ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
23 Ноября, 23:07
23 Ноября, 23:07
63,63 руб
67,54 руб

Порт акупунктур

Алексей Каменский
14 Августа 2014, 15:08
3453
Китайская медицина зайдет в Петербург через ГУП «Водоканал»

В поликлиниках Северной столицы могут вскоре наряду с терапевтами появиться мастера иглоукалывания и прижиганий. В конце июня Санкт‑Петербург посетил ректор Пекинского университета китайской медицины Сюй Аньлун. С китайскими врачами он официально встречаться не стал, зато установил контакт с городскими властями, которые горячо поддержали его трехзвенную концепцию проникновения китайской медицины в Россию – ≪ознакомление; развитие; обучение≫. В Петербурге теперь будут сверху насаждать китайскую медицинскую науку и практику, а одним из ее главных проводников станет ГУП ≪Водоканал Санкт-Петербурга≫. Независимые китайские врачи города встревожены и опасаются перегибов.

ПОМЯНУТЬ В СЮЕ

Историческая встреча ректора Сюй Аньлуна (в пресс‑релизах и новостях китайского ректора называют Сюй Анлон, но правильная транслитерация его имени Xu Anlong – Сюй Аньлун) с администрацией Санкт‑Петербурга состоялась 25 июня в Смольном. Город представляли вице‑губернатор Санкт‑Петербурга Ольга Казанская, председатель Комитета по здравоохранению Валерий Колабутин, а из менее очевидных участников – директор филиала ≪Медицинский центр≫ ГУП ≪Водоканал Санкт‑Петербурга≫ Александр Сидоров. С китайской стороны компанию ректору составил директор больницы Dongfang при Пекинском университете китайской медицины профессор Чжан Юинлин.

Как проходила встреча, неизвестно, но китайцам, очевидно, удалось заинтересовать россиян своими предложениями. В присланном VM пресс‑релизе рассказывается, что Сюй представил свою концепцию развития Центра китайской медицины в Петербурге. Валерий Колабутин со своей стороны рекомендовал для российско‑китайского сотрудничества две ≪ключевые образовательные площадки, два крупнейших медицинских вуза города≫ – Первый Санкт‑Петербургский государственный медицинский университет им. академика И.П. Павлова и Северо‑Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова. А Александр Сидоров рассказал об опыте использования китайской медицины в ГУП ≪Водоканал≫.

Интерес к практике восточной медицины возник у городской администрации от инициативы сверху. ≪Китайцы довольно активны в продвижении своих услуг≫, – говорит владелец двух петербургских центров восточной медицины≪Бай Юнь≫ Андрей Левчин. Их встречи с властями проходят регулярно, инициатором обычно выступает китайская сторона, но, как правило, такие переговоры безрезультатны. Разница в том, что на этот раз встреча совпала с общим восточным, он же антизападный, поворотом нашей страны. Во время июньской встречи президента Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина стороны подписали газовое соглашение, два десятка договоров о сотрудничестве и решили ≪отказаться от языка односторонних санкций≫.

Страна бросилась реагировать на поданный президентом сигнал, и Сюй этим воспользовался. Его приезд в Петербург был инициативой китайской стороны, рассказала VM советник Ольги Казанской Ирина Шарипова. Профессор действовал через Комитет по внешним связям городского правительства, который передал эстафету профильному вице‑губернатору. ≪Дальше стали смотреть, кто занимается соответствующей деятельностью из образовательных учреждений. Потом все заинтересованные лица собрались≫, – рассказывает Шарипова.

Существующие в Петербурге китайские лечебные учреждения остались в стороне – как будто Сюй решил основать свою практику с нуля. Шарипова не видит в этом ничего странного: ≪Отдельные врачи – это не здравоохранение. Мы не должны звать вообще всех≫. ≪Меня на эту встречу не звали. Меня вообще куда‑то звали только один раз, на встречу с Малаховым, – говорит Левчин. – Очень хорошо, что тогда не поехал, передача обличала китайскую медицину≫. Чжан Сюй, руководитель компании ≪Млечный путь≫, владеющей тремя центрами китайской медицины в Петербурге, лично пообщаться с журналистом VM не смог, так как плохо владеет русским языком, однако через помощницу передал, что они про приезд в Петербург Сюй Аньлуна даже не слышали.

Ситуация кажется дикой, однако в данном случае в ней есть своя логика, пусть на первый взгляд и неочевидная.

ЗАПЕКИНИЛИСЬ В РОССИИ

Судьба традиционной китайской медицины (ТКМ) в России всегда складывалась удивительно удачно, на зависть другим традиционным методам лечения. Впервые русские познакомились с акупунктурой еще в XVII веке. В период теплых дружеских отношений между Китаем и Советским Союзом в 50‑х годах китайские врачи приезжали к нам читать лекции, а советские врачи массово отправлялись учиться в Китай.

Акупунктура долгое время оставалась в СССР предметом научного изучения. И даже когда десятилетие спустя отношения между СССР и Китаем окончательно испортились, это не помешало проникновению в медицинскую практику СССР иглоукалывания и других методов воздействия, характерных для ТКМ. Например, Центральный НИИ рефлексотерапии был создан в 1975‑м, хотя в те годы нелюбовь к председателю компартии Китая Мао Цзэдуну советским гражданам прививали уже со школьной скамьи. Во время перестройки китайские врачи тоже начали свою деятельность в нашей стране одними из первых, опередив и родственных им тибетских медиков, и индийских аюрведистов, не говоря уже о корейских врачах, которые большую часть рабочего времени тратят на то, чтобы доказать отличие своей медицины от китайской.

Но результат почти 30‑летнего продвижения китайских медиков в условиях российского капитализма оказался невыразительным. Скажем, тибетцы за эти годы сумели создать несколько довольно крупных медицинских сетей. Например, сеть клиник ≪Наран≫, о которой VM рассказывал в #9 от 21 июля 2013 года (см. материал ≪Мы избавились от экстрасенсов, и началась энергетическая война≫) и которая имеет сейчас филиалы в Москве, Санкт‑Петербурге, Екатеринбурге и Казани, а один раз даже организовала зарубежную экспансию. Есть несетевые, но вполне известные и крупные игроки – клиника ≪Тибет≫, ≪Доктор Баир≫. Многие тибетцы (в это понятие традиционно входят и буряты) друг друга не любят и порой отзываются о конкурентах весьма нелицеприятно – что тоже признак созревания рынка.

Китайские врачи своих коллег, как правило, вообще не знают. ≪Наша сфера деятельности немножко разобщена, – с китайской сдержанностью констатирует Владимир Потапов, главный врач Института традиционной восточной медицины (находится в Москве, на Арбате; несмотря на название, занимается лечением, а не обучением). – Раньше были кафедры иглорефлексотерапии, традиционной восточной медицины при учебных заведениях, сейчас их подсократили. Не относят нашу сферу к доказательной медицине≫. Крупных игроков в Москве нет вовсе, мелких – множество, а попытки VM через Китайский культурный центр и других специалистов узнать, есть ли центры, пусть мелкие, но хотя бы заслуживающие доверия, неизменно наталкивались на один и тот же ответ: настоящей китайской медицины здесь нет. Вам в Китай. Или, по крайней мере, на российский Дальний Восток.

В Северной столице похожая ситуация. ≪Кто крупный на рынке? Ну, есть ≪Млечный путь≫, у него три центра. Еще знаю один‑два подобного размера. А в основном все довольно небольшие центры, с одним или двумя врачами≫, – говорит Лев Гиндин, директор одного из центров китайской медицины ≪Бай Юнь≫.Рынок явно нуждается в стимуле для полноценного развития. Что может привнести сюда государство?

УТОПИСТ В ≪ВОДОКАНАЛЕ≫

Глава Медицинского центра петербургского ≪Водоканала≫ Александр Сидоров, один из главных двигателей нового китайского возрождения в Петербурге, так объяснил ИТАР‑ТАСС его важность: ≪Медцентров, практикующих китайский массаж и иглоукалывание, в городе достаточно, но мы не можем оценить верность методик и качество медицинских услуг, которые там оказывают≫. ИТАР‑ТАСС сообщило также, без ссылки на источник, что есть планы постепенно включить услуги создающегося центра в перечень ОМС, однако ни советник Ольги Казанской, ни представители Комитета по здравоохранению это не подтвердили. Сидоров не смог ответить на вопросы VM, сославшись на занятость. Нынешние успехи его заведения на фронте внедрения ТКМ скромны.

Восточное направление представлено у ≪Водоканала≫ двумя кабинетами – иглорефлексотерапии и мануальной терапии. Для первого на сайте даже выставлен ценник – ≪лечение микроиглами табакизма≫, самая дорогая услуга, стоит 2 850 рублей, а прогревание полынной сигарой – всего 80 рублей. Но кабинет, сообщается на сайте, временно не работает. В медцентре по просьбе корреспондента VM уточнили, что он вновь откроется после 10‑го августа. А кабинет мануальной терапии закрыт уже несколько месяцев – ≪нет врача≫.

≪Прекрасно понимаю, почему у них не работают эти кабинеты, – говорит Лев Гиндин из ≪Бай Юнь≫. – Найти врачей, уговорить, привезти – это в любом случае надо делать, какой бы ни был у тебя лоббистский ресурс. Я думаю, если в первый раз этим делом занялись, дай бог им за три месяца управиться≫. Особого, принципиального смысла в создании госоператора китайской медицины Гиндин не видит. Если уж говорить о вмешательстве государства в эту сферу, то ее игроки, во‑первых, очень такого вмешательства боятся: как бы не стало хуже. А во‑вторых, хотят одной простой вещи – упрощения правил ≪ввоза≫ специалистов.

Тот факт, что, по выражению Владимира Потапова из Института традиционной восточной медицины, ≪есть те, кто оказывает некачественные услуги≫, во многом объясняется беспрерывной неумолимой ротацией. Врач работает год, а после этого должен выехать из России. Не факт, что он захочет повторить путешествие. ≪Хороший врач и в Китае неплохо зарабатывает, – говорит Гиндин. – Не так просто уговорить его приехать сюда≫. В Центре международного сотрудничества ≪Евразия≫, который занимается помощью в оформлении виз и приглашений для иностранных граждан, VM сообщили, что в случае с гражданином Китая этот процесс занимает несколько месяцев, причем получить миграционную квоту на китайского врача компания должна самостоятельно – без этого он не сможет работать.

ТАКТИКА МЕЛКИХ УКОЛОВ

Гораздо меньше волнует специалистов отрасли проблема непризнания в России китайских дипломов. Хотя эту проблему власти как раз собираются решать. Экспертный совет при Комитете по здравоохранению Госдумы сейчас прорабатывает поправки к закону, вводящему понятие комплементарной (дополнительной) медицины, к которой, по идее, относится и китайская. ≪Ничего, кроме немереных пошлин и безумныхпроцедур из вмешательства государства не получится≫, – уверен Гиндин.

Не верят эксперты и в возможность полноценного обучения по китайским методикам. ≪Слишком разные у нас системы. Невозможно внедрить то, что есть у них, в головы наших врачей≫, – считает Светлана Барнаулова, заведующая отделением традиционных методов лечения петербургской городской больницы №40. Больницу тоже планируют включить в программу китаизации, однако об этих планах Барнаулова, сама фитотерапевт и дочь известного фитотерапевта, доктора медицинских наук Олега Барнаулова, называющего фитотерапию базовой дисциплиной китайской медицины, узнала от VM. Она надеется на лучшее, китайская медицина могла бы дать мощный толчок развитию фитотерапии в России, но хорошего результата не пророчит. ≪Китайцы, – объясняет она, – очень закрытые. Зачем им передавать кому‑то свои умения? Если сюда приедут хорошие врачи, они будут сами лечить за очень большие деньги. Ведь про нынешние китайские центры никогда нельзя понять, настоящие там врачи или нет≫.

Выяснить это и правда непросто. Китайская диагностика основана на восьми руководящих принципах, синдромах плотных и полых органов и прочих малопонятных российским пациентам вещах. Лечение проистекает из понятия о меридианах, по которым циркулирует жизненная энергия ци. Но если крайне упростить дело, главное, чем занимаются в России китайские врачи, – это рефлексотерапия, то есть воздействие на определенные точки тела, чтобы вызвать ответную реакцию организма (рефлекс). Причем воздействовать больше для профилактики, а не для лечения – предупредить болезнь, пока она еще ничего не разрушила – один из принципов китайских врачей. Воздействовать можно по‑разному, объясняют знатоки: иголками, просто руками (у нас это называется мануальной терапией, хотя китайцы ее как особый метод вообще не выделяют), полынными сигарами, страшновато выглядящим методом огнетерапии и так далее.

Как всему этому обучают? ≪Китайцы несколько лет учатся, а потом год работают в паре с наставником, – объясняет Гиндин. – Доктор работает в больнице, а при нем постоянно студент – по одному студенту на доктора, не больше. Сколько же нужно будет сюда привезти докторов? Дешевле, наверное, наших студентов – туда. Хотя по‑всякому получается дорого≫. Возникнет и языковая проблема: врачей в Китае очень много, а с профессиональным переводом всегда есть сложности – слишком много специальных терминов, говорят игроки. Особенно если давать по переводчику на каждую пару ≪студент –наставник≫. Впрочем, как мы знаем, наше государство воспринимает новые идеи с трудом, но уж если что‑то восприняло – трудности и расходы его не остановят.

китайская традиционная медицина, тайский массаж
Поделиться в соц.сетях
В России начнут производство защищенных от повторного использования шприцев
Сегодня, 19:12
Закон о телемедицине могут принять в начале 2017 года
Сегодня, 19:09
Создана система подготовки пациента к пересадке головы
Сегодня, 17:55
Роспотребнадзор прогнозирует эпидемию гриппа в России
Сегодня, 15:44
Список Гуандуна
Власти КНР заподозрили провинциальных чиновников в неверности делу партии и правительства
2022
Тай на снегу
Станет ли азиатский массаж в России чистой медуслугой
3088
ФСКН в Иркутске накрыла нелегальную клинику китайской медицины
Спецназ УФСКН взял штурмом здание клиники, в которой работали врачи без лицензии и нелегальные мигранты.
30 Октября 2013, 16:11
1070
Традиционно некитайская
Поднебесная проигрывает борьбу за европейский рынок средств восточной медицины
2478
Перо-наперво
Традиционная китайская медицина выросла в цене на фоне новостей о птичьем гриппе
2467
Яндекс.Метрика