ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
3 Декабря, 9:02
3 Декабря, 9:02
64,15 руб
68,47 руб

Очечная недостаточность

Алексей Каменский
28 Сентября 2015, 16:17
1115
Как инноваторы разных континентов зарабатывают на дальтониках.
Людей, неправильно видящих цвета, в мире около 300 млн. Примерно как астматиков или хронических «мигренщиков» – впечатляющая клиентская база. Однако серьезных попыток помочь армии несчастных, не замечающих красный сигнал светофора в тени деревьев и называющих фиолетовый шарфик синим, долгое время никто не предпринимал. Запретить управлять автомобилем – такое бывало, а реально позаботиться – нет. На дальтониках зарабатывали только посредники по прохождению водительских, летных и прочих комиссий. Ситуацию изменила череда случайностей. Три компании в разных концах света, независимо друг от друга и буквально сами того не желая, открыли «волшебные» очки, исправляющие восприятие цветов. Продажи далеко не дешевых изделий за год перевалили за 10 тысяч пар. Vademecum нашел эти товары в России и примерил их на себя.

У разных народов по‑разному, но в среднем каждый 12‑й мужчина и каждая 250‑я женщина имеют врожденные проблемы с цветоразличением. В России таких людей примерно 10 млн (я один из них). Понимания своих проблем со стороны остального населения они не чувствуют. Узнав, что ты дальтоник, люди обычно спрашивают: «Чего, прямо все‑все для тебя черно‑белое? Как же ты машину водишь?», а затем начинают с хитрым видом тыкать в разные яркие, на их взгляд, предметы, приговаривая: «А это какого цвета?», «А вот это?»

На самом деле мы далеко не так беспомощны, как вам, может, хотелось бы. Полная цветовая слепота – ахроматопсия – встречается исключительно редко. Очень немного и тех, кто вообще не видит один из основных для человеческого восприятия цветов – красный, зеленый или синий. Подавляющее большинство лишь плохо различают красный и зеленый цвета. Они для нас разные, но не очень контрастные. Представьте себе светофор, на котором знак «можно» горит грязновато‑серым, а «нельзя» – каким‑нибудь светло‑бурым. Вот как‑то так мы видим. Скорее всего, так. Возможно. Каждый по‑своему. Сопоставить цветовосприятие разных людей, «сверить часы» в обычной жизни сложно и не очень нужно. Поэтому цветовая аномалия обнаруживается обычно довольно поздно и внезапно – например, когда речь заходит о получении профессии, где она совершенно неприемлема.

Спасение от «цветовой слепоты» американский исследователь и один из создателей компании EnChroma Дон Макферсон тоже обнаружил неожиданно. В начале 2000‑х он получил $700‑тысячный грант американского правительства и занимался в Калифорнии разработкой очков для хирургов, имеющих дело с лазером. Сам изобретатель цветовых проблем не испытывал. Но как‑то один из друзей в шутку нацепил на нос его разработку… Макферсону повезло: его приятель страдал дальтонизмом в довольно сильной степени и был просто ошеломлен яркостью от‑ крывшихся ему цветов.

Хирургов общего профиля в США около 20 тысяч, а дальтоников – в тысячу раз больше. Изобретатель сменил акценты и занялся разработкой очков для улучшения цветового восприятия. В 2010 году для коммерциализации изобретения как раз и была создана EnChroma, рассказал Vademecum представитель компании Кент Стриб. В том же году, по данным CrunchBase, она получила первые «ангельские» инвестиции – $100 тысяч. Через полтора года следующий раунд принес компании Макферсона $464 тысячи, а в начале 2013 года – еще $750 тысяч. Проект вышел на мировую арену: самый крупный транш, по данным платформы для стартапов AngelList, был получен от двух сотрудников лондонской GSA Capital Partners – Александра Герко и Дмитрия Шакина.

В США продукция EnChroma оказалась довольно востребованной. Продажи очков по средней цене $400 стартовали в 2013 году, а всего с этого момента было продано 12 тысяч пар, говорит Кент Стриб, причем большая часть – в последний год. Стриб отказался отвечать на вопрос, преодолела ли компания рубеж break‑even и каковы сроки окупаемости. Но об этом можно судить по косвенным признакам. Продажи принесли EnChroma уже в 2,4 раза больше, чем было инвестировано, даже с учетом правительственного гранта. А специалисты в один голос говорят, что себестоимость очков не должна быть велика и основная составляющая цены – компенсация расходов на разработку.

Настучав по колбочке

Кент Стриб утверждает, что онлайн‑заказ очков EnChroma можно сделать из любого уголка планеты. География же официальных дистрибьюторов выглядит весьма странно. Десяток продавцов в родной Калифорнии, по одному в Индиане и Техасе, один в Новой Зеландии и еще один – в России. Это компания «ОптикПро», небольшой торговец очками. Ее владелец, петербуржец Лев Рабинович, заинтересовался продукцией EnChroma все по той же причине – он не все цвета различает. «Идея изобретения проста, – говорит Рабинович, – очки отфильтровывают переходные оттенки цветов и благодаря этому делают более яркими основные цвета спектра». Примитивно это можно объяснить так. В глазу есть три типа чувствительных к цвету колбочек. Они реагируют на красный, синий и зеленый. Зоны частот «зеленых» и «красных» колбочек перекрываются. У дальтоников перекрытие сильнее, чем у обычных людей, в результате значительная часть спектра оказывается для них, так сказать, одновременно и красной, и зеленой. Непонятной. Если с помощью очков убрать эту часть, мир лишится полутонов, но станет ярче. «По сути, очки EnChroma – просто светофильтр, но хитрость в том, чтобы убрать определенный узкий спектр частот, – объясняет Рабинович. – Я много экспериментировал с окраской стекол в разные цвета, такого эффекта добиться не удалось».

EnChroma немало внимания уделяет маркетингу, в Сети легко найти ролики с людьми в темных очках, подчеркнуто восторгающимися новыми красками мира. Но яркость этого мира непрактична: пройти тест на цветовосприятие в таких очках, скорее всего, не получится. Главный смысл изобретения Макферсона, по Рабиновичу, – это возможность создать солнцезащитные очки, которые не затемняют картинку, потому что увеличенная контрастность компенсирует снижение яркости. А для решения более утилитарных задач Рабинович взял на себя дистрибуцию еще одного изобретения.

Марк Чангизи, один из двух директоров лаборатории 2AI, – биолог. Изобретая очки, он тоже думал совсем не о дальтониках. Чангизи хотел дать возможность хирургам видеть сквозь кожу кровеносные сосуды. Предпосылка его исследований довольно необычна. Принято считать, что цветное зрение хорошо развилось у приматов, потому что они вели дневной образ жизни и им жизненно важно было различать спелые и незрелые фрукты. По Чангизи, много колбочек нужно нам в основном для другого – чтобы понять психическое состояние себе подобных по их кровотоку, который изменяет цвет кожи. Его лаборатория разработала на этой идейной основе целый ряд очков. В одних хорошо видны вены, в других – артерии с той или иной насыщенностью крови кислородом. Для коммерциализации своих изобретений 2AI создала компанию O2Amp. У нее есть очки для терапевтов и хирургов. Есть для медсестер – чтобы лучше видеть вену при постановке капельницы. Для игроков в покер – по тонким оттенкам цвета каменного лица партнера они угадают блеф. Даже для пикаперов, чтобы понять, пришла ли пора переходить к решительным действиям. И наконец, для дальтоников. Как всякий визионер, Чангизи иногда смешивает настоящее и будущее, так что некоторые из перечисленных вариаций, возможно, еще только в проекте. Но очки для дальтоников уже продаются в Петербурге и Москве по 20 тысяч рублей пара. Рабинович говорит, что годовые объемы продаж исчисляются десятками, в лучшем случае сотнями, и винит в этом неинформированность населения.

Насколько помогают очки? VM оценил эффективность нового медицинского девайса благодаря сайту «Антиочки», который помимо необычных очков для чтения, изобретенных доктором Андреем Ермошиным, продает и очки для дальтоников с нежно‑розовыми линзами.

Бедная Лиза

Ахать и изумленно разевать рот в стиле героев ролика EnChroma не хочется, но мир сквозь розовые очки от O2Amp и правда обретает новые грани. Красный буквально светится изнутри – вот, оказывается, почему его выбрали для светофора и всяких аварийных кнопок. Выясняется, что у людей красные губы, а на щеках бывает тоже довольно красный румянец. То небо, которое раньше казалось мне голубым, на самом деле было сероватым. А настоящий голубой – вот он, за стеклами. Зато зеленый цвет у меня украли: свежепокрашенная крыша стала серой, а унылый коричневатый газон – это совсем не то, что я привык считать зеленью. В целом все это выглядит скорее не радостно, а тревожно. Может, с непривычки.

Проверять технику нужно количественными методами. В мире для этого широко используются таблицы японского офтальмолога Шинобу Ишихары, а в России – таблицы Ефима Рабкина. Испытаем оба варианта.

Среди 13 карточек выбранного нами теста Ишихары одна проверочная – цифры на ней видит любой зрячий человек, она нужна для того, чтобы выяснить, понял ли испытуемый задание. Ни на одной из оставшихся 12 мне не удалось разглядеть цифры без очков (или, попавшись в расставленные Ишихарой ловушки, увидеть не те, что нужно). В очках я правильно прочитал девять карточек, три – не разобрал полностью или частично. Итого – 75‑процентное распознавание картинок против нулевого без очков.

С Рабкиным сложнее. За вычетом проверочных в тесте была 21 картинка. Причем на трех из них ничего не смогли разглядеть даже два «недальтоника». Пришлось оставить 18 картинок. На четырех из них я увидел правильные цифры и без очков, а в очках сумел идентифицировать 14 из 18. Результат – улучшение распознавания с 22% до 78%.

Все цвета Норвегии

Человек с розовыми очками на носу выглядит подозрительно. Поэтому я проверил другой вариант (кажется, последний из тех, что представлены на нашем рынке) – линзы производства австралийской компании Gelflex. Возможность примерить их VM предоставил кабинет контактной коррекции зрения Zakazlinz.ru.

Примерке предшествует исследование зрения – с помощью все того же теста Ишихары, на котором я по‑прежнему ничего не смог увидеть. В принципе такая проверка должна помочь в выборе линз. Ведь «красно‑зеленые» дальтоники на самом деле не едины. Среди нас есть те, кто не видит скорее красный (их меньшинство), и те, кто плохо видит зеленый. Беда в том, что дальтонические линзы – товар в России не самый востребованный. В месяц их продается по несколько штук, рассказала врач-офтальмолог кабинета Zakazlinz.ru. Гульнара Андриенко. Получать лицензии на более редкие варианты линз производителю нет никакого коммерческого резона. Так что если в Европе и Австралии линзу для себя может подобрать любой дальтоник вплоть до уникумов, не видящих только синий цвет, то в России линзы есть только для самых часто встречающихся. Удача, что я один из них.

Линзу можно надевать только на один глаз, поэтому мир преображается не так сильно, как в очках. Красный становится ярче, зеленый, а также, в отличие от предыдущего испытания, синий темнеют. А помощь при чтении таблиц Ишихары линза оказывает такую же, как очки (на Рабкине, ввиду его неоднозначности, я линзы не проверял).

Такими линзами часто интересуются, рассказывает Наталья Шибкова, замдиректора компании «Оазис», занимающейся дистрибуцией линз Gelflex в России. Но продажи не превышают 10 пар в месяц. Оптовик списывает это на неосведомленность покупателей в сочетании с дороговизной (10–15 тысяч рублей за пару).

Главные покупатели – настоящие профессионалы. Врачи рассказывают про капитана дальнего плавания, который приехал с Дальнего Востока за линзами, чтобы пройти медкомиссию. Раньше‑то он ее покупал, а тут старому морскому волку предложили выгодную работу в Норвегии, где наша коррупционная схема не работает. Часто линзы приобретают водители‑дальнобойщики, говорят врачи. Кто‑то устраивается на европейские маршруты, другие решают, что лучше один раз заплатить за линзы, чем много раз – за переосвидетельствование. Один из офтальмо‑ логов вспомнил клиента‑футболиста, решившего переквалифицироваться в судью, от которого требуется правильное цветовосприятие. «Для экзамена, наверное, линзы лучше, но в быту удобнее очки», – считает Рабинович. На досуге он любит паять электронику и часто не может разобраться в цвете проводков: «А тут надел очки – и никаких проблем». Если подопытному кролику можно высказываться, я, наверное, тоже не против был бы иногда надевать такие очки. Например, в машине за городом. Говорят, вокруг многих знаков дорожного движения нарисована красная кайма, чтобы их было легче заметить, – хотелось бы это проверить. Или в лесу, когда все собирают землянику, надежно спрятавшуюся от тебя в зелени травы. Или когда на почту приходит текст с исправлениями красным цветом.

Российские представители отрасли, однако, скептичны. Евгений Веселов, управляющий партнер компании «Интероптика», никогда не слышал о специальных линзах и очках для дальтоников и радости при получении такой информации не выказал. Председатель Ассоциации специалистов контактной коррекции зрения Ирина Лобанова тоже узнала об этой продукции от VM. «У меня несколько знакомых дальтоников, они без очков живут счастливо. Они ведь не знают, как мир должен выглядеть, – говорит Лобанова. – Но возможно, если показать, им понравится».



		
Поделиться в соц.сетях
В Северной Осетии создадут отдельное учреждение для госзакупок лекарств
2 Декабря 2016, 21:39
На базе завода «Биохимик» построят центр «Антибиотики»
2 Декабря 2016, 20:31
Минфин предложил контролировать закупку спирта для фармпроизводств
2 Декабря 2016, 20:19
Немецкий аптекарь разбогател на разбавлении онкопрепаратов
2 Декабря 2016, 20:10
Яндекс.Метрика