предлагают на многих англоязычных сайтах как недорогую альтерна­тиву для лечения болезни Альцгеймера. Эффективность Галантамина для лечения этого забо­левания попытались обосновать Майкл Генрих и Ху Ли Тео, опубликовавшие статью в меди­цинском журнале Journal of Ethnopharmacology.

Ташкентский химико‑фармацевтический завод был единственным в СССР производителем Рутина, лекарства группы флавоноидов, кото­рое успешно использовалось для лечения авита­миноза, в частности дефицита витамина P.

Cырьем для изготовления этого препарата по­служили листья Руты пахучей (Ruta graveolens), полукустарника, в изобилии произрастающего на территории Узбекистана. Узбекский Рутин стал статьей своеобразного реэкспорта – он использовался для изготовления фармацев­тических препаратов в Польше, а затем в виде готовых лекарств поставлялся обратно в СССР.

В начале 70‑х годов Рутин выпускали на фар­мацевтических заводах Москвы и Таллина, но себестоимость препарата, выпускаемого в Узбекистане, оказалась значительно ниже, и производство Рутина решили сосредоточить в Ташкенте.

Гордостью узбекского фармпрома был препарат Фитин, который изготавливали из конопляного жмыха. Он предназначался для лечения нерв­ных болезней.

Применявшийся для лечения сердечно‑со­судистых заболеваний популярный препарат Строфантин во всем мире получали из семян африканского растения Строфанта. Узбекские ученые нашли растение, содержащее в себе по­хожее на строфантин действующее вещество – завезенную в Узбекистан из Северной Америки многолетнюю траву Кендырь коноплевый (из него до сих пор делают Цимарин).

Хорошо знакомы советским потребителям были и препараты из Псоралеи костянковой – из плодов этого растения на Ташкентском химико‑фармацевтическом заводе выпускался препарат Псорален, предназначенный для ле­чения витилиго (депигментация кожи) и ало­пеции (облысение).

«Узбекистан располагает значительными ре­сурсами дикорастущих лекарственных трав, являющихся сырьем для фармацевтической промышленности», – констатировал сборник «Производительные силы Узбекистана и пер­спективы их развития».

По данным опубликованного в 1959 году изда­ния «Узбекская ССР: краткий историко‑ экономический очерк», из 700 известных на тот момент в мире алкалоидов 60 было открыто Институтом биоорганической химии Академии наук Узбекской ССР.

Большое количество растений, которые исполь­зовались для изготовления лекарств, произрас­тали в Каракалпакской АССР. В 1971 году власти организовали на территории автономии Бадайтугайский заповедник для охраны лекарственных трав, стремясь защитить ценную флору от унич­тожения, и эти меры не были напрасными.

В республику зачастили туристы со всего СССР, заинтересованные ценными растениями. Этим иногда пользовались мошенники, которые за большие деньги предлагали страждущим сделанные ими «волшебные» отвары. Подзара­ботать на доверчивости туристов решил мест­ный житель Абай Борубаев, который, найдя полуграмотного деревенского жителя Мирзу Кымбатбаева, провозгласил его волшебным целителем‑дервишем. «Он лечил от ревности и от сглаза. Рецепт от сглаза – трава Адраспан. Ее надо смешать с бараньим салом, затем все сжечь и дышать дымом, пока не вспотеешь. На­утро порча проходила...», – рассказывал о «дер­више» писатель Леонид Словин в документаль­ной повести «Цапля ловит рыбу».

На сеансы исцеления к Мирзе летали из Мо­сквы известные актеры, писатели и даже пар­тийные чиновники, а увлечение травами и эзо­терической литературой постепенно превратило поклонников Мирзы в настоящую секту.

Одним из последователей секты Мирзы был культовый советский киноактер Талгат Ниг­матулин, звезда приключенческого фильма «Пираты XX века». История закончилась тра­гически – в 1985 году в секте произошел раскол, и Нигматулин погиб в Вильнюсе от рук других последователей Мирзы.

В 1993 году президентом Республики Узбеки­стан Исламом Каримовым был подписан указ о создании на базе республиканской фарма­цевтической промышленности Узбекского государственного акционерного концерна «Узфармпром». В объединенный концерн вошли все ведущие предприятия Узбекиста­на: Ташкентский химико‑фармацевтический завод, Ташкентский НИИВС, Предприятие по производству бактерийных и вирусных препаратов и Наманганский завод меди­цинских изделий. Сегодня «Узфармпром», который носит узбекское название «Узфармсаноат», по‑прежнему крупнейшее фармпред­приятие страны. Недавно компания объявила о том, что вступила в партнерство с китайской компанией Kunmin Pharmaceutical, которая собирается построить на территории респу­блики завод по производству препаратов для лечения легочных заболеваний, стоимость проекта – $14 млн, половина из них – сред­ства китайского инвестора.

Финансовый аналитик инвестиционной ком­пании AFS‑Research Вячеслав Лучкин пола­гает, что объем узбекского фармрынка соста­вил в 2013 году $680 млн, цитирует эксперта агентство Regnum. До 95% рынка занимают импортные препараты, они поставляются в Узбекистан из России, Украины, Германии и Индии. Сам же Узбекистан экспортирует ле­карства в страны СНГ на сумму около $2 млн в год. Тем не менее в республике еще сохра­нились прежние советские наработки. Узбе­кистан – единственная страна в Центральной Азии, где функционирует Институт вакцин и сывороток, обладающий уникальной кол­лекцией вирусных культур.

Ташкентский НИИВС единственный в мире производит сыворотку, которую рекомендуют медики в странах СНГ в качестве лекарства от укусов ядовитых пауков‑каракуртов.

Сохранилась в республике и популяция лекар­ственных растений, которые, в отличие от совет­ских времен, мало задействованы в современ­ной узбекской фармацевтике, но по‑прежнему представляют научный интерес.

В 2004 году группа фармакологов посвятила узбекской флоре и народной медицине Узбеки­стана статью в Journal of Ethnopharmacology.

история
Поделиться в соц.сетях
Создана система подготовки пациента к пересадке головы
Сегодня, 17:55
Роспотребнадзор прогнозирует эпидемию гриппа в России
Сегодня, 15:44
ФАС добилась снижения цен на лекарства от редких болезней
Сегодня, 15:33
Индийская Sun Pharma купила 85% акций «Биосинтеза»
Сегодня, 14:45
Портфельный министр
Как Борис Петровский построил в СССР многоотраслевую хирургию
1202
Иссык‑культ
Киргизия снабжала весь СССР опиумом
3315
Полынь-полно
Казахская ССР – от глистогонной травы до биологического оружия
2938
Мастер йода
Советский Азербайджан дезинфицировал пол-Европы
2988
Армянского ради
За фармнаследие бывшей советской республики велась нешуточная борьба
2467
Минский замедленного действия
Первое крупное фармпредприятие появилось в Белоруссии только на 10-м году советской власти
2577
От Харьковщины препараты
Благодаря разработкам харьковских НИИ Украина стала вторым в Союзе производителем фармпродукции
2360
Помазанники боли
Эстонские и литовские предприятия были важной частью фармпрома СССР
2790
Яндекс.Метрика