ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
28 Ноября, 17:58
28 Ноября, 17:58
64,62 руб
68,44 руб

Мел и драма

Вера Разборова, Татьяна Равинская, Александр Раскин
21 Мая 2013, 3:40
2751
Законодатели и правоохранители ужесточают наказание за подделку лекарств
В начале мая Хамовнический суд Москвы со второй попытки приговорил Леонида Ольшанского к четырем годам колонии общего режима по ч. 4 ст. 159 УК РФ «Мошенничество» за поставку поддельных лекарств. Этот процесс в очередной раз наглядно продемонстрировал, насколько непросто добиться реального наказания фальсификаторов – большинство подобных дел завершаются штрафом или условным сроком. Однако вскоре ситуация может измениться – МВД, Росздравнадзор, депутаты Госдумы и Совет Федерации впервые за много лет единодушны: в Уголовный кодекс должна быть добавлена специальная статья, предусматривающая жесткое наказание за изготовление и продажу фальсификата.

Не обижайте женщин

Заявление на Леонида Ольшанского, бывшего коммерческого директора московской фармдистрибьюторской компании "Аленфарм", подали его начальники – Александра Михайленко и Елена Скловская. По версии обвинения, в начале 2010 года Ольшанский убедил руководство "Аленфарм" заключить договор с фиктивным ООО "Базис", после чего подделал документы и организовал поставку фальсифицированного препарата Эссенциале форте Н в общей сложности на сумму 995 тысяч рублей. Обман вскрылся довольно скоро. Товар был перепродан самарской аптечной сети "Биомед", а та, проведя независимую экспертизу, установила, что вся партия сфальсифицирована, и предъявила претензии "Аленфарму" на 670 тысяч рублей. В сумму вошли расходы на уничтожение фальшивых ЛС.

Рассмотрение дела в Хамовническом суде Москвы началось в 2011 году. Соучастники Ольшанского Станислав Мусин и Сергей Кошелев полностью признали свою вину, возместили ущерб и получили по три года условно. Леонид Ольшанский летом 2012 года свою вину так и не признал, в ходе всего следствия и процесса он утверждал, что его оклеветали. Суд критично отнесся к заявлениям обвиняемого, однако к реальному сроку приговаривать не стал. Ввиду некоторых смягчающих обстоятельств (в частности добровольного возмещения ущерба в пользу "Аленфарм"), суд счел возможным назначить ему пять лет лишения свободы условно, без выплаты штрафа, однако с испытательным сроком также на пять лет. Адвокат Леонида Ольшанского тогда настаивал на том, что показания осужденных Мусина и Кошелева были лживыми, а ни одно показание Ольшанского ничем не опровергнуто. Возможно, это дело, как и многие другие, тем и закончилось бы, однако Александра Михайленко и Елена Скловская посчитали приговор бывшему сотруднику слишком мягким и подали кассационную жалобу в Мосгорсуд.

Вышестоящая инстанция решила приговор за мягкостью отменить и отправить дело на новое рассмотрение. И в конце 2012 года Хамовнический суд вышел на новый виток разбирательства со старыми участниками. На этот раз судья Олеся Устинова вняла доводам потерпевшей стороны и, спустя пару недель, назначила Ольшанскому наказание в виде лишения свободы сроком на четыре года с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Адвокат Ольшанского подал кассационную жалобу в Мосгорсуд.

А был ли мальчик?

Эффективной борьбе с фальсифицированными лекарствами долго мешала полная рассогласованность позиций ответственных ведомств. Как заявил в прошлом году глава МВД России Владимир Колокольцев, прибыль от производства и продажи поддельных лекарств достигает 3000%, в десять раз больше, чем от продажи наркотиков. По оценке собеседников VM из МВД, ежегодный оборот черного рынка лекарств составляет в России порядка $900 млн, при этом около 60% фальшивок изготавливают в подпольных цехах в самой России, остальные привозят из Индии, Китая, стран Юго‑Восточной Азии. По оценке МВД, в некоторых регионах продается до 15% поддельных лекарств.

С другой стороны, по данным Росздравнадзора, беспокоиться особенно не о чем: за весь 2012 год этим ведомством было изъято менее 1 млн упаковок просроченных, поддельных и контрафактных ЛС на сумму 18 млн рублей притом, что общий объем лекарственного рынка оценивается аналитической группой DSM в 5,5 млрд упаковок и 921,8 млрд рублей. Общее количество подделок и некачественных лекарств не превышает 0,75% рынка, система государственного контроля "работает эффективно", говорится в отчете ведомства за 2012 год.

Кто прав? Можно обратиться к международному опыту. Интерпол уже пятый год подряд проводит международную операцию "Пангея", направленную на борьбу с поддельными лекарствами. В 2012 году в операции было задействовано 150 стран. Данные стекаются в специальный координационный центр в штаб‑квартире Интерпола в Лионе (Франция). "Закрыто более 20 тысяч нелегальных сайтов по продаже лекарств. Около 70 человек арестовано. Следствие продолжается. За подпольными интернет‑аптеками стоит организованная преступность. Эти люди раскинули сеть по всем континентам", – сказала в октябре 2012 года в интервью телеканалу Euronews Элин Планкон, глава отдела по борьбе с преступлениями в области фармацевтики Интерпола. В марте 2013 года крупнейшие фармацевтические компании, в том числе GlaxoSmithKline, Johnson&Johnson, Pfizer, Novartis и Roche, объявили, что выделяют Интерполу дополнительные средства в сумме $5,9 млн на борьбу с поддельными лекарствами. Вряд ли они стали бы финансировать решение несущественной проблемы.

На территории нашей страны операция "Пангея" проводилась в прошлом году Интерполом совместно с МВД, и впервые – с участием Минздрава России, Росздравнадзора, Роспотребнадзора и территориальных подразделений таможни. Всего было проверено 134 оптовых склада, более 900 аптек и аптечных пунктов. Изъято контрафактных и запрещенных к реализации препаратов на сумму 800 тысяч рублей. "Подавляющее большинство "левых" лекарств – это наиболее востребованные и недешевые зарубежные препараты", – утверждает в интервью VM глава российского представительства Интерпола Тимур Лахонин.

В структуре фальсификатов лидируют антибиотики, пищеварительные ферменты, антигистаминные препараты, спазмолитики, противовоспалительные.

Терпение лопнуло

По данным МВД, ежегодно к административной ответственности привлекается не более тысячи человек, занимающихся продажей поддельных лекарств, а к уголовной – в десятки раз меньше. Согласно российским законам, перепродавец не отвечает за качество товара, если бумаги в порядке, привлечь его к ответственности практически невозможно. Товар просто снимают с реализации, если партия еще не разошлась. "А если нашим оперативникам и представителям Росздравнадзора удастся доказать, что партия товара контрафактная, то руководство аптеки заплатит штраф за реализацию и хранение товара, который содержит заведомо незаконное воспроизведение товарного знака, и все", – сетует собеседник VM из МВД РФ. Доказать же незаконное использование товарного знака и мошенничество, для того чтобы привлечь распространителей поддельных лекарств через аптечные сети к уголовной ответственности по ст. 180 и 159 УК РФ, очень сложно, признается он.

Даже если злоумышленники подпадают под эти уголовные статьи, большинство дел, как видно из приведенных примеров, заканчивается условными приговорами. Первым проблемой озаботился Совет Федерации. В середине марта сенаторы предложили поправки в КоАП, предусматривающие кратное увеличение штрафов за торговлю контрафактной продукцией. Однако одними штрафами проблему не решить, считает член Совета Федерации, экс‑глава МВД РФ Владимир Рушайло. Как он сообщил VM через своего помощника, подделка лекарств и всей медицинской продукции, в целом, должна наказыватьсяне административно, за это надо привлекать к уголовной ответственности.

Это не первая попытка ввести в УК отдельную статью за подделку лекарств, однако на этот раз она может увенчаться успехом – заинтересованные стороны неожиданно проявили редкое единодушие. На парламентских слушаниях 21 марта 2013 года в пользу уголовного наказания для фальсификаторов высказался новый врио руководителя Росздравнадзора Михаил Мурашко (назначен в начале марта). Его активно поддержали депутаты нижней палаты – председатель Комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая и член Комитета по охране здоровья Александр Прокопьев.

Возможно, чашу терпения законодателей и чиновников переполнило последнее громкое дело по фальсификату – в конце июля 2012 года в городе Шахты Ростовской области была обезврежена преступная группа, наладившая массовое производство и сбыт фальшивых лекарств, в том числе дорогостоящих противораковых препаратов. Преступники подделывали Меронем, Десферал, Герцептин, Ремикейд, Темодал, Веро‑Митомицин, Мовалис, Милдронат.

По данным следствия, в преступную группу (как и в деле Ольшанского) входил представитель вполне легальной дистрибьюторской компании: он налаживал контакты и каналы сбыта, поставляя в больницы и аптеки нормальную качественную продукцию, а потом постепенно заменял ее на просроченную и фальшивую. Всего преступникам удалось продать фальшивых лекарств на полмиллиарда рублей, у них изъято около 700 тысяч упаковок поддельных ЛС. Как сообщил VM помощник Александра Прокопьева, депутаты намерены внести дополнительный пункт, касающийся лекарств, в ст. 238 УК РФ "Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности".

"Статьи, по которым возбуждены уголовные дела, – "Мошенничество" и "Незаконное использование товарного знака" – не отвечают степени тяжести этого преступления и его возможных последствий, – считает Яровая. – Подобные цинизм и наглость (стоимость отдельных ампул фальшивых лекарств достигала 20 тысяч рублей, и они предназначались, в том числе, для онкологически больных детей) должны оцениваться соразмерной ответственностью".

фармацевтическое производство
Источник Vademecum №1, 2013
Поделиться в соц.сетях
Доходы гендиректоров фармкомпаний выросли в 2016 году
Сегодня, 16:35
Pfizer передумала расширять производство в Дублине
Сегодня, 15:40
В рейтинге клиник пластической хирургии Натальи Мантуровой лидером стал ИПХиК
Сегодня, 13:26
Фармкомпании не смогли включить 24 лекарства в перечень жизненно важных
Сегодня, 12:46
Besins Healthcare построит в Ярославской области завод за 500 млн рублей
24 Ноября 2016, 19:45
Pfizer в России возглавит Софья Кадыкова
22 Ноября 2016, 18:49
Как фармкомпании и «Википедия» воюют за правдивое описание лекарств
Vademecum выяснил, вокруг каких препаратов идет борьба на страницах «Википедии», и оценил тактику сторон.
1455
Минздрав изменит порядок включения лекарств в перечень сильнодействующих препаратов
22 Ноября 2016, 8:39
Следователи пришли в «Роснано» из-за «НТфармы»

Правоохранительные органы проводят следственные действия в офисе «Роснано», сообщили Vademecum в пресс-службе госкомпании. 

16 Ноября 2016, 15:01
453
Teva зарезервировала $520 млн на урегулирование обвинений в коррупции
16 Ноября 2016, 12:50
Производство лекарств в России выросло на 36,7%
16 Ноября 2016, 10:13
Ирбитский химфармзавод увеличил прибыль в полтора раза
14 Ноября 2016, 19:55
Врачи предпочитают не сообщать в Росздравнадзор о побочных реакциях на лекарства
Менее половины российских врачей (48,4%) сообщают в Росздравнадзор об обнаруженных нежелательных реакциях на лекарственные препараты, 8% считают, что рассказывать о побочных эффектах, с которыми они столкнулись в своей практике, нецелесообразно. Таковы результаты исследования Медицинского университета им. профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого, Российского университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы и Краевого государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Краевая клиническая больница» города Красноярск.
14 Ноября 2016, 18:02
1647
Cipla и Mylan займутся производством дженериков Тивикая
Индийская Cipla и американская Mylan подали заявки на переквалификацию ВОЗ дженериков инновационного препарата Тивикай (долутегравира) от британской фармацевтической компании ViiV Healthcare. Преквалификация ВОЗ является необходимым шагом для включения препарата в закупки международных агентств, таких как Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, ЮНИСЕФ и ЮНИТЭЙД.
11 Ноября 2016, 12:30
Платонические соотношения
285
Экс-сотрудника Zentiva заподозрили в подмене таблеток в упаковках
Бывшего сотрудника пражского завода фармкомпании Zentiva – дженерикового подразделения французской Sanofi – заподозрили в подмене таблеток в 110 тысячах коробок восьми наименований лекарств. Предположительно, мужчина таким образом хотел отомстить за свое увольнение. По предварительной оценке, устранение последствий прецедента только в одной Чехии обойдется примерно в 10 млн крон (около $417 тысяч).
9 Ноября 2016, 15:07
Яндекс.Метрика