ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
16 Января, 21:58
16 Января, 21:58
59,37 руб
63,12 руб

Парадное обличение

16 Июня 2016, 18:50
1242
Фото: nbcnews.com
Как продюсеры и авторы первой в России частичной трансплантации лица получили престижную отраслевую премию «Призвание»

Бригада медиков, возглавляемая питерским хирургом Марией Волох, 16 июня 2016 года завоевала одну из шести номинаций ежегодной национальной врачебной премии «Призвание» – за первую в России аллотрансплантацию сложного комплекса тканей лица. Уникальная для отечественной индустрии здравоохранения операция состоялась больше года назад – хирурги восстановили нос и часть лба 22-летнему Николаю Егоркину, пострадавшему от электрического ожога. Детали эксперимента раскрывались крайне скупо, а потому в профессиональном сообществе до сих пор не существует сбалансированного резюме о необходимости и последствиях сложного оперативного вмешательства. Тем не менее главная отраслевая премия участникам трансплантации вручена. Vademecum восстановил хронологию событий, которые привели команду доктора Волох к национальному триумфу.

От французской – в стороне

Руководитель мультидисциплинарной группы врачей, выполнившей первую в России частичную трансплантацию лица, пластический хирург Мария Волох вдохновилась опытом французских коллег, которые в 2005 году восстановили внешность пострадавшей от укуса собаки Изабель Динуар. «Я поняла, что трансплантация – единственное действительно верное решение хирургического лечения тяжелых и обширных травм лица и возвращения пациента в социум, – убеждена Волох. – И пока не получили широкого развития клеточные технологии, никаких альтернатив нет. Это прогрессивный взгляд, объединяющий сразу несколько направлений и специальностей, несколько аспектов – хирургический, иммунологический, организационно-правовой. Вот эта сложность проблемы меня и привлекла». Так в Санкт-Петербурге родилась идея повторить успех французов.

Прежде чем отважиться на эксперимент, Волох долго занималась хирургической тематикой, правда, не связанной напрямую с трансплантологией и реконструкцией тканей лица. Закончив в 1997 году СЗГМУ им. И.И. Мечникова и получив сертификат хирурга, она защитила кандидатскую диссертацию на тему «Коррекция функциональных нарушений после глубокого термического поражения стопы» и докторскую диссертацию, посвященную хирургической коррекции метаболических нарушений у больных абдоминальным ожирением и сахарным диабетом II типа. Параллельно с научной работой доктор строила клиническую и академическую карьеру: заведовала отделением хирургической стоматологии и пластической хирургии Покровской больницы в Санкт-Петербурге, стала доцентом кафедры военной травматологии и ортопедии ВМА им. С.М. Кирова, а в 2010 году возглавила кафедру пластической и реконструктивной хирургии в своей альма-матер – СЗГМУ.

В прошлом году доктору Волох удалось подняться на новый управленческий уровень – стать главным внештатным специалистом по пластической хирургии Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга, а следом – войти в пул главных окружных специалистов, отбираемых главным «пластиком» Минздрава Натальей Мантуровой. Мария Волох отвечает за развитие отрасли в Северо-Западном федеральном округе, где, по данным аналитического центра Vademecum, работают не менее 176 профильных специалистов.

vol.jpg

Мария Волох. Фото: НИИ микрохирургии (Томск)

На формирование команды, решение бюрократических вопросов и прочие подготовительные мероприятия у Марии Волох ушло около пяти лет. Готовясь к главной операции, бригада Волох – специалисты СЗГМУ и ВМА – проводила эксперименты на лабораторных крысах и трупах. Как выяснил Vademecum, в общей сложности врачи провели более 40 аллотрансплантаций на животном материале, изучили структурные, функциональные и анатомические особенности лица на трупном материале, создав более 30 модификаций комплексов местных тканей.

Перевод под срочника

Недостатка пациентов, нуждающихся в пересадке лица, в отрасли нет. В России, по словам Марии Волох, ждут трансплантации несколько сотен потенциальных реципиентов. Одним из них оказался 22-летний Николай Егоркин. В 2012 году он проходил срочную службу в одной из ракетных частей Приморского края. Однажды рядовой Егоркин, выполняя бездумный приказ командира, попытался снять со столба находящийся под напряжением провод линии электропередачи. Попытка закончилась трагически: военнослужащий получил электрический ожог третьей и четвертой степеней, повлекший травматическую ампутацию носа, деформацию правой половины лица и шеи, дефекты костей черепа, кроме того, пострадали правая рука и нога. 

Первую помощь рядовому Егоркину оказали в местной районной больнице, затем он был переведен в Приморский ожоговый центр, далее – в госпиталь Минобороны, а уже оттуда – в ВМА, где в общей сложности провел около трех лет. Здесь ему сделали порядка 30 реконструктивных операций – закрывали дефекты и восстанавливали зрение. Но, как утверждает знакомый с ситуацией собеседник Vademecum, сложные вмешательства не привели к ожидаемому результату – из-за отсутствия носа и части тканей лба пациент впал в депрессию.

Курирующие Егоркина врачи решили, что реконструктивные методики себя исчерпали, а собственных тканей у пациента для устранения дефектов недостаточно, и начали готовить его к трансплантации. Ответственным за подготовку и проведение сложнейшего вмешательства на лице стала Мария Волох. Накануне принятия окончательного решения, по информации Vademecum, был даже созван межкафедральный консилиум с участием тогда еще главного пластического хирурга Минздрава академика Николая Миланова, главного трансплантолога академика Сергея Готье и руководителя Центра реконструктивной хирургии лица и шеи ЦНИИСиЧЛХ профессора Александра Неробеева. Миланов и Неробеев неоднократно высказывали сомнение в необходимости операции, предлагая попробовать другие восстановительные методики с использованием собственных тканей пациента, однако этот вариант команда Марии Волох исключила: «Восстановить нос реконструктивными методиками невозможно. После таких операций пересаженные ткани с течением времени становятся несостоятельными и нефункциональными. Плюс ко всему мы травмируем «донорскую» зону на теле пациента. Мы действовали согласно мировому протоколу лечения, согласно которому при поражении центральной зоны лица – носа и соседних зон – рекомендована аллотрансплантация».

россия2015.jpg

Фото: www.1tv.ru

Академик Готье от проекта дистанцировался: главный трансплантолог страны, отвечая на тематический запрос Vademecum, заявил, что изначально не собирался принимать участие в этой пересадке. Так или иначе, пациент Егоркин, уставший от длительного и безуспешного стационарного лечения, согласился на рискованный эксперимент. Обращался ли он, перед тем как дать согласие на трансплантацию, за «вторым» мнением к другим специалистам, неизвестно.

С юридической точки зрения проведение вмешательства обусловили правом пациента, как военнослужащего, на охрану здоровья и медпомощь (ст. 16 ФЗ «О статусе военнослужащих»). Травму Егоркина продюсеры операции охарактеризовали (по ч. 1 ст. 47 ФЗ «Об охране здоровья граждан») как чрезвычайно сложную и сделали вывод, что, кроме трансплантации, ни один метод лечения не мог бы «обеспечить сохранение жизни либо восстановление его здоровья». Но так как пересадка тканей лица в России законодательно не описана, потребовалось специальное разрешение Минздрава, добыть которое питерским хирургам помогла Наталья Мантурова. Насколько сложным оказался процесс получения «спецрезолюции», выяснить не удалось – на момент публикации главный пластический хирург России ответить на запрос Vademecum не смогла.

Преодолев бюрократические препоны, Мария Волох и ее команда приступили к предоперационным мероприятиям. Создали 3D-модель лица пациента, выбрали наиболее выгодные схемы пересадки тканей, определили критерии потенциального донора, поиском которого сразу занялось ФМБА. Спустя девять месяцев, в середине мая 2015 года, иммунологически совместимый донор был найден – им стал мужчина из Курской области, скончавшийся от черепно-мозговой травмы. На основе его лицевых тканей хирурги сформировали аллотрансплантат, включавший костные и мягкие ткани лба и носа.

Законсервированный биоматериал отправился из Курска в Санкт-Петербург на самолете Минобороны. В клинике ВМА аллотрансплантат уже ждали бригада врачей и подготовленный к очередному вмешательству пациент. Операция заняла 18 часов, в ней были задействованы восемь врачей – пластические и сосудистые хирурги, трансплантологи, анестезиологи – и целый штат среднего медперсонала. Позже, разобравшись с серией постоперационных осложнений, пациенту начали иммуносупрессивную лекарственную терапию, препятствующую отторжению донорских тканей. «Пациент сейчас принимает низкие дозы иммуносупрессантов. Они настолько малы, что фактически не наносят существенного вреда здоровью, – объясняет Мария Волох.– Поэтому отдаленные прогнозы в таких случаях благоприятные. Все больные после трансплантации лица  ведут активный образ жизни. Продолжительность жизни посттрансплантационных больных (перенесших трансплантацию почки, например) составляет 40 лет и более».

Прорыв вскрыт

Результаты операции почти год держались в тайне. В отличие от пионера-практика Бернара Девошеля, устроившего вскоре после операции большую пресс-конференцию с участием пациентки, кураторы Николая Егоркина долго не показывали прооперированного больного ни профессиональному сообществу, ни уж тем более прессе и публике. Как объясняет доктор Волох, время потребовалось на восстановление пациента – принятие его иммунитетом аллотрансплантата и сведение риска возникновения осложнений к минимуму.

Сначала на профильных конгрессах и прочих закрытых от прессы мероприятиях демонстрировались малоформатные фотографии пациента, затем он, скрытый под маской, появился в нескольких телерепортажах. Наконец, в мае 2016 года результат прорывной операции продемонстрировали в передаче «Здоровье» Елены Малышевой на Первом канале. В майском сюжете Николай Егоркин говорит, что мечтает уехать домой – повидать маму и родных. Еще одно краткое интервью пациента состоялось в эфире программы «Время» 14 июня, в репортаже отмечалось, что пациент уже может дышать носом, к тканям вернулась чувствительность, функции лица практически полностью восстановились.

Ознакомиться с результатами уникальной для отечественной практики операции большинство ведущих пластических хирургов и трансплантологов страны пока не смогли, поэтому комментировать этот клинический случай почти никто из отраслевых опинион-лидеров не хочет. Однако российский прецедент собрал множество неофициальных оценок очень разного толка. «Мы убеждены, что в этом случае не требовалось пересадки донорского материала, для восстановления такого масштаба дефектов вполне хватило бы собственных тканей пациента», – говорит сотрудник НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, пожелавший сохранить анонимность. Ему вторит специалист РНЦХ им. В.В. Петровского, отмечая неоправданный риск и тяжкие последствия иммуносупрессивной терапии для здоровья пациента, перенесшего пересадку лица.

схема.jpg

Схема трансплантации

«Реконструктивные методики эффективны, когда у пациента наблюдаются лишь мягкотканые дефекты, но когда у него отсутствует комплекс тканей, включая хрящи и кости, о чем тут говорить? После небольшой корректирующей операции будет очень приличный результат. Нам надо признать, что это национальное достояние, и гордиться этими людьми, в частности Марией Волох, которая сумела организовать этот нелегкий процесс», – полагает президент томского Института микрохирургии Владимир Байтингер, которому удалось лично ознакомиться с результатами проведенной бригадой Волох трансплантации лица.

На уровне Минздрава и Минобороны операция характеризуется не иначе как прорыв в отечественной военной медицине. «Сейчас мы можем с уверенностью сказать, что операция прошла успешно. <…> Мы стали восьмой страной, которая по уровню высоких технологий смогла осуществить (такую) операцию», – заявила министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова на пресс-конференции в ноябре 2015 года. Наталья Мантурова назвала операцию уникальной и прорывной, задающей «новую планку по оказанию качества медпомощи по пластической хирургии».

Так команда пластических хирургов и трансплантологов под руководством доктора Волох стала номинантом, а затем и лауреатом национальной премии «Призвание», которую одноименный фонд, Минздрав и Первый канал ежегодно присуждают за выдающиеся достижения в медицине. Несмотря на то что рядовой Николай Егоркин пострадал по недосмотру командиров в результате несчастного случая, а вовсе не в ходе боевых действий, занимающиеся его лицом медики получили особенную номинацию: «Специальная премия врачам, оказывающим помощь пострадавшим во время войн, террористических актов и стихийных бедствий».

Вместе с Марией Волох самой престижной отраслевой награды удостоились Наталья Мантурова; сотрудники кафедры пластической и реконструктивной хирургии СЗГМУ им. И.И. Мечникова – профессор Николай Калакуцкий, доцент Нона Кикория, ассистенты Антон Лесняков и Евгения Романова; сотрудники ВМА им. С.М. Кирова – начальники отделений первой кафедры и клиники хирургии Кирилл Китачев, Вячеслав Кравчук, Александр Кусай, анестезиолог-реаниматолог Алексей Поварёнков, хирург-трансплантолог Андрей Скворцов, старший ординатор Андрей Сухарев; руководитель Центра хирургии и трансплантологии ФМБА Сергей Восканян и заведующий хирургическим отделением координации донорства органов и тканей человека центра Константин Губарев. 

 

волох, пересадка лица, трансплантация, аллотрансплантация, мантурова, санкт-петербург, егоркин, скворцова, минобороны, минздрав, премия, призвание, медведев, сзгму, рниму, вма
Поделиться в соц.сетях
Минздрав Красноярского края потратит 51 млн рублей на информационную систему
Сегодня, 19:59
В США представили смарт-часы для диабетиков
Сегодня, 19:43
Московская область потратила на высокотехнологичную медпомощь 3 млрд рублей
Сегодня, 18:04
ФАС обнаружила еще 95 импортных препаратов с завышенной ценой
Сегодня, 17:55
Минздрав Красноярского края потратит 51 млн рублей на информационную систему
Министерство здравоохранения Красноярского края объявило аукцион на установку единой современной платформы для информатизации здравоохранения. Начальная цена контракта составила 51 млн рублей.
Сегодня, 19:59
Московская область потратила на высокотехнологичную медпомощь 3 млрд рублей
В Подмосковье финансирование высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП) в 2016 году составило 3 млрд рублей, что позволило увеличить объем оказания помощи более чем в два раза, сообщили в пресс-службе Министерства здравоохранения Московской области.
Сегодня, 18:04
Скворцова: некоторые регионы неправильно лечили ВИЧ
Сегодня, 17:45
ФАС не одобрила антитабачную концепцию Минздрава
Сегодня, 17:19
Минздрав установил верхний предел зарплаты главврачей
Министерство здравоохранения предложило установить верхний порог уровня заработной платы руководства медучреждений: доход главврача, его заместителей и бухгалтеров подведомственных учреждений не должен более чем в восемь раз превышать среднюю зарплату сотрудников.
Сегодня, 15:21
1653
28 спиртовых настоек могут стать рецептурными
Сегодня, 13:09
Мантуров: важно не допустить перекосов в антитабачной концепции
Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров призвал внимательно изучить антитабачную концепцию, разработанную Министерством здравоохранения, чтобы не допустить «перекосов».
Сегодня, 7:50
Минздрав признал телемедицинскую консультацию полноценной

Минздрав завершил работу над законопроектом о телемедицине. По информации Vademecum, направленная в Правительство РФ редакция документа принципиально отличается от предыдущих. Главное новшество, пролоббированное экспертами и заинтересованными участниками рынка, – возможность назначать лечение по итогам дистанционной врачебной консультации.

13 Января 2017, 21:57
Минздрав может вмешаться в ситуацию вокруг 62-й больницы
13 Января 2017, 19:58
Глава Минздрава Австралии уволилась после обвинений в растрате
13 Января 2017, 19:47
Выпускники Первого меда попросили Минздрав запретить преподавание гомеопатии
13 Января 2017, 19:41
Из иркутской поликлиники эвакуированы 350 пациентов
13 Января 2017, 17:28
Novartis предложила Минздраву помочь в оценке эффективности лекарств
Фармацевтическая компания Novartis предложила Министерству здравоохранения провести пилотные проекты по тестированию системы оценки эффективности лекарств, сообщил официальный представитель компании. Согласно этой системе, производитель получает плату за препараты в случае, если они помогли пациенту. При этом показатели, по которым будет оцениваться эффективность лечения, оговариваются заранее.
13 Января 2017, 17:09
574
Минздрав поменял себе цели
Обновленная программа «Развитие здравоохранения» предполагает, что мы будем меньше жить и больше курить
2771
Яндекс.Метрика