ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
24 Ноября, 7:36
24 Ноября, 7:36
64,01 руб
68,05 руб

Перенять ГНЦ велят

Кирилл Седов
27 Января 2014, 17:44
3035
Скандал вокруг массовых увольнений в Гематологическом центре Минздрав трансформирует в самопроверку
Самый громкий в новом году отраслевой скандал разразился сразу после праздников. Представители пациентского и врачебного сообществ, а также депутат КПРФ сообщили Минздраву и правительству о фактической ликвидации Гематологического научного центра – крупнейшего и важнейшего в своей сфере учреждения России. Руководству ГНЦ поставлены в вину массовые увольнения сотрудников, закрытие лабораторий, отказ в лечении пациентам. Директор Гематологического центра называет обвинения клеветой и «политической провокацией». Минздрав, которому ГНЦ подчиняется напрямую, оказался не в курсе драматических событий и пообещал во всем разобраться.

Пикет возле здания Минздрава в Рахмановском переулке активисты движения ≪Вместе – за достойную медицину≫, озабоченные ситуацией в ФГБУ ≪Гематологический научный центр≫, провели 10 января. В ходе акции министру здравоохранения Веронике Скворцовой было передано открытое письмо, в котором сообщались катастрофические сведения. В августе 2013 года были сокращены 500 сотрудников, а 15 декабря 2013 года еще 200 работников ГНЦ получили уведомления о сокращении, говорится в документе, к которому прилагался внушительный список уволенных врачей и ученых. Кроме того, авторы письма сообщали о закрытии в центре порядка 20 отделений и лабораторий. Под угрозой уничтожения оказались важнейшие научные исследования и достижения, говорилось в письме.

Помимо развала научной сферы, речь шла о сокращении приема пациентов и фактическом отказе от проведения ≪бесплатных обследований≫. ≪Множество людей с тяжелейшими, в том числе и онкологическими, заболеваниями не знают, смогут ли они продолжить жизненно важное лечение. В поликлинике ГНЦ закрыто бесплатное обследование для нуждающихся гематологических больных, нет скидок для инвалидов и участников войн, в результате чего за обследование больной должен заплатить от 10 до 50 тысяч рублей≫, – сообщалось в письме. От министра участники акции требовали немедленно остановить реорганизацию ГНЦ, прекратить увольнения, а также провести публичное обсуждение сложившейся ситуации.

Начинание общественников вскоре было подхвачено системными опозиционерами – 13 января депутат фракции КПРФ Московской Госдумы Владимир Святошенко написал о ситуации в ГНЦ премьер‑министру Дмитрию Медведеву. Коммунист сообщил премьеру о том, что методикой ликвидации коллективов лабораторий стало многократное переселение их с места на место без явной необходимости.

Переезды привели к утрате около 200 единиц лабораторного оборудования, как правило, импортного, сообщает депутат. ≪Был уничтожен электронный зал, включающий два импортных (Япония) электронных микроскопа, два ультрамикротома (Швеция), компьютеры и полностью оснащенную фотолабораторию. К настоящему времени ГНЦ лишился лучшего в Европе радиоактивного облучателя, а также своего библиотечного фонда, создаваемого многие десятилетия≫, – говорится в письме премьер‑министру. В заключение автор письма попросил Дмитрия Медведева привлечь к проверке ГНЦ Счетную палату и Генеральную прокуратуру и информировать его, депутата Святошенко, о принимаемых решениях. Сам гендиректор ГНЦ Валерий Савченко называет факты, изложенные в письмах пациентов и депутата, откровенной клеветой и ≪политической провокацией≫ (подробности – в эксклюзивном интервью Савченко VM на стр. 12 ).

Претензии общественности были услышаны в Минздраве. В ближайшие дни в Гематологический центр прибудет комиссия министерства, сообщили собеседники VM, знакомые с ситуацией в ведомстве. Более того, отдельно от комиссии визит в медцентр собирается нанести сама Вероника Скворцова, говорят источники VM. ≪Оглашать предварительные результаты внутриведомственной проверки никто не будет, и их никто не озвучивал. Министерство пока выслушивает все стороны – и работников, и пациентов, и руководство. И вопросы есть ко всем, кроме пациентов. И к работникам, и к руководству, поэтому проверка будет продолжаться. Причин же подобной ситуации в ГНЦ может быть несколько, самая простая – это перевод всего на платную основу. У людей просто нет выбора. И они будут влезать в долги и стараться выжить. Лечение очень дорогое и диагностика тоже, а пользоваться этим просто бесчеловечно≫, – говорит координатор движения ≪Вместе – за достойную медицину≫ Алла Фролова. Еще одной причиной происходящей ≪реорганизации≫ она считает возможную подготовку к приватизации и акционированию учреждения, расположенного в центре Москвы.

Заметим, что баланс между критикой ГНЦ и собственными интересами стремится сохранить не только Минздрав, но и представители пациентского движения. Представители заинтересованных пациентских сообществ ситуацию вокруг ГНЦ комментируют очень осторожно. ≪Нам, конечно, поступают сигналы о работе ГНЦ, есть вопросы к работе центра и по лекарственному обеспечению, – рассказывает президент Всероссийского общества гемофилии Юрий Жулев. – Сейчас с Минздравом мы обсуждаем вопрос, вина ли это администрации центра или системы здравоохранения в целом, потому что бюджеты сокращают многие федеральные центры. С другой стороны, не могу сказать, что там прекращена работа – нет, конечно. Хотя центр лихорадит – из‑за увольнений и переформатирования. Среди пациентов идут панические слухи – будет закрываться, не будет закрываться. Сейчас идет разбирательство, насколько они обоснованы≫.

Известие о проведении проверки Минздравом удивило некоторых экспертов. ≪Текучесть кадров в размере 700 человек – это очень существенная проблема. Как правило, причин текучести несколько: одна – низкая заработная плата и вторая – самодурство начальников, когда руководитель через коленку нагибает подчиненного, заставляет выполнять его те действия, которые входят в противоречие с внутренними установками и ценностями работников. При этом вызывает недоумение тот факт, что министерство не в курсе – данное ФГБУ подчинено непосредственно Минздраву РФ и какая‑то статистическая отчетность о ротации кадров, об увольнении должна в Минздрав поступать≫, – считает управляющий юридической компании ≪Центр медицинского права≫ Алексей Панов.


ГОЛОС ЗА КАДРЫ

≪Майдан покажется детским садом≫

Валерий Савченко рассказал о причинах скандала вокруг гематологического центра

Пока пациенты и врачи сообщают о фактическом развале ГНЦ, Валерий Савченко, возглавивший центр в 2011 году, сохраняет спокойствие. Причину недовольства пациентов и бывших подчиненных он видит в их нежелании что‑то менять. Конфликт сводится к тому, что учреждение воспринимается как «больница», в то время как на самом деле оно в первую очередь остается научным центром, объясняет его гендиректор. Свой менеджерский взгляд на проблемы ГНЦ Валерий Савченко изложил в интервью VM.

– Пациенты и врачи жалуются министру на вас и руководство ГНЦ. Депутаты КПРФ сообщают премьер‑министру о массовых увольнениях в центре. Насколько эти претензии соответствуют действительности?

– Знаете, я очень не хотел бы оправдываться. Как мне быть в этой ситуации, я, честно говоря, не знаю, но мне не хотелось бы выглядеть так, будто я оправдываюсь. У нас изменился устав, мы изменили штатное расписание, поскольку люди работали на две‑три ставки, а это противозаконно. В 2012 году у нас по собственному желанию ушли 347 человек, по сокращению – 25. Принято на работу 273 человека. Так что это полная клевета – от начала и до конца. У нас полная комплектация медсестер, а вы редко найдете учреждение, в котором не увольняются санитарки. Но в некоторых подразделениях переизбыток врачей и научных сотрудников. У нас средняя зарплата с 2011 года выросла в полтора‑два раза. Мы должны выполнять указ президента о повышении зарплат врачам и научным сотрудникам, так? Я должен сделать так, чтобы зарплата повышалась и была выше, чем средняя зарплата по субъекту Федерации, а в Москве зарплата довольно высокая. И, извините, все разговоры о том, что все разваливается – это болтовня. Это политическое хулиганство, потому что выводить решение политических вопросов на почву медицины – это политическая провокация. Я в рамках своих полномочий делаю достаточно. Поверьте, это непросто – сделать так, чтобы средняя зарплата заведующих лабораторий составляла 70 тысяч.

Это рецидив этих писем, потому что они писались и год назад. Пишут, что развалили Институт переливания крови. Я скажу так. Мы единственные в нашей стране производим 8‑й и 9‑й фактор свертываемости крови для больных гемофилией. Вот так, между прочим. Все остальное закупается за рубежом.

– Министру написали, что в ГНЦ закрыто бесплатное обследование для нуждающихся гематологических больных. Это так?

– Мы – ФГБУ, и, согласно нашему уставу, который утверждается Минюстом, у нас оказывается два вида помощи – высокие медицинские технологии – ВМП – и специализированная медпомощь – СМП. У нас нет первичного приема пациентов, как в поликлинике, согласно уставу. У нас есть так называемое поликлиническое отделение, которое на самом деле научно‑консультативное: оно консультирует внешних больных.

Мы начали реорганизацию этого отделения, потому что оно должно заниматься научно‑исследовательской работой, потому что мы должны публиковаться, потому что именно за публикации и научную продукцию нам государство платит деньги. Количество публикаций – это один из критериев работы научного центра. В этом отделении работают восемь врачей и шесть научных сотрудников, а на прием каждый день приходят 50–60 человек. Чаще всего это люди, которые приходят сюда, потому что якобы «бесплатно».

У нас, кстати, деньги все федеральные. У нас просто нет бюджетных денег, чтобы бесплатно консультировать москвичей. Если люди живут в Москве, они должны наблюдаться в гематологическом медцентре своего района, они в Москве есть. Практически в любой московской поликлинике есть врач‑гематолог.

– То есть проблема во многом вызвана тем, что не работает пока система, внедряемая московскими властями, когда пациент сначала обращается в поликлинику, а уже в случае необходимости – в специализированный медцентр?

– Конечно. Если наступает действительно серьезный случай, они должны обращаться к нам, по направлению этих гематологов. И мы никогда пациентам не отказываем, потому что здесь нельзя отказывать. И я знаю, что вся негативная информация исходит именно из этого отделения, в котором проходит реорганизация. Я знаю людей, которые это делают.

Реорганизация предполагает разделение на три части. Научная работа – это федеральный бюджет, а рутинная работа – это внебюджетные средства, то есть либо ОМС, либо платные услуги. У нас заключены договоры с 11 страховыми компаниями, которые получают финансирование из Фонда ОМС по конкретному страховому случаю. Это уже не федеральные деньги. Пожалуйста, приходите с полисом, обследуйтесь, но пусть фонд компенсирует наши затраты, потому что потраченные деньги мы должны вернуть в федеральный бюджет. Но мы не можем лечить бесплатно пациентов, которые должны проходить обследование по месту проживания. Учитывайте, что наша диагностика иногда стоит очень дорого – это сложные процедуры.

– Тогда почему так много людей, сотрудников и пациентов, поддерживают эти письма, если они не соответствуют действительности?

– Знаете, у меня есть подозрение, что «насиженные» места трудно оставлять. Они хотят, чтобы их оставили в покое и они принимали бы своих больных, которые к ним привыкли и не хотят ходить в ближайшую поликлинику.

В ходе реструктуризации мы предложили врачу Любови Колосовой вакансии врача‑гематолога, гематолога‑дежуранта и так далее. Она с этим не согласилась. Нас теперь обвиняют в том, что мы ее увольняем. За нее теперь вступилась активная группа пациентов. Мы им отвечаем, что мы ее не увольняем, что происходит реструктуризация.

Пациенты защищают врача. Пациента можно убедить во многом, поверьте мне. Вообще‑то это вопиющее нарушение медицинской этики, потому что, если у нас когда‑нибудь возникнет искушение «вывести на площадь» пациентов, которым мы за годы своей работы подарили жизнь, мало никому не покажется. Майдан покажется детским садом.

– Вы сказали, что эти письма – рецидив, что они появлялись и раньше. Конфликты подобного рода возникли с вашим приходом на должность гендиректора в 2011 году?

– Все это было еще тогда, когда на должность пришел Андрей Иванович Воробьев. Было все то же самое, но это было еще в 1988 году. Это традиционные игры, было даже похлеще: и письма были, и наветы. Как только мы начинаем пытаться навести порядок, все это появляется.

К тому же я не могу сказать, что принял это хозяйство цветущим. Там разрушать особенно нечего было. Сейчас же у нас, например, проведена реконструкция здания. На реконструкцию было выделено 1,5 млрд рублей. Было построено здание конференц‑зала, столовая, мы усилили фундамент, модернизировали отделение переливания крови. Нам на это денег не хватило, но мы заканчиваем за счет коммерческих денег, за счет того, что зарабатываем.

– Тогда не совсем понятна реакция Минздрава, пообещавшего устроить проверку у вас в центре. Особенно учитывая, что министерство, скорее всего, было в курсе ситуации в ГНЦ, и если у вас действительно уволили 700 человек, Минздрав должен был бы об этом знать.

– Конечно. Пусть устраивают, пусть проверяют. По этому факту проверки еще не было, но нас уже многократно проверяли раньше, в том числе по фактам якобы незаконных увольнений. Сокращено было 24 человека, я же говорю. Остальные ушли либо по соглашению сторон, либо по собственному желанию.

– Но формулировка «по собственному желанию» еще не значит, что желание было собственным.

– Нет, упаси бог, без оказания какого бы то ни было давления с нашей стороны. У нас, например, целая лаборатория ушла по собственному желанию. Целая лаборатория на нашей территории занималась бизнесом, хотя получала зарплату от государства. Они занимались выпуском реагентов для исследований свертываемости крови. Тогда мы сказали, что не можем на территории федерального бюджетного учреждения сдавать в аренду помещение коммерческой, по сути, структуре и обеспечивать ее оборудованием и заработной платой.

– Многие пациенты опасаются, что вслед за реорганизацией ГНЦ может наступить этап его приватизации и акционирования.

– Пусть они лучше заботятся об учреждениях, которые приватизируют уже сейчас. Это учреждение, ГНЦ, быть частным в принципе не может. Оно может зарабатывать какие‑то деньги, но это где‑то 10% от всего бюджета. У нас почти все услуги – это ВМП, понимаете? Какая приватизация? Ни один частный владелец этого просто финансово не вытянет. У нас 100 тысяч долларов стоит сто дней лечения! Если у кого-то есть такие деньги, он скорее за границу поедет, а не к нам, к чему нас планомерно приучают средства массовой информации. Сколько у нас есть возможностей вылечить больных лейкемией, агрессивными лимфомами – столько мы и излечиваем. Сколько у нас есть бюджетных средств на выполнение трансплантации костного мозга от родственных и неродственных доноров – столько процедур мы и реализуем. И в этом вопросе Минздрав идет нам навстречу, понимая не только клиническую (научную) значимость этого вопроса, но и социальную. Такие учреждения, как наше, должны не только быть безупречны в клиническом и лечебном промысле, но и, самое главное, – формировать медицину будущего. Если мы превратимся в больницу, будущие поколения будут обречены на «отверточную сборку», то есть воспроизведение чужих технологий.

гнц, гематологический центр, пациентские организации
Поделиться в соц.сетях
В России начнут производство защищенных от повторного использования шприцев
23 Ноября 2016, 19:12
Закон о телемедицине могут принять в начале 2017 года
23 Ноября 2016, 19:09
Создана система подготовки пациента к пересадке головы
23 Ноября 2016, 17:55
Роспотребнадзор прогнозирует эпидемию гриппа в России
23 Ноября 2016, 15:44
ITPC попросила включить новые препараты от ВИЧ в перечень жизненно важных
15 Сентября 2016, 20:03
Страховые компании договорились о сотрудничестве с пациентскими организациями
Межрегиональный союз медицинских страховщиков заключил ряд соглашений о сотрудничестве с пациентскими организациями, говорится в пресс-релизе МСМС.
10 Июля 2015, 9:34
733
На Украине начался митинг за отставку министра здравоохранения

У здания кабинета министров Украины в среду, 1 июля, проходит митинг участников пациентских организаций страны, которые требуют отставки министра здравоохранения страны Александра Квиташвили.

1 Июля 2015, 14:02
1120
Минздрав Украины обвинили в возврате к коррупционным схемам

Представители пациентских организаций Украины на митинге у стен Минздрава страны обвинили министра и других чиновников ведомства в возврате к коррупционным схемам.

19 Июня 2015, 10:12
720
Михаил Абызов: общественные организации должны участвовать в проверках медучреждений

Региональные общественные советы по здравоохранению будут формироваться при участии «Открытого правительства» и Общественной палаты (ОП) РФ.

9 Апреля 2015, 18:48
1032
Американская история Rx
В США спорят, кто должен платить за лекарства
2164
Минздрав: вакцина против Эболы дала первые положительные результаты
Экспериментальная вакцина против лихорадки Эбола, разработанная специалистами ФГБУ «НИИ вирусологии имени Д. И. Ивановского», дала первые положительные результаты доклинических испытаний. 
26 Августа 2014, 17:48
2774
Пациентские организации поработают над законом об общественном контроле
Решение о выдвижении представителей пациентских организаций в комиссию Госдумы РФ по работе над законопроектом «Об основах общественного контроля в РФ» было принято на заседании Совета общественных организаций по защите прав пациентов в Минздраве. 
2 Июля 2014, 11:43
982
Яндекс.Метрика