ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
8 Декабря, 4:20
8 Декабря, 4:20
63,91 руб
68,50 руб

«Мы поможем государству понять, где его обманывают и в чем его потери»

Екатерина Макарова
16 Ноября 2015, 13:23
1511
Глава Ассоциации добросовестных производителей и поставщиков перевязочных средств – о разочарованиях и перспективах ватно-марлевого промысла.
Год назад совладелец и председатель совета директоров ЗАО «Кинешемская прядильно-ткацкая фабрика» Сергей Жуков собрал и возглавил первое в отрасли общественное объединение – НП «Ассоциация добросовестных производителей и поставщиков перевязочных средств». В партнерстве участвуют исключительно отечественные компании, решившие сообща бороться с тендерной несправедливостью, контрафактом и зарубежными конкурентами. О целях и правилах этой борьбы президент ассоциации рассказал Vademecum.

– Недавно вы обратились к президенту Путину с письменной просьбой – поддержать включение в перечень медизделий, подпадающих под действие правила «Третий лишний», продуктов ватно-марлевой группы, а также о введении в тендерный регламент в отношении этой номенклатуры понятия «монолот». Вы действительно считаете, что эти отраслевые противоречия способен разрешить только глава государства?

– Конечно, я понимаю, что наше письмо едва ли даст ход решению всех проблем. Главное, что мы заявили об этих проблемах, четко сформулировали. Теперь, опираясь на него, ОНФ, например, может апеллировать к врачам и медучреждениям, убеждая их отказаться от практики включения эксклюзивных импортных позиций перевязочных средств в конкурсный лот, основное содержание которого в подавляющем большинстве составляет традиционная перевязка, выпускающаяся в России.

– Других инструментов воздействия на ситуацию не нашлось?

– Мы прикладывали массу усилий, но безуспешно. Например, пытались «взламывать» лоты – находили аналоги заявленной в конкурсе продукции, опускали на них цену до определенного уровня – и в таких случаях, как правило, выигрывали. Но тут начинало происходить самое интересное – больницы начинали спорить с нами, доказывать, что мы поставляем им продукцию, не соответствующую конкурсной документации.

Особенно показателен случай, который произошел с одной из компаний, представляющей интересы крупного российского производителя. Уполномоченный дистрибьютор зарубежного производителя «прописал лот». То есть договорился с больницей, чтобы она в качестве «закрывающей позиции» лота указала салфетку с чуть меньшим размером, чем это принято по стандартам, по которым работают все остальные производители. Однако представитель отечественного производителя смог выиграть конкурс, существенно снизив цену во время электронных торгов. В больницу были поставлены вместе с традиционной перевязкой заказанные ею салфетки отечественного производства – полный аналог, но с традиционными размерами, чуть большими, чем были заявлены больницей. За те же деньги вроде бы получалось даже больше товара. Однако заказчик пытался оспорить поставки и внести победителя конкурса в реестр недобросовестных поставщиков, пока тот не пригрозил написать жалобу в ФАС. В общем, несмотря на все наши усилия, ситуация меняется крайне медленно: наши больницы часто пытаются «прописать лот» с помощью дружественной им компании. Введение же понятия «монолот» ограничит эти возможности, лишит их экономического смысла, так как подобные эксклюзивные позиции нужны ЛПУ в небольшом количестве. В свою очередь, отсутствие «запирающих позиций» усилит конкуренцию среди поставщиков традиционной перевязки (используемой больницами, по сравнению с «эксклюзивом», в гораздо больших масштабах), что поможет государству сэкономить.

– Ваша ассоциация была создана год назад, как раз накануне издания протекционистского постановления №102 и усиления тренда на импортозамещение. Вы намеренно подгадали или так совпало?

– Идея создания ассоциации появилась в тот момент, когда на рынок в больших объемах стала проникать контрафактная продукция. Если раньше конкурсы проводились по регионам и крупные производители часто не могли в них участвовать (в силу своей географической удаленности), то с введением электронных аукционов на тендеры стали выходить все, кто хотел. С одной стороны, в тендерах участвуют новые компании, с другой – качество поставляемой продукции значительно просело. И вот когда это все стало нарастать, мы решили, что нужна ассоциация – она, как общественный орган, имеет гораздо больше прав, чем отдельный участник рынка. Объединение поможет проконтролировать нам, добросовестным производителям, весь этот процесс. Идею создания ассоциации, кстати, с радостью приняли многие российские компании. Нас объединяет одна главная задача – чтобы мошенников вносили в черный список, чтобы конкуренция была здоровой, а правила – равными для всех участников рынка. Мы уверены, что ассоциация поможет государству понять, где его обманывают и в чем его потери.

– Но ведь наверняка помимо тендерных противоречий в отрасли есть и другие проблемы?

– Конечно. На рынке, например, бытует мнение, что российские перевязочные изделия некачественные – марля и бинты рассыпаются в руках, они разрежены настолько, что похожи на рыболовную сеть. Хотя требования отечественного ГОСТа гораздо более жесткие, чем в европейских странах. Действительно, в семье не без урода – на рынке существует много мелких компаний, которые не имеют лицензии на производство и плодят контрафакт. Мы видим, какая продукция иногда побеждает на конкурсах: если цена лота начинает сползать ниже себестоимости марли того качества, которое заявлено больницей в конкурсной документации, мы понимаем, что здесь кроется обман. И подделывают, бывает, весьма достойные российские бренды. Несколько лет назад известного производителя «Навтекс» чуть не лишили регистрационного удостоверения, обвинив в низком качестве продукции. Компания вынуждена была защищать свои интересы – приглашать к себе на производство экспертную комиссию, показывать, как и что там выпускается, убеждать, что оригинальный продукт совершенно не похож на то, что, по выяснению обстоятельств, было определено как фальсификат. Производителя оставили в покое, но мошенников поймать так и не удалось. Да их, как правило, и не ловят, заинтересованности такой нет. По нашему мнению, действенной мерой, способной резко снизить обращение на рынке некачественной и фальсифицированной продукции, могло бы стать возвращение лицензирования торговой и производственной деятельности в области всех медицинских расходных материалов. Вред для здоровья человека от некачественных бинтов или, например, от ваты «стерильной», как написано на ее упаковке, а на самом деле наверченной на примитивном станке в каком-нибудь гараже в отсутствие элементарных санитарных норм, может быть не меньшим, чем от «левых» лекарств. С одной стороны, лицензирование поможет снизить количество недобросовестных поставщиков – компаний‑однодневок, которые могут исчезнуть, не неся никакой ответственности за качество поставленной продукции, с другой – поможет навести порядок среди самих производителей, удалив с рынка упомянутых выше «гаражников».

– Что же вам, отечественным производителям, мешает достойно ответить конкурентам – «цеховикам»?

– Нежелание больниц проверять соответствие качества продукции, поставляемой близким ей «победителем» конкурса. «Спасибо, нас все устраивает», – этот ответ мы слышали от больниц неоднократно. Самое проблемное в системе – финансирование. Сырье, как правило, необходимо приобретать по предоплате. А оплата продукции, как нередко больницы пишут в контрактах, производится не только после полного окончания ее поставки, но и «после получения больницей бюджетных средств». А это может быть и 90 дней, и все 120 после окончания поставок. Возникает огромный кассовый разрыв, мешающий ритмичному производству. Особенно в начале каждого календарного года, когда бюджет до больниц еще «не дошел». Не менее важным фактором повышения конкурентоспособности отечественных производителей не только на российском, но и на международном (а все основания для этого есть) рынке является финансовая поддержка для модернизации производства. Невозможно конкурировать с импортом, работая на устаревшем оборудовании, которое стоит сегодня у подавляющего большинства производителей. На обновление нужны ресурсы, а значит, разумная кредитная политика. В банках же, как правило, адекватного риск-менеджмента нет. Бывает, что и тут чудеса случаются, но крайне редко. Без специальной банковской программы никакие политические установки на импортозамещение не способны изменить ситуацию. Хорошо, что набирает обороты поддержка производителей через Фонд развития промышленности и льготные лизинговые схемы.

– То есть государство все же какую‑то поддержку вам оказывает?

– Наша текстильная отрасль получает господдержку за счет субсидирования процентных ставок по кредитам в размере от двух третей ставки рефинансирования ЦБ до 70% ключевой ставки ЦБ. Это крайне важно, и мы благодарны Минпромторгу, который отстоял эту программу перед Минфином.

– Участники рынка говорят, что кризис повлиял на структуру спроса – продажи традиционных перевязочных изделий растут, а объемы закупок инновационных продуктов падают. Вы замечаете это перераспределение?

– Перевязочные средства применялись всегда. И сейчас они, разумеется, в ходу. При этом наш основной рынок – действительно, традиционная перевязка. Тем не менее и в отечественном производстве наметился переход от традиционной марли к инновационным, прогрессивным средствам перевязки. Этот сегмент у нас, например, представляет компания «Биотекфарм», чья продукция ничуть не уступает зарубежным аналогам. Инновационные разработки есть у малого бизнеса, который мы готовы поддержать в промышленных масштабах. Но пока эта номенклатура составляет незначительную часть потребностей медучреждений, поэтому мы и занимаемся традиционными средствами. В то же время есть и другая тенденция: сегодня больницы вместо марли закупают все больше готовых изделий, потому что санитарки, которые резали из марли салфетки и специально их стерилизовали, уходят на пенсию. Есть предпосылки к тому, что рынок перевязочных традиционных средств будет снижаться, но меня это нисколько не пугает, у меня рынок – вся Европа.

– А как вы оцениваете свои позиции на отечественном рынке?

– У нас второе место по производству марли в России, мы занимаем более 20% рынка. Себестоимость производства у нас ниже, чем в Китае, хлопка – тоже. Дефицит хлопка в России – один из мифов реформаторов, которые не понимали ничего в отрасли. Да, у нас в стране хлопок не растет, но это ничуть не мешает легкой промышленности. Хлопок – это биржевой товар, каждый может купить его без оглядки на страну происхождения и адреса поставки. Наше предприятие стало единственным в России среди других представителей легкой промышленности, кому в разгар кризиса, в 2014 году, удалось приобрести новое оборудование, – «ЮниКредит» предоставил нам инвестиционный кредит. И теперь если мы привлечем необходимую для полной загрузки фабрики сумму оборотных средств, то сможем в 2016 году увеличить объем производства на 40% – с 11 млн до 15,5 млн метров марли в месяц. А начавшийся этим летом экспорт марли, произведенной по европейским стандартам на новых станках, в Словакию, Молдавию, Латвию и Украину подтверждает нашу конкурентоспособность.


бинты, марля, перевязочные материалы, жуков
Поделиться в соц.сетях
Систему региональных закупок лекарств могут отменить
7 Декабря 2016, 23:29
Скворцова признала существование коррупции в медицине
7 Декабря 2016, 20:17
ФАС уточнил порядок определения цен на жизненно важные лекарнства
7 Декабря 2016, 20:15
Минздрав разработал методику определения максимальной цены контракта при госзакупках лекарств
7 Декабря 2016, 19:50
«УльяновскФармация» запустила производство медизделий

Власти Ульяновской области запустили проект по обеспечению российских медучреждений перевязочными средствами собственного производства. Для этого государственная аптечная сеть «УльяновскФармация» открыла цех по выпуску нестерильных марлевых бинтов.  

14 Сентября 2016, 13:09
В гостях у смазки
Российские производители лечебных повязок рискуют соскользнуть в далекое прошлое.
898
Кто бинтоват
И в чем секрет распределения долей на рынке госпитального заказа перевязочных материалов.
1914
«Тут как на минном поле – ошибиться можно только раз»
Отечественный производитель – о законах выживания в перевязочной индустрии.
905
Фонд развития промышленности выделит фармкомпаниям 1,55 млрд рублей

Экспертный совет Фонда развития промышленности (ФРП) Минпромторга одобрил займы на общую сумму 1,55 млрд рублей на развитие четырех проектов в фармацевтике и медицинской промышленности. 

20 Октября 2015, 16:11
1549
Яндекс.Метрика