ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
18 Ноября, 16:45
18 Ноября, 16:45
64,92 руб
69,50 руб

Имя и зодчество

Кирилл Седов
14 Августа 2014, 14:59
2714
Как НИИ им. Н.Н.Бурденко разделил с застройщиком свой бренд, кадры и площади

До середины ≪нулевых≫ у компании с названием ≪Деловой центр нейрохирургии≫ (ДЦН) был исключительно строительный профиль. Сегодня это один из передовиков современной отечественной радиохирургии с общей выручкой 630 млн рублей. Правда, мало кто об этом знает, поскольку компания родилась и выросла вокруг и внутри НИИ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко и отказываться от мимикрии под государственный центр не собирается.

ЛЕЧЕНИЕ ЮБИЛЕЙНОЕ

В июне 2012 года о 80‑летии НИИ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко сообщали все федеральные телеканалы. Обязательной частью репортажей было упоминание о ≪технологии XXI века≫ – гамма‑ноже, позволяющем лечить различные внутричерепные патологические образования без скальпеля, с помощью методов стереотаксической радиохирургии. Аппарат облучает нужную зону гамма‑лучами из разных точек, разрушая клетки опухоли. В то же время здоровые ткани получают существенно меньшую дозу облучения и страдают сравнительно мало. В общем, это был увлекательный рассказ о новейших достижениях знаменитого института и государственной медицины в целом.

На роль эффектной ≪визитной карточки≫ аппарат действительно подходил. В НИИ им. Н.Н. Бурденко Leksell Gamma Knife производства шведской Elekta появился еще в апреле 2005 года. Это было первое пришествие золотого стандарта радиохирургии в постсоветское пространство, так что нагрузить аппарат работой было нетрудно. К 2012 году на гамма‑ноже было пролечено около 2 тысяч пациентов. Вот только к достижениям государственного здравоохранения этот опыт можно отнести лишь с натяжкой. Дело в том, что фактически аппарат принадлежит ОАО ≪Деловой центр нейрохирургии≫ и им же активно эксплуатируется. В 2005 году компания, развивавшая до той поры строительные проекты, закупила этот аппарат и переориентировалась на оказание медуслуг. И, кажется, не прогадала. В течение следующих девяти лет выручка ДЦН выросла почти на два порядка – с 34,2 млн рублей в 2004 году до 630,7 млн рублей по итогам 2013 года.

Все это время компания охотно ассоциировала себя с федеральным институтом. Например, используя в названии собственного ≪Центра ≪Гамма‑нож≫ увесистую приставку ≪при НИИ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко≫. И в госучреждении это никого не смущает – у гигантского института почти четверть его истории тоже связана во многом именно с ДЦН. И гамма‑нож – далеко не единственный пример этого делового сотрудничества.

≪АЛЬТ≫ И СМЫЧКИ

В 90‑е с госфинансированием было плохо, и каждая организация выживала, как могла, констатирует гендиректор и основной владелец ≪Делового центра нейрохирургии≫ Олег Зеленов. Средством выживания для НИИ им. Н.Н. Бурденко стала именно его компания. Проект, по словам Зеленова, ≪родился в результате личной дружбы между академиком Александром Николаевичем Коноваловым и Юрием Михайловичем Лужковым≫.

В начале 1995 года правительство Москвы искало источники привлечения внебюджетных средств для развития института, федерального, кстати, подчинения. В итоге Москомимуществу было поручено выступить учредителем акционерного общества ≪Деловой центр≫. Основными целями создаваемой компании были ≪реконструкция и строительство объектов≫ на прилегающем к территории института квартале. В собственность акционерного общества передавались 15 строений в центре столицы, в том числе девять жилых домов на 1‑й и 4‑й Тверских‑Ямских и улицах Фадеева и Чаянова. Взамен ≪Деловой центр≫ должен был помогать институту – финансировать строительство хирургического комплекса на 300 коек и поддерживать материально‑техническую базу. Для выполнения последней задачи часть акций компании Москомимущество передало в оперативное управление НИИ нейрохирургии.

Был в проекте и еще один участник. Олег Зеленов о своей деятельности в ≪добурденковский≫ период говорит уклончиво: ≪Мы с партнером имели на тот момент общие компании и к тому времени уже несколько лет занимались активно частным предпринимательством. Это был ранний этап накопления капитала, когда все зарабатывали на всем – специализация пришла гораздо позже к компаниям. И мы занимались всем подряд – и землей, и торговлей, и строительством≫.

Известно, что до 1995 года Зеленов руководил строительной компанией ≪Предприятие Альтстрой≫, принадлежавшей ему и совладельцу банка ≪Информпрогресс≫ Владимиру Переверзеву. Подконтрольная ≪Альтстрою≫ ≪Корпорация Альт≫ и была третьим соучредителем ≪Делового центра≫.

Содействовать благополучию института нейрохирургии Олега Зеленова пригласил другой строитель – Сергей Альтгаузен, возглавлявший дирекцию строящегося комплекса зданий и сооружений НИИ им. Н.Н. Бурденко. В институт нейрохирургии этот специалист пришел в 1993 году из структур Минобороны, где, в частности, руководил проектированием военных объектов за рубежом. ≪Случайностей, говорят, не бывает в жизни, но тем не менее в обыденном языке это лучше назвать именно случайностью, – говорит предприниматель о своем знакомстве с Альтгаузеном. – Он как раз пытался заниматься реализацией этой строительной программы до нас. И нами, мной в том числе, была предложена вот эта схема создания акционерного общества – потому что юридически это решало на тот момент все проблемы с организацией строительства, оформлением и со всем остальным≫.

ПРЕМИЯ В КВАРТАЛ

Схема действительно оказалась удачной – и для института, и для предпринимателей. После завершения всех строительных работ в собственность ≪Делового центра≫ и привлеченных им инвесторов передавалось 100% площади возведенных жилых помещений. В нежилой недвижимости застройщикам принадлежало 60% общей площади, городу – оставшиеся 40%. Сейчас ДЦН реализовал все строительные проекты, кроме одного.

Что получал институт? Предоставляя земельные участки под застройку без конкурса, правительство Москвы о нем не забывало и ставило определенные условия. Например, возводя два жилых дома на 4‑й Тверской‑Ямской, в ≪Деловом центре≫ знали, что средства, полученные от реализации 30% этих площадей, должны пойти на поддержание лечебной и научной деятельности.

Вообще к выполнению своих обязательств Зеленов и его партнеры подошли со всей ответственностью. В 2002 году ДЦН, Сергей Альтгаузен и начальник службы эксплуатации института им. Н.Н. Бурденко Павел Володин учредили ООО ≪Центр инженерно‑технического обеспечения≫. Компания взяла на себя функции подрядной эксплуатирующей организации НИИ. Крупнейший заказ хозяйственники получили в конце 2013 года – сумма контракта на обслуживание единого комплекса инженерных систем института составила 136,127 млн рублей.

Привести примеры оказанной помощи и назвать общую сумму финансирования со стороны ≪Делового центра≫ представители НИИ нейрохирургии не смогли. В институте сообщили, что полной информацией об этом сотрудничестве располагает только директор Александр Коновалов, однако в момент подготовки этого материала академик находился в отпуске.

Сотрудничество велось ≪по всем направлениям≫, объясняют в компании, не называя, правда, конкретных денежных сумм. ≪Масштабы финансирования института из федеральных денег и наша деятельность, конечно, несопоставимы, но тем не менее по мере наших скромных сил мы продолжаем оказывать эту помощь в постоянном режиме, – говорит Олег Зеленов. – Например, через фонд финансируем научные программы и лечение пациентов, которые не могут за себя заплатить≫.

ЗАТОЧКА НОЖА

Для работы на гамма‑ноже нужно построить сложное техническое сооружение. Чтобы сдерживать излучение, производимое аппаратом в рабочем состоянии, оно должно находиться под землей и иметь железобетонные стены толщиной в 2–2,5 метра. Вкладываться в создание такого бункера ≪Деловому центру≫ не пришлось.

В 2005 году в институте открылось новое отделение ≪Радиологии и радиохирургии≫, оснащенное линейными ускорителями Novalis (BrainLAB) и Primus (Siemens). Изначально институт планировал установить по соседству с ними и гамма‑нож, однако денег не хватило. ≪Это была государственная программа строительства радиотерапевтического отделения в институте Бурденко, были федеральные деньги, выделенные на развитие нового на тот момент направления в деятельности института, – восстанавливает хронологию произошедшего Зеленов. – Так вышло, что на один из приборов денег не хватило, и один бункер остался свободным, его надо было каким‑то образом использовать≫. Задача покупки гамма‑ножа и работы на нем была возложена на ДЦН. Бункер института решено было сдать компании в аренду.

Почем был куплен аппарат у Electa, российская компания не раскрывает, однако участники рынка говорят, что в зависимости от комплектации он может стоить от 4 до 6 млн евро. Своих средств ≪Деловому центру≫ не хватило, и гамма‑нож был закуплен в лизинг. ≪Наша компания по праву гордится своей причастностью к этому. Возможно, в экономическом плане это не самая крупная и не самая рентабельная сделка, но ее социальную значимость переоценить невозможно≫, – сообщалось об этом событии на сайте профинансировавшей поставку ≪Финансовой лизинговой компании≫ (признана банкротом в 2012 году). В обеспечение исполнения обязательств по возврату кредита ≪Деловой центр≫ заключил договор поручительства с АКБ ≪Союз≫.

Процесс вывода проекта на самоокупаемость не обещал быть быстрым и, по словам Зеленова, занял в итоге пять лет. Решившись первой внедрить гамма‑нож на российский медрынок, строительная компания должна была переориентироваться на медицинскую деятельность. В том же 2005 году ДЦН получил лицензии на право осуществления медицинской деятельности и право эксплуатации радиационных источников. Кроме того, компания отправила в Швецию делегацию своих врачей, инженеров и медсестер, где после стажировки в Elekta они были сертифицированы как специалисты, имеющие право работать на установке Leksell Gamma Knife.

Впрочем, едва ли не главной точкой приложения усилий стало информирование о возможностях гамма‑ножа всей заинтересованной общественности – от регуляторов и медцентров до страховых компаний. ≪В 2005 году слова ≪гамма‑нож≫ и ≪радиохирургия≫ звучали как‑то странно. Их просто никто не знал, – вспоминает Зеленов. – И нам потребовалось примерно пять лет для того, чтобы в сознании врачей и чиновников утвердилось это понятие. Выступали на всех профильных конгрессах и выставках. Кроме того, создали стандарт лечения, который был утвержден Минздравом – потому что такого понятия, как радиохирургия, не было вообще≫.

РАДИО СМОТРЕТЬ

Проект стал новой сферой сотрудничества ≪Делового центра≫ и НИИ им. Н.Н. Бурденко. Профессор института Андрей Голанов, которого считают основателем современной российской радиохирургии, стал лицом нового медцентра. Именно он, как правило, выступает в прессе как медицинский руководитель и ведущий радиолог ≪Центра ≪Гамма‑нож≫. Впрочем, официально в штате компании он состоять не может, поскольку возглавляет в институте отделение радиологии. ≪У нас не работают по совместительству люди из института нейрохирургии, – объясняет Олег Зеленов. – Все наши врачи – это сотрудники ≪Делового центра≫, хотя они действительно являются выходцами из федерального института нейрохирургии. Дополнительные услуги, которые необходимы нам в процессе лечения, мы получаем от сотрудников института нейрохирургии на основании договоров≫. В штате ДЦН работают всего четыре врача.

Партнерские отношения с институтом сложились не только в кадровом вопросе. НИИ ежегодно заключает с компанией договор на оказание ≪услуг по стереотаксической радиохирургии на аппарате Leksell Gamma Knife≫. В 2012 и 2013 годах стоимость таких контрактов составила 20 млн рублей, в 2011 году – 15 млн рублей. Возможно, эти суммы не кажутся ключевыми в общем обороте ≪Делового центра≫, однако круг потенциальных заказчиков лечения для него ограничен.

Вопрос формы собственности стал определяющим. Дело в том, что существующее законодательство не позволяет оплачивать лечение за счет квот из федерального бюджета в частных медучреждениях – как бы близко к федеральным институтам они ни находились. Интересно, что по меркам сверхзатратной высокотехнологичной медпомощи ценник, выставляемый за лечение на гамма‑ноже, сравнительно скромен. Стереотаксическая радиохирургия на аппарате (включая фиксацию, снятие стереотаксической рамы Leksell и повторную консультацию) стоит 230 тысяч рублей. Повторная процедура обходится в 150 тысяч рублей. Пациентам, оплачивающим лечение самостоятельно, предоставляется скидка 15%. Возможно, именно поэтому ≪Деловой центр≫ смог найти источники оплаты и в отсутствие федеральных заказов. ≪Деньги региональных бюджетов, благотворительных фондов, страховых компаний, предприятий и частных лиц≫, – Зеленов разделяет эти источники дохода ≪Делового центра≫ примерно на равные части и перечисляет в порядке убывания финансовой нагрузки. ≪Поначалу большую часть денег платили сами люди. В настоящее время мы активно работаем с областными департаментами здравоохранения≫, – продолжает он. По итогам 2013 года на гамма‑ноже компании было пролечено 713 пациентов.

К слову, благотворительный фонд ≪Подари жизнь≫ в центре называют одним из ключевых партнеров, для которого действуют специальные скидки. С 2012 года за счет аккумулированных фондом пожертвований в ≪Деловом центре нейрохирургии≫ 233 человека получили лечение общей стоимостью 19,122 млн рублей, подтвердили VM представители фонда.

РЕЗНЫЕ НАЛИЧНЫЕ

Как следует из опыта ДЦН, для эффективного использования гамма‑ножа требуется совпадение многих факторов. Например, наличие готового бункера и свободного доступа к услугам высококлассных специалистов, работающих в соседнем с компанией здании. ≪Конечно, они имеют конкурентное преимущество, – рассуждает владелец питерского ЛДЦ МИБС (компания приобрела гамма‑нож в 2008 году) Аркадий Столпнер. – У них есть поток пациентов, который к ним идет ≪самоходом≫. ≪Бурденко≫ – это бренд, и ≪Деловой центр≫ не акцентирует внимание на том, что он – ≪Деловой центр≫, они выставляют на первое место бренд ≪Бурденко≫. Это их преимущество, и слава богу. Конечно, если бы они стояли где‑нибудь в другом месте, думаю, что потеряли бы часть из своего потока в 700–800 пациентов в год≫.

Столпнеру пациентский трафик для дорогостоящей установки формирует собственная сеть из 80 центров МРТ. Предприниматель признается, что без наличия такого ресурса на покупку гамма‑ножа он вряд ли бы решился. За пять лет питерская клиника ЛДЦ МИБС пролечила на аппарате около 5 тысяч пациентов. Всего в России четыре гамма‑ножа, но по оставшимся двум, установленным сравнительно недавно в Окружной клинической больнице ХМАО и НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, статистики еще нет.

В радиохирургическом лечении ежегодно нуждаются около 40 тысяч россиян, в половине случаев операцию лучше делать на гамма‑ноже, считает Столпнер. То есть два ведущих центра суммарно покрывают лишь 10–15% от потенциального объема рынка. При этом появления серьезных конкурентов компании могут не опасаться. ≪Если в стране поставить в пять раз больше гамма‑ножей, большинство из них будут стоять без работы, – утверждает Столпнер. – Лечение на гамма‑ноже не попало в перечень высокотехнологичной медицинской помощи, большинство пациентов платят из собственного кармана, и далеко не каждый в состоянии заплатить за операцию 200 тысяч рублей≫.

Есть и другая причина не бояться наплыва конкурентов. Стоимость ежегодного обслуживания аппарата (с учетом необходимости раз в пять лет менять источники гамма-излучения) составляет более 300 тысяч евро. При средней цене в 180–230 тысяч рублей за операцию, чтобы закрыть затраты на владение, собственнику аппарата нужно лечить как минимум 200–250 пациентов в год. В то же время, по данным Electa, в мире на среднестатистическом гамма‑ноже ежегодно проводится только 170 операций. Добавим, что в 2011 году ≪Деловой центр≫ вложил в проект еще 139,34 млн рублей. Деньги пошли на покупку усовершенствованной версии аппарата – Leksell Gamma‑Knife Perfexion.

ПРОЩАНИЕ НЕ ДЛЯ НИХ

Но все же это не было бизнес‑проектом в полном смысле слова, говорит о создании ≪Центра ≪Гамма‑нож≫ Олег Зеленов: ≪Стояла задача купить этот прибор для НИИ нейрохирургии, фактор доходности, конечно, учитывался, но он не был основополагающим. Поэтому, скажем так, решение было принято из политических целей, а не из экономических≫. Однако именно в ходе ≪медицинского≫ партнерства с НИИ, ≪Деловой центр≫ де‑юре стал полностью независим от бывшего учредителя.

В 2012 году, по данным СПАРК‑Интерфакс, НИИ им. Н.Н. Бурденко, ранее контролировавший блокирующий пакет акций ≪Делового центра≫, вышел из состава учредителей компании. По словам Зеленова, случилось это из‑за запрета на участие института в капитале частной компании. Правительству Москвы по‑прежнему принадлежит 25% акций компании, однако в ≪Деловом центре≫ говорят, что и оно хочет продать свою долю. По крайней мере, пакет в ≪Деловом центре≫ Москва с 2004 года регулярно включает в прогнозные планы приватизации городского имущества. Еще по 37,5% акций контролирует ООО ≪Альт‑групп≫, единственным владельцем которого является Олег Зеленов, и возглавляемый им же ≪Международный фонд развития нейрохирургии и нейрореабилитации≫ (≪Фонд ≪Нейро≫).

Олег Зеленов, построивший несколько бизнес‑проектов и в прямом, и в переносном смысле ≪вокруг≫ НИИ им. Н.Н.Бурденко, не устает повторять, что главной задачей его ≪Делового центра≫ остается содействие институту. ≪Мы существуем благодаря тому, что существует институт Бурденко. И мы оказываем ему поддержку – с этой целью мы были созданы, и никто никаких временных рамок не определял≫, – утверждает еще раз предприниматель.

СПИННОЙ МОСТ

Пока устойчивая потребность в гамма‑ноже сохраняется, и ≪Деловой центр≫ не планирует расширять сферы своей медицинской деятельности. Впрочем, сам Зеленов развивает еще один медицинский проект. Разумеется, в нейрохирургии. В 2003 году в одном из реконструированных ≪Деловым центром≫ зданий НИИ открылась клиника спинальной нейрохирургии ≪Аксис≫, специализирующаяся на лечении грыжи межпозвонковых дисков и сопутствующих заболеваний позвоночника.

Проект, как водится, возник в процессе оказания помощи институту. У НИИ возникла необходимость в реконструкции старого корпуса, ≪Деловой центр≫ взял на себя обязанность по капитальному ремонту части этажа, взамен получив возможность арендовать эти помещения. Гендиректором и владельцем 50% акций компании является Олег Зеленов. Другая половина принадлежит Николаю Коновалову, сыну главы НИИ им. Н.Н. Бурденко, возглавляющему в институте отделение спинальной нейрохирургии и хирургии периферических нервов. Хотя на сайте ≪Аксис≫ Коновалов и обозначен как руководитель клиники, в компании заявляют, что обращаются к нему лишь как к стороннему эксперту в сложных случаях, для проведения консилиумов и консультаций.

≪Деловой центр≫ и клиника ≪Аксис≫ представляют собой обособленные активы, заявляет Олег Зеленов, добавляя, что смысла в их объединении не видит. Но и обороты компаний несопоставимы. ≪Аксис≫ работает по упрощенной схеме налогообложения, а значит, его выручка не превышает 60 млн рублей.

Впрочем, как показывает опыт сотрудничества коммерсанта и НИИ, формат кооперации в истории этих отношений никакой роли не играет.

нии имени бурденко
Поделиться в соц.сетях
Назначен новый руководитель китайского подразделения GSK
Сегодня, 14:56
Бюджет на 2017–2019 годы принят в первом чтении
Сегодня, 13:46
Правозащитники предлагают передать тюремную медицину Минздраву
Сегодня, 13:22
Россияне смогут получить амбулаторную карту только по письменному запросу
Сегодня, 9:31
Генпрокуратура проверит госзакупки РАМН по поручению ОНФ
Общероссийский народный фронт заявил о крупном нарушении в проведении торгов на строительство нового корпуса НИИ нейрохирургии им. Бурденко стоимостью 3,99 млрд рублей. Конкурс был завершен 12 сентября, несмотря на то что Федеральная антимонопольная служба наложила запрет на процедуру госзакупок за семь дней до этого.
18 Сентября 2013, 15:41
1072
Яндекс.Метрика