ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
27 Июня, 23:26
27 Июня, 23:26
59,00 руб
66,08 руб

«Никто не стоит в очереди, чтобы нас купить»

Ксения Шамакина
29 Сентября 2016, 11:35
3808
Фото: Из личного архива В. Рубцова
Гендиректор «Казанских аптек» – о самобытности и консолидации
Татарстанская сеть «Казанские аптеки», принадлежащая семье Джаудата Миннахметова, близкого друга президента республики Рустама Минниханова, – крупнейший игрок в своем регионе. В рейтинге Vademecum «ТОП200 аптечных сетей России за первое полугодие 2016 года» «Казанские аптеки» заняли 49 место с выручкой 1,1 млрд рублей. Почему вполне состоятельный ритейлер приостановил количественный рост, экспансию за пределы республики, как строятся отношения менеджмента с владельцами сети, в интервью Vademecum рассказал генеральный директор «Казанских аптек» Владимир Рубцов.

– «Казанские аптеки» – крепкая сеть, вы стабильно входите в ТОП50, но количество точек при этом не растет: 110 аптек год назад, 110 сейчас. Почему не открываете новые?

– Мы запускаем новые точки, но вместо закрытых. В прошлом году мы в очередной раз посмотрели на рентабельность наших аптек, выявили самые слабые, которые работали чуть выше точки безубыточности. Коммерческая дирекция в течение прошлогоднего сезона сделала все, чтобы реанимировать их и поднять на доходность. Но ничего не получилось из этих аптек, мы в свое время ошиблись с местами. В итоге к концу прошлого года закрыли пять аптек: продали помещения или сдали в аренду.

– Но это все равно точечные открытия. Летом 2015‑го вы говорили, что вернетесь к развитию, когда ставка ЦБ снизится. Ставка уже снижена, чего еще вы ждете?

– Ставка ЦБ снижается, но банки не особенно торопятся со снижением. Поэтому банковская ставка для нас сейчас колеблется в пределах 13–15%. Тремя годами ранее было 9%. Мы же не развиваемся на арендованных площадях, мы выкупаем помещения. На открытие одной точки площадью 120–250 кв. м нам необходимы инвестиции в 12 млн рублей. Срок окупаемости – от 7 до 15 лет. Поэтому мы берем кредиты, но не так активно, потихонечку развиваемся. У нас стратегия закрыть весь Татарстан, мы ее практически выполнили, нас нет только в двух районах республики.

У вас есть по одной аптеке в Башкирии, в Республике Марий Эл и в Ульяновской области. Зачем они – прощупывали почву?

– Да, нам интересна обстановка в соседних регионах, как там себя ведет покупатель. Марий Эл, к сожалению, не самый богатый регион: денег у населения катастрофически не хватает. Поэтому аптеки показывают не очень хороший результат, две из закрытых аптек – в этой республике. В Ульяновске мы как открыли аптеку, так она и работает, но татарстанских показателей не дает. Плюс Ульяновск полностью покрыт «Имплозией» и «Витой», там засилье дискаунтеров, и конкурировать на их территории с нашим форматом нецелесообразно. Башкирия – интересный регион, но мы тоже опоздали, там уже «Фармленд» активно работает.

– В Татарстане уровень благосостояния населения по российским меркам довольно высокий. Ощущаете ли вы кризис в родном регионе?

– Конечно, ощущаем. Особенно сильно это заметно в моногородах, таких как Набережные Челны. Там, если КамАЗ останавливается, все бизнесы очень сильно проседают, мы в том числе. У меня много друзей‑бизнесменов оттуда, они говорят: никогда такого кризиса не было, падение выручки – 30–40%. У нас, конечно, таких падений нет, но мы чувствуем, что люди стали покупать меньше лекарств, стали выбирать из всего многообразия максимально дешевые, перешли с оригинальных препаратов на дженерики.

– В первом полугодии вы «сделали» миллиард общей выручки, снижение – период к периоду – почти 3,5%. Дело в падении среднего чека и посещаемости?

– Да, и мы сейчас чувствуем очень высокую конкуренцию со стороны дискаунтеров. В Татарстан зашли практически все: «Бережная аптека», «Имплозия», «Вита», «Фармакопейка», «Аптека от склада», «Фармленд», пермская «Опека». В радиусе 500 метров от одной нашей аптеки – шесть дискаунтеров.

– Некоторые крупные сети из тех, что вы перечислили, в последнее время поглощают региональных игроков. Рассматриваете ли вы вариант продажи?

– Я не открою большого секрета, если скажу, что любая сеть создается, скорее всего, для дальнейшей продажи. Поэтому в сложившейся на фармрынке ситуации любая сеть, работающая в Татарстане, будет готова продаться мультирегиональной сети, если будут предложены адекватные деньги. Но сейчас не самый сезон для продажи: поезд уже ушел. Года четыре назад стоимость бизнеса оценивали в годовой оборот, сейчас – максимум в два‑три месячных. И никто не стоит в очереди, чтобы нас купить. Как говорит управленец одной крупной сети: «Зачем я буду вас покупать, вы через два года бесплатно мне отдадитесь». Отчасти его прогноз сбудется. Не факт, что через два‑три года, но лет через пять, я думаю, если ничего на рынке не поменяется – дискаунтеры продолжат наступать и душить, – то, наверное, рентабельность бизнеса будет настолько низкой, что впору будет кому‑то продаться. Но в данный момент с финансовой точки зрения мы, как сеть, чувствуем себя неплохо и в ближайшей перспективе продаваться не собираемся.

– Вы рассказывали, что, когда только начинали строить сеть, перенимали опыт у «36,6». А сейчас вам есть чему поучиться у лидера рынка?

– Мы давно убежали вперед. У нас, наверное, одни из лучших аптек в России (из сетей с открытой выкладкой). По удобству, по ассортименту. Конечно, мы наблюдаем за одним из крупнейших игроков, который за последние два года переломал устои фармрынка, порушил доверие между дистрибьюторами и розницей. Ничего хорошего, я считаю, они на рынок не принесли.

После того как «36,6» перестали платить по договорам и их дела заканчиваются в судебном порядке, дистрибьюторы приходят с предложениями о залогах, о каких‑то финансовых гарантиях при отгрузке товара. В дальнейшем будет уменьшаться отсрочка оплаты. Сейчас срок колеблется от 45 до 60 дней, а доведут до 30–35 дней. Все понимают, что риски очень высокие. Каждый дистрибьютор знает, что «36,6» ведут непонятную игру. Если они начнут переговоры с крупной региональной сетью, естественно, это будет тайной. И если эта сеть продастся «36,6», то про все долги, которые есть у нее перед дистрибьюторами, можно будет забыть.

– «Казанские аптеки» по оформлению, по сервису напомнили мне татарскую продуктовую сеть «Бахетле». Сходство случайное?

– Не совсем. Дело в том, что татары любят некие понты: если идти в магазин, то в «Бахетле». Любая «Пятерочка», «Верный» в разы дешевле. Но как уважающий себя татарин пойдет в какой‑нибудь «Магнит»? Он пойдет в «Бахетле», пусть там дороже, зато свое, родное. Я живу рядом с этим магазином, и, как ни захожу туда, там на всех кассах – народ, всегда очереди. А у нас формат, как у «Бахетле»: открытая выкладка, большой зал, все красиво, светло. Если лето, то кондиционеры, если зима, то все почищено. Мы тоже любим, чтобы все было чинно, благородно.

– В прошлом году вы стали участником АСНА. Что вам дало партнерство в ассоциации?

– До этого мы работали очень хорошо по маркетингу, самостоятельно. У нас порядка 60% ассортимента находилось под маркетингом, все производители первым делом шли к нам, так как мы являемся лидерами Татарстана. Но АСНА предложила нам свои условия, в конце 2015 года мы все посчитали, и получилось, что с ассоциацией мы получим за маркетинг больше. Любой производитель предлагает две вещи: маркетинг за объем и выплаты за прирост. Мы же растем не очень хорошо, а АСНА может обеспечить прирост производителям. Соответственно производитель платит ассоциации очень неплохой маркетинг, которым она с удовольствием делится со всеми участниками. Чисто коммерческая заинтересованность.

– Основной владелец сети Радик Миннахметов учился в Швейцарии. Он привносит в работу сети европейский опыт?

– Радик практически не участвует в управлении – ни в оперативном, ни в стратегическом. Ирек Джаудатович в большей степени участвует в стратегическом управлении.

– Почему тогда Радику Джаудатовичу принадлежит 75% компании, а его старшему брату только 25%?

– Видимо, они решили на семейном совете, что учредителем будет Радик. Мы же со своей стороны, как управленцы, готовим варианты решений, путей развития, согласовываем их с учредителями и двигаемся дальше.

– Но семья Джаудата Миннахметова, главы Фонда газификации республики, с самого начала была инвестором «Казанских аптек»?

– Семья Миннахметовых поверила в нашу идею в 2001 году и решила вкладывать деньги в этот проект. Команда, которая работала над ним, очень эффективная, поэтому мы имеем 100 с лишним аптек. Конечно, были какие‑то ошибки, сейчас мы понимаем, что надо было действовать по‑другому. Надо было активнее развиваться с 2002‑го по 2010 год, когда рынок был не такой переполненный, как сейчас. Брать кредиты и развиваться, сейчас было бы порядка 200–250 аптек.

– Сам Джаудат Миннахметов входит в ближний круг президента Татарстана Рустама Минниханова, правильно?

– Да, они дружат с детства, насколько я знаю.

– Вы работаете в сети уже 15 лет, но у вас нет опциона?

– Нет, я никогда не обсуждал это с собственниками.

фармацевтическое производство, фармрынок, аптеки, казанские аптеки, рейтинг аптек, 36, консолидация, асна, фармленд, джаудат миннахметов, татарстан
Источник Vademecum №18, 2016
Поделиться в соц.сетях
ФАС поддержала организаторов клинических исследований
Сегодня, 19:34
Медведев: российская фармпромышленность ежегодно растет на 25%
Сегодня, 17:07
Названы самые «болеющие» регионы страны
Сегодня, 16:36
Забастовка семейных врачей в Латвии начнется 3 июля
Сегодня, 16:31
Медведев: российская фармпромышленность ежегодно растет на 25%
Сегодня, 17:07
Владельцем 50% «Биокада» оказался партнер Виктора Харитонина
Предприниматель Валерий Егоров оказался владельцем 50% Biocad Holding, материнской компании отечественного производителя лекарств «Биокад», пишут «Ведомости» со ссылкой на данные кипрского реестра. Егоров – деловой партнер основного акционера «Фармстандарта» Виктора Харитонина.
Сегодня, 14:00
У кого Москва готова купить онкопрепараты на 29 млрд рублей
3191
«36,6» запустила онлайн-аптеку
ПАО «Аптечная сеть 36,6» запустило собственную интернет-аптеку, рассказали в пресс-службе компании. В аптечной сети считают этот сегмент перспективным и рассчитывают, что доля интернет-продаж в общей структуре выручки «36,6» вырастет с 1% до 10% к середине 2018 года.
20 Июня 2017, 13:08
Правительство одобрило закон о торговле лекарствами в сельских больницах
14 Июня 2017, 18:18
В Мосгордуме предложили отменить торговый сбор для аптек в больницах
Депутат Московской городской думы от КПРФ Андрей Клычков предложил освободить от торгового сбора аптеки, которые находятся на территории государственных больниц и поликлиник. Соответствующий законопроект Клычков внес на рассмотрение Мосгордумы на прошлой неделе.
13 Июня 2017, 19:09
Михаил Пальцев
Академик РАН
«Cчитаю, что в моей отставке Зурабов сыграл решающую роль»
13 Июня 2017, 14:16
В Мордовии за 500 млн рублей построят центр разработки антибиотиков
8 Июня 2017, 8:07
Государственным аптекам упростили процедуру закупок

Президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий государственным и муниципальным унитарным предприятиям, осуществляющим фармацевтическую деятельность, проводить закупки по ФЗ-223 – этот закон предусматривает более простые и быстрые процедуры госзакупки, чем ставший обязательным для всех госпредприятий с 1 января 2017 года ФЗ-44 «О контрактной системе». Закон вступает в силу с момента его опубликования.

7 Июня 2017, 20:09
Московские аптеки и стоматологии могут попасть под реновацию
В жилых домах, предназначенных под снос в рамках столичной программы реновации жилья, расположены не только квартиры, но и свыше 2,5 тысяч объектов малого бизнеса, среди них 133 аптеки и 40 небольших стоматологических клиник, подсчитали в РБК.
6 Июня 2017, 17:15
Российско-японский фонд может инвестировать в «Р-Фарм»
6 Июня 2017, 15:14
Строительство завода «Фармославль» обойдется в 5,3 млрд рублей

На строительство завода активных фармацевтических субстанций «Фармославль» в Ярославской области, запуск которого планируется до конца 2017 года, будет направлено около 5,3 млрд рублей, сообщил врио губернатора Ярославской области Дмитрий Миронов на Петербургском международном экономическом форуме. Завод строит компания «Р-Фарм», первоначально планировалось, что предприятие заработает в 2013 году.

1 Июня 2017, 17:43
Сын о чем-то большем
395
Яндекс.Метрика