ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
25 Ноября, 7:02
25 Ноября, 7:02
64,63 руб
68,09 руб

«Кемпинг мы построили на месте железной дороги, а рельсы продали»

Алексей Каменский
2 Ноября 2015, 12:02
892
Мэр литовского курорта Друскининкай – о том, где взять деньги и четверть миллиона оздоравливающихся.
За 15 последних лет тихий городок Друскининкай изменился едва ли не больше, чем за 200 предыдущих. Здесь появились огромный аквапарк и всесезонный горнолыжный склон, заработали супермаркеты, кафе, новые лечебницы. Автобусы стали ходить по расписанию, появились фонтаны, вазы с цветами, кафе, пляж на городском озере, плитка на тротуарах. Туристы оценили перемены: в 2000 году на курорте отдыхали и лечились 40 тысяч человек, в 2014 м – больше 280 тысяч. Даже недоброжелатели признают, что без Ричардаса Малинаускаса этого бы не произошло. Мэр поделился с VM своими ноу хау и проблемами.

 – Я много раз бывал в Литве – и во время, и по­сле СССР. Удивительно, что Вильнюс, столица, за эти годы изменился куда меньше, чем неболь­шой городок на самой окраине. Вокруг вашего курорта настоящее захолустье, а здесь все чи­стенько, аккуратно, цветы и фонтаны, постро­или аквапарк, горнолыжный склон… Как это получилось?

– Спасибо за такие слова. Когда 15 лет назад я оставил бизнес и пришел на эту должность, сразу для себя решил: прежде всего, не буду оглядываться назад и искать виновных. Если заниматься вчерашним днем, не будет за­втрашнего. Первое, что мы сделали, – оцени­ли, что имеем, наши плюсы и минусы.

– Кто вас консультировал?

– Не брали мы никаких консультантов! Я почитал, что они вообще пишут, и схватил­ся за голову. Представьте: вы живете в своем городе, все здесь знаете. А я приезжаю к вам и за два часа выдаю рекомендации, как жить и развиваться. Нет, мы сами все оценили. Санатории у нас были 200 лет и всегда будут. Мы решили расширить профиль курорта так, чтобы он был привлекателен круглый год. Чтобы здесь развивались не только медицин­ский туризм, но и спорт, культура. При этом все главные объекты интереса должны быть под крышей, чтобы не зависеть от погоды. По­этому теперь вы летом можете здесь кататься на лыжах, а зимой – плавать под пальмами.

– С чего началась перестройка – сделали дороги?

– Мы начали с бензоколонки, ведь многие сюда приезжают на машинах. Вообще‑то бен­зоколонка в городе уже была, но такая, что туда чуть ли не с ведрами приходили за бен­зином. Новый Statoil с мини‑магазином и мойкой был для меня воротами в будущее. Там была целая история: для строительства мы разрешили срубить 47 сосен. Но это же неэкологично, у нас национальный парк! По этому поводу был суд, мне оппонировали президент и премьер Литвы, но я отстоял свое решение. И тогда бизнес понял: если власть в городе может постоять за себя перед прези­дентом, с ней можно работать.

– Откуда вы берете средства на этот и другие проекты? Из бюджета?

– Вы знаете, весь наш бюджет – это 16 млн евро. Это на все – образование, куль­туру, коммунальное хозяйство. В послед­ние годы бюджет даже уменьшается. Если бы мы ориентировались на бюджет, в городе не было бы ничего. Но мы ищем деньги всюду, где только возможно.

– Например?

– Ну вот пример: нужен городу кемпинг? Ко­нечно, нужен, к нам часто приезжают на ма­шинах, и не все готовы платить за санаторий. Кемпинг мы построили на месте железной дороги, а рельсы продали. Так и собрали деньги на строительство, это же не очень до­рогой объект [из Друскининкая в Гродно вела 40‑километровая железнодорожная ветка, которую забросили в 90‑х годах прошлого века. – VM]. А на бывшей железнодорожной станции мы сделали информационный центр по туризму.

– А какой главный источник? Ваш курорт иногда называют чемпионом по привлечению денег евро­пейских фондов…

– Эти деньги не так просто получить. Какие‑то средства распределяются в зависимости от количества жителей. Но это совсем немного, максимум 1 млн евро в год. А за остальные надо бороться [у ЕС есть не­сколько десятков фондов, через которые фи­нансируются различные программы в странах ЕС – регионального, социального развития, снижения безработицы и тому подобные. Фонды обычно предоставляют помощь безвозмездно. За семь лет, с 2006 по 2013 год, Литва получила через фонды ЕС около 6,5 млрд евро, а Друски­нинкай – 201 млн евро. Если бы фонды распре­деляли деньги по Литве исходя только из ко­личества жителей, город получил бы в 3,7 раза меньше. – VM]. Хороший пример – наша крытая горнолыжная трасса Snow Arena. Мы подали заявку и получили на нее от европейского фонда 40 млн литов (11,6 млн евро). Но это меньше половины необходимой суммы, надо было искать инвестора на 66 млн литов (19 млн евро). Это были годы кризиса, было тяжело, нашелся всего один желающий (ЗАО «Stamita», до этого занималось производством окон, дверей и дру­гих стеклянных конструкций). Он взял в бан­ке кредит, построил для города всесезонную трассу длиной больше километра и получил ее в концессию на 25 лет. Он на ней зарабатывает, и город не интересуется, какие у него финансо­вые потоки, что с окупаемостью. Не дай бог ему не повезет, разорится, вот тогда будем искать нового оператора. Позже к Snow Arena мы доба­вили подъемник – канатную дорогу, на которой туда можно доехать из самого центра, от ак­вапарка. Она построена, осталось запустить. 1,7 млн евро на канатную дорогу мы получили от европейского фонда по энергосбережению – это же экологичный транспорт, согласитесь. А другую половину вложил частник. Меня срок окупаемости не волнует. Я думаю, за пять – семь лет подъемник должен окупиться, хотя это зависит от цены билетов, которую назначит опе­ратор. В Москве у вас, я слышал, деньги должны возвращаться за три года…

– У аквапарка, который для многих стал главной достопримечательностью Друскининкая, тоже частный инвестор?

– Аквапарк был одним из первых объек­тов, работа шла долго. Вели переговоры с эстонскими инвесторами – не получилось. С поляками – тоже не получилось. И тогда самоуправление построило аквапарк соб­ственными силами. Он на 100% принадлежит городской администрации.

– Расскажите еще про способы собирания денег.

– Расскажу, как было с дорогами и тротуара­ми, которые вам так понравились. Это было время кризиса, цены на дорожные работы упали на 60% – тут бы и ремонтировать, но на это у города не было ни цента, а взять на это кредит муниципалитет не может по за­кону. И вот как‑то ночью я придумал план. Утром рассказал его Совету при мэре. Мы объявляем международный тендер на рекон­струкцию всех городских дорог с условием, что производитель делает ее за свой счет и потом в рассрочку получает плату. Это не кредит, а договор с отложенной оплатой. Компаниям выгодно найти работу в кризис, они снижают цены, а средства берут в бан­ке под 3–5% годовых. Мы эти проценты им потом компенсируем, а платим с рассрочкой на 15 лет. Город таким образом сэкономил 18 млн литов. Я про эту схему рассказывал другим мэрам. Но чтобы это делать, надо, чтобы тебе доверяли. Вообще способов най­ти средства очень много – приватизация, например. Мы можем даже поменять свой объект или часть объекта на что‑то более нужное.

– Кстати, о приватизации. У вас в самом центре стоит огромное пустое здание. Говорят, это неког­да знаменитый санаторий «Неман», который давно не работает. Если желающих инвестировать нет, может, проще сломать?

– Мы действительно ищем инвестора для «Немана». Гарантирую, что, если у ко­го‑то найдется возможность вложить в него 30–50 млн евро, это будет самый лучший, самый прибыльный объект в нашем горо­де. Это большое здание, которое имеет под своей крышей всю инфраструктуру, – у таких объектов заполняемость после реконструкции составляет 75–94%. Просто нужно его хоро­шо сделать, потому что кое‑как не пройдет. Ничего не надо ломать, там очень хорошая планировка, внутренних несущих стен нет, хочешь – снял все стены и из нескольких но­меров сделал один люкс.

– Кажется, вы уже лет восемь ищете инвестора?

– Может, вы кого‑то найдете, с удовольствием рассмотрим предложение. Я со всеми сотруд­ничаю. Мне неважно, кто он, из какой страны. Пусть в понедельник уже начинает работать! Между прочим, там очень хорошие условия – большой участок в центре города, аквапарк и лечебница в 200 метрах. А при санатории будет дом культуры и конференций, и все это будет работать как одно целое.

– Вы хорошо продаете.

– За это мне зарплату платят.

– А у вас самого какой бизнес?

– У нас было семейное предприятие, им зани­мались мы с отцом, сестрами, их мужьями. В основном лесные дары – ягоды, грибы.

– Лесные дары – ваш единственный источник дохода?

– Да. Мы делали консервы 50 сортов, прода­вали в год сотни тонн – торговали с Россией, Украиной, добрались до Израиля с особыми кошерными консервами, даже до Америки. Пока не было конкурентов, на одной фуре можно было сделать очень хорошие деньги. Наш оборот доходил до 50 млн немецких марок, это около 25 млн евро. Отца в Литве называли грибным королем [Вилюмас Малинаускас больше изве­стен как создатель «музея советского прошло­го» – парка Grutas неподалеку от Друскинин­кая. – VM]. Он очень хороший кулинар, все рецепты консервов его собственные. Но теперь торговать грибами тяжело – Россия, Украина и Белоруссия тоже научились это делать. Бизнес непростой: когда ты с грибами работаешь, у тебя нет дней и часов, а есть минуты и секунды. По­купаешь белый гриб первого сорта, и, если сразу не переработать, он дешевеет в два‑три раза. Я сам водил фуры с грибами – был в Мурман­ске, Архангельске. А по образованию я инже­нер‑теплотехник, и нет на земле такой техники, с которой я не мог бы сладить. Я – мастер спорта по кроссу, экс‑чемпион Прибалтики. У меня был двухэтажный автобус, который я переде­лал своими руками: на второй этаж заезжала моя машина, а внизу были четыре спальни для команды, кухня и мастерские.

– А сейчас какая у вас техника?

– На охоту езжу на Land Cruiser 80, это та­кой большой старый вездеход. Ежедневно – на Land Cruiser 200. А просто покататься – на Maserati Quattroporte. Но это редко.

– Некоторые говорят, что вы чувствуете себя здесь почти царем, делаете, что хотите, постро­или себе дом на самом берегу городского озера.

– В данное время дом на берегу озера мне не принадлежит.

– Что значит в данное время?

– Если его будут продавать и у меня будет возможность купить, я его куплю. Во‑пер­вых, мне очень нравится место, во‑вторых, из принципа куплю – я хочу показать, что ни­чего не боюсь. Я, кстати, там недалеко живу, метрах в 100.

– А еще, говорят, у города сейчас какие‑то про­блемы с принадлежащим ему аквапарком. Там идет следствие, ищут нарушения...

– Без комментариев. Наш аквапарк работает и будет работать.

– А вообще, безотносительно к вашим успехам и проблемам, как вы думаете, может, стоит ограничить по времени пребывание на посту мэра?

– Самая большая ошибка – сравнивать главу самоуправления с парламентариями и президентом. Мы же хозяйничаем! Когда яма в городе не заделана, это моя проблема. А большой политикой мне некогда зани­маться. Я смотрю на людей как мэр курорта. И лучшего отдыхающего, чем россиянин, мы не знаем. Приезжают не пацаны, люди нор­мального среднего возраста, с семьями, деть­ми, родственниками, денег не жалеют. Меня иногда спрашивают: «Как ты смотришь на то, что многие из России здесь покупают недви­жимость?» А я говорю: они за тепло платят? За услуги платят? Так в чем проблема?

– Какие у вас новые идеи насчет курорта?

– Хотим построить крытое море – купол диаметром 50 м позади аквапарка. Ты лежишь на подогретом песке… Если хорошая погода – купол открывается, можно загорать, а если погода как сегодня – крыша закрывается. Если найдем 20 млн – я по привычке в литах считаю, – сможем построить. Кроме того, в Друскининкае есть аэродром, но без покры­тия, он не используется. Мы сделали проект реконструкции. План есть, место есть – дай­те человека с деньгами, нужно $10–15 млн. Это для самолетов с дальностью до тысячи км, весом до 30 тонн, вместимостью до 70 человек. Могут быть рейсы в Москву, Петербург, Ка­лининград, Варшаву, Берлин, Минск, Киев. Проблему с границей мы уже решили: пода­рили здание на аэродроме пограничникам с единственным условием, чтобы там была комната для проверки паспортов.

– А я слышал, что проект развалился, потому что самолеты при взлете залезают на террито­рию Белоруссии, которая хочет за это слишком много.

– Платить ничего не придется – проблема решена! Мы развернули полосу на семь граду­сов, чтобы самолеты поднимались только над Польшей. Кстати, наш аэродром уже включен в четверку самых перспективных аэродромов Литвы. Были специальные исследования, все доказано.

сити-менеджер, инвестиции, литва
Поделиться в соц.сетях
Интернет-аптеки могут легализовать в начале 2017 года
24 Ноября 2016, 20:44
Врачей обяжут предоставлять информацию для рейтинга терапевтов
24 Ноября 2016, 20:39
Besins Healthcare построит в Ярославской области завод за 500 млн рублей
24 Ноября 2016, 19:45
Allergan завершила сделку по приобретению Chase Pharmaceuticals
24 Ноября 2016, 18:34
Pfizer построит в США исследовательский центр за $200 млн

Компания Pfizer объявила о планах по объединению двух своих американских научных подразделений – Monsanto Chesterfield Village Research Center и Missouri Research Park. Новый исследовательский центр будет построен за $200 млн в Честерфилде, штат Миссури.

24 Ноября 2016, 8:03
Ростовская область выделит 700 млн рублей на модернизацию больниц к ЧМ-2018

Правительство Ростовской области планирует к 2018 году приобрести медицинское оборудование для больниц Ростова-на-Дону, Таганрога и Азова, которые станут лечебными базами команд – участниц чемпионата мира по футболу. На эти цели региональные власти готовы направить около 700 млн рублей.

10 Ноября 2016, 7:04
Merck вложит 170 млн евро в строительство завода в Китае
9 Ноября 2016, 11:45
Nestle вложит $145 млн в лекарство от аллергии

Подразделение компании Nestle по производству продуктов лечебного питания (Nestle Health Science)  инвестирует $145 млн в калифорнийского производителя препаратов против пищевой аллергии Aimmune Therapeutics. Aimmune близка к созданию первого препарата для лечения аллергии на арахис, от которой в Европе и США страдают около 6 млн человек.

7 Ноября 2016, 17:42
EMC вновь попытался отказаться от концессии 63-й ГКБ

Европейский медицинский центр (European Medical Center, EMC) не оставляет попыток отказаться от проекта государственно-частного партнерства – реконструкции и эксплуатации Московской городской клинической больницы №63 – и вернуть концессионный взнос в 1 млрд рублей. Компания намерена оспорить отрицательное решение Арбитражного суда Москвы  в апелляции. 

3 Ноября 2016, 11:46
Константин Симкин
основатель сети клиник «Семейная»
«К полной продаже компании мы не готовы»
3 Ноября 2016, 11:10
Рынок коммерческой медицины в Москве вырос на 6%
Но, как всегда, далек от насыщения
761
ГК «Мать и дитя» отказалась от покупки тюменской клиники

ГК «Мать и дитя» решила не покупать 100% многопрофильного медцентра «НЕО-Клиник» в Тюмени. Объявленная в начале сентября 2016 года сделка не состоится, так как продавцы предоставили группе недостоверные сведения о работе клиники. 

25 Октября 2016, 16:34
Центр спортивной медицины в Сочи потребует 6,6 млрд рублей инвестиций

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал распоряжение о проведении конкурса и заключении концессионного соглашения о строительстве Центра спортивной медицины Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) в Сочи. Общий объем инвестиций в проект оценивается в 6,6 млрд рублей, большую часть этой суммы должен будет предоставить инвестор. 

25 Октября 2016, 9:47
Mitsui может вложить почти $100 млн в акции «Р-Фарм»
24 Октября 2016, 10:39
Концессионера для поликлиники в Санкт-Петербурге выберут в мае 2017 года
21 Октября 2016, 19:37
Фармдистрибьютор «БСС» вложит $2 млн в клинику в Санкт-Петербурге
19 Октября 2016, 16:28
В 2015 году в здравоохранение Свердловской области инвестировали почти 40 млрд рублей
11 Октября 2016, 16:22
III Ежегодная практическая конференция «Инвестиции в здравоохранение» пройдет 27-28 октября в Москве
6 Октября 2016, 19:05
Яндекс.Метрика