ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
16 Мая, 21:42
16 Мая, 21:42
56,53 руб
61,84 руб

На соотверствующую глубину

Екатерина Макарова
6 Июня 2016, 18:00
3234
Фото: PhotoXpress
Как российские предприятия захватывали и вновь уступали иностранцам рынок медизделий для малоинвазивных вмешательств
Отечественные производители эндохирургического инструментария, лихо стартовавшие в 90-е, довольно скоро сумели потеснить господствовавших тогда на российском рынке импортеров. Однако закрепиться на отвоеванных у мировых мейджоров позициях отечественным компаниям не удалось – совокупно им принадлежит около 10% профильного госпитального рынка, оцененного в 2015 году IMS Health в 3,2 млрд рублей.

ВОЙТИ, УВИДЕТЬ, УДАЛИТЬ

Развитие малоинвазивной медицины в СССР началось еще в 40‑е, когда хирурги впервые стали применять оптические приборы для внутренних обследований. Эндоскопы вводили через естественные отверстия или небольшие надрезы, в зависимости от типа и назначения процедуры. Позже к диагностической эндоскопии пристрастились терапевты, гинекологи и онкологи, которым оптика дала дополнительные возможности распознавать заболевания на ранних стадиях.

Применять эндоскопию в хирургических целях у нас в стране стали в 70‑е, тогда свердловский врач Иосиф Прудков представил коллегам апробированную им лапароскопическую методику, позволяющую вскрывать и ушивать просвет полых органов брюшной полости.

Однако настоящий прорыв в этой области совершил глава профильного отделения Научного центра хирургии РАМН Юрий Галлингер, который в 1991 году первым в стране провел холецистостомию – лапароскопическое удаление желчного пузыря. Естественно, операция была проведена на импортном оборудовании, которое, по словам гендиректора дистрибьюторской компании «РуссЭндо» Анатолия Ухина, в последние десятилетия существования СССР появилось в хирургических отделениях большинства отечественных медучреждений.

Успешная практика Галлингера и его коллег спровоцировала интерес предпринимателей к эндоскопической тематике и запуск собственного производства специализированной продукции.

В промышленных центрах страны – Санкт‑Петербурге, Казани, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Воронеже – стихийно, без какого‑либо государственного участия, стали возникать экспериментальные, а затем и полноценные производственные площадки.

«В прошлом мы все самолетостроители. Наше название прямое тому подтверждение, – рассказывает начальник отдела маркетинга воронежской компании «Крыло» Виктория Полякова. – Мы единственный в индустрии завод, который никогда не выпускал медицинскую технику самостоятельно. В медпром мы пришли как инженеры, не имея никакого специализированного багажа». Продержаться в отрасли 25 лет, разработать и начать выпуск конкурентоспособного оборудования «Крылу» помогла кооперация с пионерами эндоскопического производства – казанскими предприятиями «Эндомедиум», «ППП» и «ЭлеПС», петербургскими «Аксиомой», «Азимутом» и «Электроном».

Тематические промышленники уже в конце 90‑х поделили сегмент между собой на профили – «смотрящий» и «режущий». «Электрон», «ЭлеПС» и «Оптимед» специализировались на медицинской оптике и эндовидеосистемах. «Эндомедиум», «Аксиома», «Азимут», «Крыло» и «ППП» выпускали инструменты. Разделение компетенций позволило отечественным компаниям четко выстроить продуктовые линейки, нарастить мощности и спустя пару лет после запуска производства занять около 20% рынка.

В условиях деградации аппаратного парка и дефицита инструментария в госпитальном секторе популярность и продажи недорогих продуктов отечественного медпрома стремительно росли. По словам Олега Гусева, генерального директора казанского «Эндомедиума», до 1994 года его компания демонстрировала выдающиеся показатели: предприятие выпускало до 500 эндохирургических стоек в год. «Тогда в больницах вообще не было нужного оборудования. Представляете, если бы на бытовом уровне не было телевизоров, и появилась первая компания, производящая телевизоры. Конечно, все будет реализовываться», – рассказывал Гусев в интервью казанской газете «Реальное время».

4112895.jpg

ЗАКЛЯТЫЕ ДРУЗЬЯ

В 1998 году российские производители, ранее согласившиеся поделить специализации и не конкурировать друг с другом, решили объединиться в профильную ассоциацию. Идеологом кооперации выступил соучредитель «Эндомедиума» Виктор Одинцов, предложивший коллегам сообща добиваться поддержки государства и выдавливания с отечественного рынка продукции мировых мейджоров. Задумка сработала. Вскоре Российская корпорация производителей эндохирургического оборудования получила первые госзаказы на поставку эндохирургических приборов – сначала от Минздрава Татарстана, а затем и от федерального Минздрава. Однако, как свидетельствуют прежние участники коалиции, бюджетоемкий подряд достался главным образом единственному члену объединения – «Эндомедиуму», что и послужило толчком к распаду эндоскопического картеля. «Компании, которые только начинали расти, особенно нуждались в поддержке, а получилось так, что Одинцов сделал свое предприятие основным исполнителем госзаказа, – вспоминает Виктория Полякова из «Крыла». – Такое распределение, скорее всего, обидело остальных участников корпорации».

Виктор Одинцов, сейчас оставивший «Эндмедиум», но сохранивший интерес к делам индустрии, смотрит на события двадцатилетней давности иначе: содружество распалось потому, что каждая компания преследовала исключительно собственные интересы, тогда как свои обязанности или коллективные договоренности хотели исполнять далеко не все члены коалиции.

Тем не менее, по словам Виктории Поляковой, сообщество производителей эндоскопического оборудования продолжает действовать, правда, в ограниченном составе:

«Сейчас это корпорация трех директоров [«Эндомедиума», «Аксиомы» и «Крыла». – Vademecum]. Мы втроем еще держимся друг за друга и пытаемся договориться, кто в каком направлении работает».

Несмотря на сложные взаимоотношения, российским профильным предприятиям к началу «нулевых» удалось отвоевать у импортеров почти половину госпитального рынка. Вот только удержаться на захваченных позициях отечественным производителям не удалось. Стартовали государственные и региональные программы модернизации здравоохранения, и осваивающие многомиллионные бюджеты заказчики почему‑то отдали предпочтение импортным брендам, таким, например, как немецкие Karl Storz и Richard Wolf, японские Olympus, Pentax и Fujinon. Доля отечественных производителей в сегменте к 2014 году упала до 15%.

Даже эскизное описание текущей ситуации выйдет искаженным без упоминания произведенного в Азии контрафакта. Мелкие производственные компании, так и не дождавшиеся господдержки и не имеющие стабильных заказов, стали завозить дешевый мединструмент, как правило, – из Китая, и продавать, прикрываясь сфабрикованными регистрационными документами.

Как свидетельствуют представители «Крыла», подобных «промышленников» только в одной Казани насчитывается с десяток: «На таких предприятиях вы увидите троих слесарей, двоих сборщиков оборудования, тогда как на реальной производственной площадке нужно как минимум 25 слесарей и 50 единиц только станочного парка».

Особенный вред индустрии, негодуют производственники, приносят операторы, снабжающие свой контрафакт поддельными регистрационными удостоверениями, принадлежащими добросовестным производителям.

ВНУТРЕННЯЯ ПРОСТРАЦИЯ

Сегодня российские компании, по разным оценкам, занимают в натуральном выражении от 20 до 30% рынка эндохирургического инструментария и оборудования.

В деньгах расклад еще грустнее – доля продуктов отечественного производства вряд ли заметно превышает 10%. Коммерческий эндоскопический рынок посчитать никто не пытался, объем госзакупок в 2015 году IMS Health оценил более чем в 3,2 млрд рублей.

Госпитальные закупки, занимающие свыше 70% оборота профильных медизделий, техники, определяют лидеров и аутсайдеров сегмента. Погружение индустрии здравоохранения в систему ОМС шансов отечественным производителям не прибавило: большинству медучреждений обновлять аппаратный парк и многоразовый инструментарий просто не на что. «Организация федерального заказа стала бы для нас мощной поддержкой», – убежден исполнительный директор компании «Аксиома» Станислав Костылев. Контракт на долгосрочную поэтапную поставку медтехники вместо разовых, эпизодических заказов существенно ускорил бы темпы развития отечественного производства, в один голос заявляют промышленники, все еще надеющиеся на протекцию государства. «Пока поддержка правительства заключается лишь в устных рекомендациях покупать отечественный продукт, – говорит Костылев. – Каких‑либо официальных решений, нормативно‑правовых актов, к сожалению, на этот счет пока не принято».

Клиники, получившие в тучные годы действия отраслевых модернизационных программ импортную технику, поддержать отечественный медпром по собственной воле не спешат. «Мы пользуемся немецким, частично японским и американским оборудованием, которое по определенным параметрам, например, по эластичности, заметно лучше нашего», – признается заведующий отделением эндоскопии ГБУЗ «Госпиталь ветеранов войн №2 ДЗМ» Андрей Веренок. Впрочем, добавляет врач, если для высокотехнологичных манипуляций российские медизделия пока не годятся, то для рутинных процедур вполне подходят.

Компания совокупная сумма заключенных контрактов, тысяч рублей
1 Pentax Medical 1 459, 5
2 Olympus 616,3
3 Fujifilm 136,9
4 Johnson&Johnson (Ethicon) 73,5
5 Karl Storz 63,8
6 Aohua 45,1
7 Huger 7,9
8 ОАО «ЛОМО» 5,1
9 Richard Wolf 0,5
10 Другие компании  802,9
  Общий итог  3 211 624 128

Подобные настроения в отраслевом сообществе охотно поддерживают лидеры рынка – мировые эндоскопические мейджоры, утверждающие, что собственного производства полного цикла в России не существует и фактически отечественные профильные предприятия работают только на сборке. «Рынок медицинской промышленности не сформирован. И когда отдельные производители заверяют, что у них налажено производство, они просто лукавят, – говорит представитель немецкой Aesculap B. Braun. – Когда мы у них спрашиваем, смогут ли они обеспечить весь российский рынок в случае, если иностранцам запретят на него выходить, они честно отвечают: конечно, нет. Для обеспечения потребности такого объема нужны большие инвестиции, которые здесь пока никто не может поддержать».

По мнению руководителя подразделения «Эндохирургия» Olympus Europe Романа Комарова, у российских производителей отсутствует цикл технологической обработки металлических сплавов для медицинских целей. Добываемый в России титан, по его словам, отправляют за рубеж для выплавки надлежащих полуфабрикатов, которые привозят обратно и обрабатывают на старых станках европейского производства. Медицинскую сталь российским производителям инструмента выгоднее закупать в Швеции, снова по причине качества. «Наши заводы – оборонные, мы всю жизнь готовились к войне. А медицина требует особого, «невоенного» сплава и постоянного контроля качества на выходе, – говорит Комаров. – Надлежащего качества медицинские сплавы для высокотехничной хирургии становятся все более сложными, и российским предприятиям нужно закрывать этот технологический провал – тогда у них появится возможность обеспечить себе долю в механическом сегменте рынка». Нет у отечественного медпрома и системных решений в области подготовки специалистов. В то время как глобальные компании в обязательном порядке инвестируют в организацию учебных программ для медперсонала и инженеров, российские производители в большинстве своем образовательной тематики стараются просто не касаться: не до жиру. «Хирурги – специалисты, работающие руками, это «пальпаторные» люди. Для внедрения новой хирургической технологии мало увидеть инструмент, нужно обязательно его прочувствовать, поработать руками, – настаивает Роман Комаров. – Поэтому будущее в продажах по хирургии зависит от обучения хирургов мануальным навыкам, а это очень дорого».

Впрочем, у стабильных производственных компаний средства на собственные учебные проекты находятся. «Наши фабрики давно превратились в центры по подготовке специалистов по эндоскопии и хирургии, – говорит Виктория Полякова из воронежского «Крыла». – Наша задача не только произвести, но и продвинуть новую малоинвазивную методику, научить ей врача. И чем больше специалистов мы обучим, тем больше сможем продать. Мы же рынок не только у зарубежных компаний отвоевываем, его и сами создаем».

TASS_2920721.jpg

ИГЛА НА ПОНИЖЕНИЕ

Некую имитацию импортозамещения на рынке эндосокопической техники спровоцировал экономический кризис: девальвация вызвала не только сокращение объема поставок в Россию продуктов из Европы и США, но и умерила поток недорогих китайских медизделий. «С конца 2015 года мы практически перестали поставлять импортное оборудование, поскольку медучреждения в связи с кризисом сократили свои расходы. Больницы частично закрывают неотложные нужды по расходным материалам, но на дорогое оборудование у них денег нет», – свидетельствует гендиректор дистрибьюторской компании «ЭндоЮнион» Антон Осадник.

В то же время получила развитие кооперация прежних конкурентов на ниве совместных госпитальных поставок. «Аксиома», например, сотрудничает в этом формате с Karl Storz: питерская компания дополняет немецкую технику своим инструментарием, и медуч реждение охотно приобретает оптимальный эндоскопический комплект, вписывающийся в рамки его кризисного бюджета.

«Такой «винегретный» вариант, когда во время одной операции рядом могут лежать инструменты разных производителей, в том числе и отечественных, очень хорош, – поддерживает идею международного партнерства Анатолий Ухин из «РуссЭндо». – Очень важно, что российские компании могут успешно дополнять своими медизделиями импортное оборудование». Реальное же импортозамещение, по мнению представителей западных компаний, в России пока возможно только в масс‑сегменте. В рядовых горбольницах, там, где требуется множество доступных по цене хирургических решений, врачу необходимо дать несложное, привычное его рукам орудие – простые гибкие скопы российского производства, к которым сегодня у большинства практиков и экспертов нет никаких претензий. «Для России нужно много и дешево, потому что у нас много пациентов в небогатых по бюджетам региональных больницах, – рассуждает Роман Комаров из Olympus. – А много и дешево по высокотехнологичной хирургии сделать нигде в мире не получается. В России пациентопоток, нуждающийся в высокотехнологичных вмешательствах, сконцентрирован в городах‑миллионниках, где дислоцированы большие профильные медцентры. Международные компании в состоянии обеспечить такие клиники профессиональными, технически сложными решениями, для которых там есть хирург‑«спецназовец», способный грамотно работать на современном оборудовании».

Наращивание доли отечественных производителей на рынке эндохирургических медизделий, по мнению Комарова, возможно, произойдет в тот момент, когда у региональных медучреждений появится финансовая возможность обновить свой аппаратный парк, но и тут главным образом за счет высокого оборота по базовым технологическим решениям.

Еще одна ниша, в которой отечественные предприятия имеют шанс заместить иностранцев, – средства визуализации для эндоскопов, видеосистемы 3D‑формата. 

Например, у казанского «Медфармсервиса» есть в этой области собственная уникальная разработка – HD‑камера. Правда, и на этом условно перспективном для наших производственных компаний направлении стоит надеяться не на широкое импортозамещение, а на фрагментарный успех. Тем более что самый мощный и опытный игрок сегмента – питерский «Электрон» – сконцентрировал инженерные и производственные усилия в рентгенодиагностической и рентгенохирургической сферах. «Сегодня мы эндоскопическое и эндохирургическое оборудование не производим, но, возможно, однажды вернемся к этому направлению», – заявил Vademecum генеральный директор компании Александр Элинсон.

karl storz, richard wolf, эндохирургия, ims health, омс
Источник Vademecum №10, 2016
Поделиться в соц.сетях
Минздрав разработал закон о йодировании пищевой соли
Сегодня, 17:58
Под санкции Порошенко попали 24 санатория в Крыму
Сегодня, 17:24
Собянин: объем высокотехнологичной медпомощи в Москве вырос в четыре раза
Сегодня, 16:51
Минздрав завершил закупку лекарств от ВИЧ
Сегодня, 15:39
Врачи заявили о росте объема платной медпомощи в бюджетных медучреждениях

Врачи, работающие в бюджетных медучреждениях, отметили рост количества платных медицинских услуг в 2016 году. Таковы данные опроса, проведенного фондом «Здоровье». В качестве причин увеличения сектора платной медицины в государственных медучреждениях медики называют дефицит кадров и низкие тарифы обязательного медицинского страхования (ОМС).

Сегодня, 15:17
500
Фонд «Здоровье»: тарифы на медпомощь в регионах существенно различаются
2 Мая 2017, 17:14
Москва возобновит выдачу электронных полисов ОМС
27 Апреля 2017, 17:30
Томский НИИ микрохирургии прооперирует детей из других регионов
24 Апреля 2017, 12:55
Челябинский «Лотос» откроет 10 мини-поликлиник

Челябинский МЦ «Лотос» планирует организовать сеть из 10 амбулаторных филиалов, для клиентов которых будут действовать сниженные цены на медицинские услуги. Объем инвестиций в одну такую клинику составляет от 8 до 20 млн рублей.

24 Апреля 2017, 12:49
До 40% россиян хотели бы лечиться по ОМС в частных клиниках

Около 40% россиян предпочли бы лечиться в частной клинике при условии, что в ней можно было бы получить медицинскую помощь по полису ОМС. Об этом свидетельствуют данные опроса «Индекс здравоохранения», проведенного ВЦИОМ. 

21 Апреля 2017, 7:06
Владимир Зеленский
Директор МГФОМС
«Предельные объемы госзаказа уменьшаем с чистой совестью»
14 Апреля 2017, 19:43
ОАО «Донской табак» увеличило долю в ростовском медицинском страховщике

Табачному заводу ОАО «Донской табак», входящему в холдинг «Группа Агроком», пришлось нарастить долю в уставном капитале ростовской страховой медицинской организации (СМО) «Панацея» с 25% до 53,5%, чтобы выполнить требование законодательства о минимальной величине уставного капитала для СМО в 120 млн рублей.

12 Апреля 2017, 17:04
Минздрав опроверг информацию о лишении безработных полисов ОМС

Минздрав опроверг распространенную в СМИ информацию о намерении исключить из системы обязательного медицинского страхования (ОМС) россиян, которые официально не трудоустроены, а также безработных. По словам директора департамента общественного здоровья и коммуникаций ведомства Олега Салагая, ликвидация права на медпомощь, оказываемую по ОМС, «не предусмотрена ни в одном из готовящихся законопроектов или нормативных актов».

12 Апреля 2017, 14:24
В Калужской области усилят контроль за частными клиниками
12 Апреля 2017, 7:38
Как федеральные медцентры поделят 310 тысяч квот на высокотехнологичную медпомощь
4845
Ольга Царева
Начальник Управления модернизации системы ОМС
«Сложные операции перестали быть эксклюзивом федеральных клиник»
10 Апреля 2017, 18:25
Суд обязал власти Петербурга включить частные клиники в процесс оказания ВМП
10 Апреля 2017, 13:53
Яндекс.Метрика