ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
20 Февраля, 11:44
20 Февраля, 11:44
57,63 руб
61,45 руб

«Для команды второй лиги мы играем замечательно»

Кирилл Седов
18 Мая 2015, 12:34
3178
Совладелец «Озона» и «Алвилса» – об игре на чужом поле и собственном производстве
Согласно опубликованному выше рейтингу VADEMECUM, группа «Озон» и ее фармзавод в Самарской области входят в число наиболее успешных контрактных площадок России. Впрочем, если взглянуть на бизнес группы шире, понятно, что ролью посредников и аутсорсеров предприниматели не ограничиваются. О действии в режиме многозадачности VADEMECUM рассказал один из совладельцев «Озона», председатель совета директоров группы «Алвилс» Виталий Алейников.

«ЧТО БЫ ТЫ НИ ДЕЛАЛ, ОСНОВНОЕ – ЛЮДИ»

– Что из себя представляет группа «Алвилс» и какое отношение она имеет к «Озону»?

– ≪Алвилс≫ существует с 1999 года, и, в общем‑то, мы создавались, особо не понимая, что именно будем делать. Прошло какое‑то время, и мы начали концентрироваться на том, чтобы проводить полный цикл продукта – от его производства (на первых порах, конечно, не своими руками) до регистрации. Выводили на рынок чужие препараты. Потом появились стратегические партнеры, таким образом, например, в нашу жизнь попал ≪Озон≫. Мы познакомились, когда завода еще не было – ребята только начинали его строить [≪Озону≫ принадлежит фармзавод в Жигулевске Самарской области. – VADEMECUM]. И с 2001 года мы все время вместе. Сейчас мы уже акционеры, а поначалу это было просто сотрудничество. Но ≪Озон≫ – наверное, пример наиболее тесной нашей кооперации. Тем не менее мы со всеми нашими партнерами живем очень дружно. ≪Озон≫ обеспечивает примерно четверть нашего оборота. Есть направление, так называемое украинское, – это тоже примерно четверть наших продаж. Не знаю, насколько сейчас об этом следует говорить, но мы, наверное, лидеры по объему ввозимых из Украины лекарств. Работаем со всеми украинскими заводами, за исключением ≪Фармака≫ и ≪Дарницы≫. К сожалению, два завода в Луганске и Донецке сейчас не работают.

– Это единственные ваши зарубежные партнеры?

– Нет, в 2007 году мы создали компанию ≪Виал≫, которая занимается контрактным производством за границей, в основном в Китае. Еще есть Индия, Корея и пара продуктов из Бразилии. Все эти контракты составляют ассортимент продукции с зонтичным брендом ≪Виал≫ – это тоже примерно четверть наших продаж. В 2012 году в эту компанию вошли новые инвесторы – дочерняя компания ≪Ростехнологий≫ и ≪Итера Холдинг≫. Надеемся, что ≪Виал≫ займет достойное место на рынке. И, наконец, еще одно направление – кооперация со многими российскими фармзаводами. Тоже довольно серьезный пласт наших продаж. Закупаем продукцию и, скорее, оказываем какие‑то дистрибьюторские услуги. Но это не ключевая история. Ключевые – ≪Озон≫, Украина и ≪Виал≫. ≪Озон≫ растет достаточно динамично, по итогам прошлого года его выручка составила около 3,5 млрд рублей. Правда, не совсем корректно говорить, что ≪Озон≫ напрямую входит к нам в группу.

– Осенью 2014 года «Алвилс» купил Кировскую фармацевтическую фабрику, а «Озон» стал резидентом ОЭЗ «Тольятти» в Самарской области и объявил о намерении строить там завод. Можете объяснить логику этих начинаний?

– В ОЭЗ ≪Тольятти≫ нам предложило поучаствовать правительство Самарской области. Мы раздумывали, нам не хватало производственных мощностей. На решение повлиял комплекс причин. Во‑первых, правительство региона предложило неплохие условия. Во‑вторых, там ожидается локализация ≪фармы≫. Ну и плюс в Тольятти сейчас может наметиться избыток квалифицированной рабочей силы по причине того, что АВТОВАЗ сокращает персонал. Это тоже аргумент, поскольку, что бы ты ни делал, основное – люди.

В Кировской области не совсем коммерческая история. Есть коллектив, 70 лет фабрике, и есть загибающееся производство, которое попросили купить. К тому же тут выпускается продукция, ассортимент которой не пересекается с ≪Озоном≫. Вот так, взяли и купили, и не очень дорого. Хотя фабрика пока убыточна и в нее приходится вкладывать деньги.

– Собираетесь ее перестраивать?

– Конечно. Для начала хотим определиться с ассортиментом и объемом продукции, которые сможет выпускать фабрика, исходя из этого, сделать план, модернизировать. Предприятие находится в центре города, есть желание вынести его на окраину. Дело в том, что у нас в России в сегменте фармфабрик современного производства практически нигде нет – все они так или иначе нуждаются в модернизации. Это, наверное, спорное утверждение, и люди, имеющие отношение к другим фармфабрикам, могут возмутиться, но, мне кажется, это так. Кроме того, процесс производства галеники – сложно регламентируемый и трудно поддается валидации. На тех уровнях рентабельности, которые существуют, заниматься этим никто не хочет. Мы решили, что попробуем не спеша сделать современное производство – в первую очередь жидко‑нестерильных ЛС и всего, что связано с лекарственными травами. Возможно, чуть расширим ассортимент, но опять же, не пересекаясь с ≪Озоном≫.

«ОНИ ЖЕ ПРИШЛЮТ СЕМЬ АУДИТОВ ПО КАЧЕСТВУ»

– Сколько у вас в итоге производственных площадок?

– У ≪Озона≫ теперь две площадки, у ≪Алвилса≫ одна – Кировская фабрика. Но надо понимать, что по контрактам мы производим препараты на многих площадках – сложно даже сказать, на скольких именно.

– «Алвилс» размещает контракты на «Озоне»?

– Безусловно, когда мы пересекаемся, мы это делаем на ≪Озоне≫. Просто какие‑то препараты не получается там делать. Допустим, первая ампульная продукция на ≪Озоне≫ появилась только пару месяцев назад, а ≪Алвилс≫ продает ампулы, произведенные в Китае и Индии, уже лет пять.

– Вы имеете возможность сравнивать российские контрактные площадки с возможностями их китайских или индийских конкурентов и говорите, что современных производств в России нет. Так в чем отличия?

– Нет, производства в России начали появляться – 10 лет назад их не было, конечно. И там и здесь есть свои плюсы и минусы. С Азией, например, ментальный барьер огромный. Банально, очень тяжело, когда люди, выпускающие продукцию, не понимают, что написано на упаковке. Но в Китае дешевле, и потом там взрывными темпами последние 10 лет развивается фармацевтика. Поскольку у них огромный внутренний рынок, объемы производимой продукции тоже очень большие, поэтому они способны предлагать низкие цены. Но есть логистические проблемы – это же все надо привезти в должном качестве.

– Насколько перспективно контрактное производство продуктов иностранного происхождения на «Озоне»?

– Это, безусловно, не ключевое для нас направление. Если говорить про ≪Озон≫, мы вообще в последнее время находимся в режиме дефицита производственных мощностей. Конечно, приятно, когда серьезная западная компания выходит с предложением производить препарат у тебя – это некое признание заслуг. Но, по сути, мы для этого должны снять с производства какую‑то свою продукцию. Сейчас, с запуском новых производственных мощностей, возможно, появится какой‑то ≪зазор≫ для чужих препаратов.

С другой стороны, в контрактном производстве есть косвенные преимущества, которые мотивируют к работе с серьезными компаниями. У нас пока не было контрактов с кем‑то из Big Pharma, но мы заинтересованы в этом. И не только с точки зрения прибыли. Дело в том, что это даст возможность протестировать менеджмент качества, посмотреть, действительно ли мы соответствуем высоким требованиям. Они же пришлют семь аудитов по качеству, начнут в каждую щелку лезть. И это нам интересно. Если ты сам проводишь аудит, платишь за него, то его результаты все равно будут чуть спорными. Мы несколько раз проходили подготовительные этапы, и где‑то там, в штаб‑квартирах Big Pharma, зависало окончательное решение.

– Услуги по регистрации и продвижению препаратов, с которых вы начинали в «Алвилсе», остаются важным направлением вашей деятельности?

– Что на ≪Озоне≫, что в ≪Алвилсе≫ сейчас сложилась достаточно своеобразная ситуация. У нас много проектов, мы перегружены, поэтому времени на развитие этого направления, вывод на рынок препаратов не остается. Есть наработанные взаимоотношения в этой области, и эти проекты мы продолжаем.

«ЕСЛИ КЛАДЕШЬ В ЛЕКАРСТВО ИМЕННО ЛЕКАРСТВО»

– А по каким принципам вы отбираете препараты, формируя собственный портфель?

– Если говорить про ≪Озон≫, то стратегия тривиальная. Мы смотрим, что и где продается. На текущий момент времени мы – дженериковая компания, которая принципиально занимается МНН, то есть продает препараты под МНН, а не под торговыми наименованиями. Это спорная стратегия, которую многие считают недальновидной, но мы же растем из года в год, значит, у нас все хорошо. А принцип в том, чтобы сделать широкий пакет генерических препаратов под МНН с достойным качеством и разумной ценой. Примерно та же история у ≪Алвилса≫.

– Считается, что работа в низком и среднем ценовом сегментах малорентабельна, а по некоторым позициям есть еще препараты-конкуренты, которые отхватывают часть выручки. Кроме того, с падением курса рубля проблемы производителей недорогого ассортимента усугубились, вы это не почувствовали?

– Окупаемость действительно очень низкая, но мы живем в этой ситуации. Для того чтобы работать в низком ценовом сегменте, надо выпускать действительно качественные лекарства, но без излишеств. Без голограмм на упаковках и в простых блистерах без какого‑то немыслимого покрытия. Другими словами, ты все‑таки можешь выживать даже в том случае, если кладешь в лекарство именно лекарство и не пытаешься создать дополнительную стоимость путем ≪танцев≫ вокруг потребителя.

А тяжелая ситуация была еще и до падения рубля. Все это продолжается с 2009 года, когда началась регистрация цен на ЖНВЛП и когда на иностранный бренд регистрировали цену в 65 рублей, а на российский аналог – в 5 рублей. А потом начались разговоры об импортозамещении! Да как я его буду замещать, если иностранцу продукт себестоимостью в 4 рубля наша страна разрешает продавать по 65 рублей, а мне – только по 5? Это как футбольную команду из второй лиги заставить играть с ≪Манчестер Юнайтед≫! Вроде ничего страшного – ведь и там и там по 11 человек, верно?

Государство может совершить ошибку, а потом ее исправлять. Но, насколько я понимаю, если ошибку пятилетней давности в сфере регистрации цен никто не исправляет, значит, мы говорим о государственной политике. Декларируют необходимость развития отечественной промышленности, но это все разговоры, как правило. И слава богу, лишь бы не мешали.

Хотя, если продолжить футбольное сравнение, для команды второй лиги мы играем замечательно. Считайте, что мы дошли до четверть финала кубка и боремся с командами, которые превосходят нас по бюджетам.

– То есть вы не верите в поддержку отечественного фармпрома, раздачу субсидий, преференции на торгах?

– Я не вижу их. Единственное, за счет чего мы можем конкурировать с западными компаниями, – это то, что мы тут лучше знаем правила игры. Они на нашем стадионе играют.

– Вы о том, что газон, покрытый рытвинами, это плюс?

– Я скажу, что это единственное, почему в свое время нас катком не раскатала Big Pharma. Если бы мы играли на ровном газоне, нас бы давным‑давно не было. Сейчас мы уже подросли и держимся. Разговоры иностранных компаний об угрюмости и беспросветности нашего производства и его несоответствии GMP все чаще оказываются профанацией. Не боги горшки обжигают. Конечно, с точки зрения квалификации и ментальности у нас пока есть проблемы.

«ЗАДАЧИ КРАСИВО «УПАКОВАТЬСЯ» У НАС НЕТ»

– Вы упомянули, что в число акционеров «Виала» в 2012 году вошел «Ростех», который в последнее время крайне активно представляет на фармрынке государственные интересы. Как развиваются ваши взаимоотношения?

– К сожалению или к счастью, те представители ≪Ростеха≫, с которыми мы работаем, не занимаются регуляцией фармацевтического рынка. У ≪Ростеха≫ действительно большие и серьезные амбиции в отрасли. И у нас с госкорпорацией продолжается сотрудничество по проекту ≪Виал≫. Компания наращивает свой продуктовый портфель, хотя пока это особо не заметно. Это длительный процесс – поиск препаратов, регистрация, клинические исследования. Если коротко, ≪Виал≫ – центр контрактного производства. Мы ищем то, что можно привезти в Россию по приемлемой цене и тем самым создать здесь конкуренцию компаниям Big Pharma.

– Производство при этом должно размещаться в России?

– Не принципиально. Оно там, где есть нужные нам технологии. У нас, например, есть контрактная площадка в Белоруссии, в ≪Белмедпрепаратах≫.

– Но при этом вы ориентируетесь на рынок госзаказа?

– Да, пока мы ориентируемся на ≪бюджетный≫ рынок. Хотя у нас проходят регистрацию пять‑шесть продуктов, которые могут оказаться на коммерческом рынке. На самом деле мы только полтора года назад определились с концепцией развития продуктового портфеля ≪Виала≫, и пока мы где‑то ≪под водой≫ со своим пакетом продуктов, еще не всплыли. Думаю, уже к концу этого года мы станем заметны.

– Вас устраивает ситуация с разрозненностью и многозадачностью ваших активов?

– Тяжело, конечно. Мы как‑то пытаемся структурироваться, но разве смысл в объединении? Смысл во взаимодействии. Если есть большое количество компаний, каждая из которых занимается своим участком работы, – это и есть объединение, общая работа. Конечно, иногда хочется как‑то четче структурироваться, но на это не всегда хватает времени. И, кроме того, задачи красиво ≪упаковаться≫ у нас нет, поскольку мы не собираемся продаваться.

озон, алвилс, фармацевтическое производство
Поделиться в соц.сетях
Оптимизация привела к снижению доступности медпомощи для пожилых
Сегодня, 9:31
Импорт лекарств в Россию в январе 2017 года вырос на 20%
Сегодня, 8:16
Член ОП попросил передать медико-социальную экспертизу Минздраву
Сегодня, 7:10
Важнейшие новости прошедшей недели
18 Февраля 2017, 12:39
Фармзавод в Тюмени потратит 120 млн рублей на переоснащение
17 Февраля 2017, 20:12
Появился третий претендент на покупку акций STADA
17 Февраля 2017, 15:53
В модернизацию завода «Фармасинтез-Тюмень» инвестировано почти 680 млн рублей
15 Февраля 2017, 14:13
STADA может продать до 100% акций компании
14 Февраля 2017, 13:29
Мантуров: российская фармпромышленность выросла на 20%
13 Февраля 2017, 19:08
В США одобрен первый препарат от мышечной дистрофии Дюшенна
Управление по продуктам и лекарствам США (FDA) одобрило продажу первого в стране препарата, применяемого для терапии мышечной дистрофии Дюшенна (DMD), – Emflaza (дефлазакорт) производства американской биофармацевтической компании Marathon Pharmaceuticals. Стоимость курса препарата составила $89 тысяч. 
13 Февраля 2017, 11:41
313
Минздрав участвует в расследовании коррупционной деятельности Teva
Министерство здравоохранения РФ сотрудничало со Следственным комитетом при расследовании обвинений в подкупе высокопоставленного чиновника ведомства российской «дочкой» израильской фармкомпании Teva. 
10 Февраля 2017, 19:12
Минздрав внес изменения в реестр цен после требования ФАС
Минздрав выполнил предписание Федеральной антимонопольной службы (ФАС) и устранил нарушения при регистрации предельных отпускных цен на лекарства из списка жизненно важных (ЖНВЛП). По мнению антимонопольного ведомства, при внесении изменений в реестр цен для препаратов, у которых поменялась комплектность (при сохранении количества лекарственного препарата в потребительской упаковке) Минздрав действовал избирательно, принимая в сходных ситуациях разные решения, что создавало неравные условия ведения бизнеса для фармкомпаний.
10 Февраля 2017, 13:38
Гендиректор Teva ушел в отставку
7 Февраля 2017, 15:37
Падчерица Сергея Чемезова займется фармбизнесом
708
Падчерица Сергея Чемезова займется фармбизнесом
Анастасия Игнатова, которую СМИ называют падчерицей главы «Ростеха» Сергея Чемезова, в конце января 2017 года зарегистрировала АО «Фармапт». Основной вид деятельности предприятия – производство фармацевтических субстанций. Это не первая попытка специалиста по связям с общественностью Анастасии Игнатовой основать бизнес, связанный с медициной, – созданные при ее участии клиники «Креативмедцентр» и «Росмед» были ликвидированы в 2014 году.
3 Февраля 2017, 18:16
2847
Минпромторг перераспределит финансирование программы развития фармпрома

Минпромторг разместил на портале regulation.gov.ru законопроект, вносящий изменения в госпрограмму «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности» на 2013–2020 годы, в соответствии с которыми бюджет на реализацию программы в 2017 и 2018 годах предлагается сократить на 6,4 млрд рублей, но на 6,7 млрд рублей увеличить финансирование в 2019 году. Законопроект находится в стадии общественного обсуждения, которое продлится до 13 февраля.

1 Февраля 2017, 17:05
Трамп призвал фармкомпании снизить цены на лекарства
31 Января 2017, 23:15
Путин поручил пересмотреть цены на жизненно важные лекарства
Президент России Владимир Путин поручил Минздраву «оптимизировать» цены на жизненно важные препараты (ЖНВЛП), а также проверить госзакупки лекарств, пишет РБК.
31 Января 2017, 17:33
973
Яндекс.Метрика