ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
1 Ноября, 18:43
1 Ноября, 18:43
63,22 руб
69,29 руб

Донор режет слух

Анна Родионова
11 Февраля 2014, 15:36
2266
Новое исполнение законопроекта о трансплантации органов не устроило отраслевую аудиторию
В Минздраве, после финишировавшего 10 января этапа общественного обсуждения, заканчивают правку проекта федерального закона «О донорстве органов, частей органов человека и их трансплантации». Пер­вую, опубликованную весной прошлого года, версию документа врачебное сообщество резко раскритико­вало. Тогда практики солидарно указывали на основной недостаток законопроекта: в тексте не прописаны ни механизм организации донорства, ни финансовое обеспечение этой деятельности. Документ, предлагающий обязательные, но сложные для практического исполнения юридические регламенты, не формали­зовал, а усложнял работу врачей. Негативный отзыв на законопроект дал и Минфин. Однако отредактиро­ванная версия нормативно‑правового акта сохранила практически все положения, которые критиковали и клиницисты, и финансисты.

ПРИЦЕНИВАЯСЬ К ЗАЛЕЖАЛОМУ

В распоряжении VM оказался составленный Мини­стерством финансов РФ отзыв на первую версию законопроекта «О донорстве органов». Претен­зии Минфина созвучны настроениям практиков трансплантации: в документе толком не прописаны «источники и порядок финансирования новых видов расходов бюджета».

По замыслу авторов первой версии законопро­екта, финансовое обеспечение донорства орга­нов человека и их трансплантации осуществляется «в соответствии с законодательством РФ». Правда, где именно искать «соответствие» операционной деятельности и бюджетов на ее осуществление, не сказано. Смотрим (параллельно с Минфином) в базовые отраслевые документы – федеральные законы №323 «Об основах охраны здоровья граж­дан в РФ» и №326 «Об ОМС в РФ». «Федеральный закон №323 не содержит положений, регламен­тирующих финансовое обеспечение мероприятий по созданию и функционированию учреждения [осуществляющего мониторинг процесса донор­ства и трансплантации, программы обучения трансплант‑координаторов. – VM], обеспечению деятельности трансплантационного координатора, созданию и ведению федерального регистра, а также реализации ряда других положений. В связи с этим Минфин РФ считает необходимым конкре­тизировать положения законопроекта, регулиру­ющие вопросы финансового обеспечения предус­матриваемых мероприятий», – говорится в отзыве на законопроект. И это только рамочная претензия, в деталях все выглядит еще проблематичнее.

Например, Минфин так и не обнаружил в доку­менте ссылок на источник финансового обеспе­чения одной из важнейших процедур – конди­ционирования донора. Согласно федеральному закону № 323, до 1 января 2015 года финансиро­вание высокотехнологичной медпомощи (ВМП), к которой и относится трансплантация, происхо­дит за счет ассигнований федерального бюджета. При этом в федеральном законе № 326 указано, что с того же 2015 года ВМП будет погружена в систему ОМС. «В связи с этим неясно, как с точки зрения финансовой составляющей будет квалифицироваться проведение медицинских мероприятий с умершим человеком, поскольку признание умершего человека лицом, застрахо­ванным в системе ОМС, действующим законода­тельством не предусмотрено. Комментируемый законопроект соответствующих положений не содержит. Расчеты, отражающие и обосновы­вающие финансовые потребности, связанные с кондиционированием донора, отсутствуют, что затрудняет оценку последствий реализации предлагаемых законопроектом мер», – отзывает­ся Минфин.

Не сговариваясь с рецензентами‑чиновниками, ровно о том же сокрушаются трансплантологи. «Организационные задачи непосредственно связаны с решением медицинских. Поддерживать в умершем человеке кровообращение, функции органов – трудная задача. А об этом в законе говорится вскользь, – недоумевает руководитель Санкт‑Петербургского центра органного донор­ства, председатель Ассоциации трансплантацион­ных координаторов Олег Резник. – Считается, что если человек умер, то и технологии упрощаются. Но в реальности поддержание жизнеспособности органов в умершем человеке до эксплантации – сложная задача для целого коллектива реани­мации, что всегда определяет успех или неудачу самой трансплантации».

Законопроект предоставлял возможность изымать и пересаживать органы в частных медицинских организациях, наделяя донора, предоставившего органы для родственной трансплантации, правом получать лечение в учреждении, проводившем забор. К этому положению Минфин также отнесся с подозрением: «Проектируемая законопроектом норма о пожизненном диспансерном наблюдении за состоянием здоровья живого донора исключи­тельно в медицинской организации, в которой были изъяты органы, закладывает возможность возникновения конфликтных ситуаций, в силу чего подлежит дополнительному обсуждению».

Еще одно замечание рецензентов касается вопроса утилизации невостребованных донорских органов, никаким образом не урегулированного действу­ющими законами. Поэтому Минфин не устроила примененная тут расплывчатая формулировка «в порядке, установленном законодательством». В отзыве подчеркивается: «На практике коммен­тируемые положения не смогут быть реализованы надлежащим образом, и в результате медицински­ми организациями будут предприниматься само­стоятельные меры по утилизации невостребован­ных донорских органов».

Высказываемые одно за другим критические соображения сложились в неутешительное для Минздрава резюме. «Принимая во внимание отсутствие финансово‑экономического обоснования к законопроекту, содержащего оценку финансовой обеспеченности и экономической целесообразности норм законопроекта в случае их реализации, согласовать законопроект не представляется возможным», – заключает Минфин.

Представители отраслевого сообщества о беспо­мощности первой версии документа говорят еще более эмоционально. «Законопроект не пропи­сывает главного: механизма, как устроено донор­ство, – суммирует претензии коллег Олег Резник. – Почему главный врач юридически обязан этим заниматься, как работы по донорству встроены в систему здравоохранения, за чей счет и кем долж­но быть организовано донорство?».

Получение донорских органов – отдельная от трансплантации деятельность, механизм и фи­нансирование которой должны быть четко про­писаны в проекте закона, пытаются объяснить регуляторам врачи. И удивляются тому, что акцент в документе сделан не на регламентации базовых для этого вида ВМП процедур, а на особенностях документооборота. Например, на ведении регистра волеизъявлений: разрешение или запрет на исполь­зование после смерти собственных органов человек должен дать в письменной форме, которая должна быть «заверена главврачом медицинской организа­ции или нотариально», а затем направлена на рас­смотрение в «уполномоченный федеральный орган исполнительной власти». Такая бюрократическая детализация, похоже, ничего, кроме раздражения, у клиницистов не вызывает. «Мировая практика ве­дения регистров показывает, что это никак не ска­зывается на количестве проводимых операций, никак не улучшает ситуацию в плане доступности трансплантологической помощи, – утверждает заведующий отделением координации органного донорства ФНЦ трансплантологии и искусствен­ных органов им. академика В.И. Шумакова Игорь Погребниченко. – Логично существование только регистра несогласия стать донором после смерти».

Впрочем, подобные сущностные претензии к нор­мативному акту озвучиваются профессиональны­ми объединениями не впервые. Летом 2013 года Ассоциация трансплантационных координато­ров направила в Минздрав собственную версию законопроекта «О донорстве органов». Судьба альтернативного документа туманна. Известно лишь, что в декабре министр Вероника Скворцова провела предметное совещание, вслед за которым ведомством была представлена отредактированная версия законопроекта.

СВЕЖЕЕ НЕ БЫВАЕТ

«Проект федерального закона прошел согласова­ние по компетенции с федеральными органами исполнительной власти в соответствии с установ­ленным регламентом. По итогам были получены согласования и предложения федеральных органов исполнительной власти. Документ был доработан с учетом поступивших предложений», – сообщили VM в пресс‑службе Минздрава.

Доработки действительно видны. В большинстве своем – ограничительного свойства. В предыдущей редакции регламент в случае смерти несовершен­нолетнего или недееспособного лица предписывал зафиксировавшим смерть медработникам в тече­ние часа сообщить об этом одному из родителей и «одновременно испросить согласие на изъятие органов». Родители в течение двух часов могли принять решение и сообщить о нем «в устной форме, в том числе по телефону при условии авто­матической записи телефонного разговора, либо в письменной форме, заверенной руководителем медицинской организации, либо нотариально». Согласно первой версии документа, если родители за указанное время никак не выражали свое мнение, медики могли изъять органы. В отредактированном варианте изъятие детских органов запрещается в нескольких случаях: если родители не выразят согласия на донорство; если в течение часа медики не смогли связаться с родителями умершего и спро­сить их мнение; если мнения родителей не совпада­ют между собой. Однако нововведения не изменят сложившуюся практику пересадки детям органов взрослых: по нынешним нормативам констатиро­вать смерть мозга врачи могут только у совершен­нолетних пациентов. А без этой процедуры изъять органы невозможно, даже если получено согласие родителей.

После доработки из законопроекта исчез пункт, позволяющий проводить забор и пересадку органов в частных медорганизациях. Зато появилась новая норма об «отказном» регистре: теперь на включе­ние в лист ожидания и помощь трансплантологов не смогут рассчитывать граждане, запретившие после смерти использовать собственные органы.

Во вторую версию также добавлена статья «о не­обходимости просвещения и информированности населения о социальной значимости донорства органов для трансплантации в целях осуществле­ния добровольного донорства органов человека для трансплантации, исходя из солидарности и сострадания».

И как бы в ответ на замечания коллег из Минфина, авторы добавили в законопроект пункт, указываю­щий на источник финансирования медицинской деятельности по кондиционированию донора – за счет средств федерального бюджета. Правда, на конкретизацию деталей не расщедрились. Более того, эта ремарка оказалась единственной, затраги­вающей финансовые аспекты донорства.

Тем не менее, презентуя обновленный документ, Вероника Скворцова высказалась о его созидатель­ной роли не без оптимизма: «Мы очень надеемся, что это позволит выстроить национальную систему донорства и решить в том числе проблемы со взрос­лым и детским донорством».

Но практики трансплантационной медицины почему‑то не разделяют надежд министра. «Прин­ципиальных отличий второй версии от первой нет. Убрали безграмотные формулировки, но суть осталась та же, оба варианта – совершенно нера­бочие, способные привести к остановке транс­плантологии», – считает Игорь Погребниченко. Поправку же относительно денег всерьез и вовсе не принимает: «Больницы в регионах содержатся за муниципальный счет, финансируются главой ре­гиона или района. И как туда попадет федеральное финансирование, если это четко не прописано? Средства федерального бюджета на кондициониро­вание донора – это пустая фраза».

Олег Резник продолжает критиковать само по­строение цепочки «донорство‑трансплантация». Пересадки органов, в большинстве своем, про­водятся и оплачиваются в федеральных центрах, при этом поставляют органы обычные больницы за собственный счет и по собственной инициати­ве – эти работы никак не компенсируются ни вра­чам, ни медучреждениям.

«До тех пор пока не будет закона, обязывающе­го скоропомощные стационары организовывать донорство, а к нему – механизма восполнения финансовых затрат этой работы, пока в больницах не появится трансплантационный координатор, наделенный полномочиями принимать решения, касающиеся всех аспектов донорства, мы не сдви­немся с места», – убежден Резник. В качестве образцового примера он, как и многие его коллеги, приводит Испанию, где в каждом госпитале орга­низацией донорства занимается подразделение, проводящее весь комплекс сопутствующих мани­пуляций и регламентов – transplant procurement managers. «Так как осуществлять такие работы, в том числе и по выявлению доноров, обычным коллективом реанимации без ущерба для повсед­невной деятельности невозможно», – поясняет Резник. И настаивает на организации националь­ной службы донорства, не относящейся ни к транс­плантологам, ни к реаниматологам. Во всех странах с развитой трансплантационной медициной рабо­тают именно такие службы, имеющие централизо­ванное финансирование и трехуровневый принцип организации – национальное бюро, региональные отделения, представительства в каждой больнице.

Общественное обсуждение отредактированной версии законопроекта проводилось Минздра­вом до 10 января. Затем документ, по словам Вероники Скворцовой, должен был отправиться на согласование с другими ведомствами. Од­нако 29 января в Минюсте сообщили, что еще не получали текст законопроекта. В Минздраве на очередной тревожный запрос VM поспешили успокоить: «В настоящее время проект документа дорабатывается, после чего он будет направлен в федеральные органы исполнительной власти». Параллельно с этим ведомство выпустило проект приказа, актуализирующего перечень учреждений, осуществляющих забор и пересадку органов. Со­гласно новому документу, количество медучрежде­ний, занимающихся изъятием органов, сократится с 96 до 61, а количество больниц, где проводятся трансплантации, уменьшится с 89 до 58. Наибо­лее значительному сокращению подвергнутся федеральные центры, занимающиеся пересадкой органов: согласно приказу № 357/40, транспланта­цию в настоящее время проводят 43 федеральных учреждения, по новому документу пересадками органов и тканей будут заниматься только 26.

трансплантация, донорство органов
Поделиться в соц.сетях
«Фармстандарт-Томскхимфарм» прекратит производство настоек
Сегодня, 18:37
Депутаты не поддержали закон о размещении цен на упаковках лекарств
Сегодня, 17:24
В США одобрен имплантат, предотвращающий рецидив инсульта
Сегодня, 15:20
ФАС выступила за сохранение регулирования цен на дешевые лекарства
Сегодня, 13:37
В России может быть узаконено донорство детских органов
28 Октября 2016, 18:52
Минздрав изменит законодательство о донорской крови
Минздрав готовит изменения в законодательство о донорской крови, чтобы сделать возможным централизованное перераспределение ее запасов между регионами, в которых возникает дефицит.
19 Октября 2016, 11:08
Госдума осенью рассмотрит закон о донорстве органов
17 Октября 2016, 19:03
В России впервые пересадили легкие ребенку
В России успешно прошла первая операция по пересадке легких от взрослого человека ребенку, страдающему муковисцидозом. До этого в стране подобной практики не было. Провести операцию удалось за счет уникальной двусторонней долевой трансплантации. 
17 Октября 2016, 18:30
205
В МОНИКИ провели первую пересадку печени
11 Октября 2016, 12:30
У дорогостоящего препарата от гепатита С обнаружили опасный побочный эффект

Управление по продуктам и лекарствам США (FDA) предупреждает о риске реактивации гепатита В у пациентов, которые принимают современные препараты от гепатита С, включая лекарства на основе софосбувира. С 2013 года было зафиксировано два смертельных случая и еще одному пациенту потребовалась пересадка печени, пишет The Wall Street Journal.

5 Октября 2016, 20:00
Россияне не поддерживают презумпцию согласия при посмертном донорстве органов
64% опрошенных россиян считают, что трансплантация органов после смерти донора должна осуществляться только при наличии предварительного разрешения умершего. Таковы результаты опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Таким образом они высказались против действующей во многих странах практики презумпции согласия, когда трансплантологам разрешается забирать для пациентов органы любого умершего человека, если он при жизни не подписал отказ от посмертного донорства органов.


30 Сентября 2016, 13:09
Жителей Нидерландов могут обязать стать донорами органов
15 Сентября 2016, 15:21
Еще один американский штат разрешил донорство органов с 16 лет
19 Августа 2016, 23:33
Физики МГУ разработали методику, помогающую прижиться имплантатам
3 Августа 2016, 19:20
НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова вложил 80 млн рублей в ремонт блока трансплантации костного мозга

В ФГБУ «НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова» в Санкт-Петербурге завершилась реконструкция и модернизация химиотерапевтического отделения онкологии, гематологии и трансплантации костного мозга. В обновленном блоке до конца 2016 года планируется произвести не менее 150 трансплантаций костного мозга, это в полтора раза больше, чем ранее. 

8 Июля 2016, 18:13
Жители США смогут стать донорами органов с помощью iPhone

Компания Apple и Donate Life America объявили о том, что жители США смогут зарегистрироваться в качестве доноров органов через смартфоны iPhone.

6 Июля 2016, 19:05
176
Минздрав решил укрепить сотрудничество с Италией в сфере здравоохранения
4 Июля 2016, 13:38
МОНИКИ может выполнять 300 трансплантаций ежегодно
В МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского врачи способны проводить 300 пересадок органов в год, но в настоящее время количество трансплантаций почек не превышает 60. Для повышения эффективности системы органного донорства необходимо ввести ответственность медперсонала за несообщение о доноре и создать единый регистр нуждающихся в пересадке, заявил главный трансплантолог Московской области Леонид Бельских.
21 Июня 2016, 17:57
Парадное обличение
Как продюсеры и авторы первой в России частичной трансплантации лица получили престижную отраслевую премию «Призвание»
1062
Яндекс.Метрика