ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
4 Декабря, 3:57
4 Декабря, 3:57
64,15 руб
68,47 руб

Biocad-огород

Василий Когаловский
16 Декабря 2013, 14:47
6228
Как компания насаждает свою инновационную разработку на поле коммерческого рынка
Фармкомпания «Биокад» – в которой с недавнего времени почему-то настаивают на транскрипции Biocad – провела 2013 год чрезвычайно активно: сертифицировала по GMP свою первую производственную площад­ку, достроила и запустила завод в питерском фармкластере, заключила несколько экспортных контрактов. Наконец, вывела на рынок оригинальный препарат для лечения гепатита С Альгерон. Скептики называют лонч «дженериковым», часть медсообщества пока относится к новинке настороженно. А связанная с про­движением препарата реструктуризация департамента продаж компании уже породила множественные трудовые конфликты. Впрочем, создатель и глава «Биокада» Дмитрий Морозов считает происходящее нормальным: быстрые перестроения не бывают безболезненными. VM попытался оценить эффективность применения этой бизнес-формулы.

ИНФАНТЫ «БИОКАДА»

В начале сентября 2013 года, практически одновременно с многочисленными публикация­ми о запуске нового предприятия «Биокада» в Санкт‑Петербурге, на сайте medpred.ru появилась информация о коллективном выговоре, объявленном группе сотрудников компании, с формулировкой «за срыв департаментом розничного направления начала процесса выведения на рынок Российской Федерации нового препарата Альгерон». Выговор был объявлен обоим директо­рам по продажам и розничным менеджерам. Кроме того, согласно размещенному на внутреннем портале компании – и тут же по­павшему в Сеть – приказу генди­ректора, 13 сотрудников департа­мента на три месяца были лишены «льгот и компенсаций» в виде полисов ДМС, машин, топливных карт, обедов. А спустя пару недель сотрудники компании начали вести в интернете хронику «живых потерь»: «четыре региональных менеджера уже не в строю»; «компанию покинули два директора, все МП загрипповали».

Согласно перепосту на форуме medpred.ru, в 20‑х числах октября на внутреннем портале «Биокада» сообщалось: «Ситуация с прода­жами препарата Альгерон показы­вает неутешительные результаты, за неделю цифры по вторичным продажам снизились на 50%». Вываливались в Сеть и другие инсайдерские подробности: медицинские представители двух регионов «организованно поки­нули» компанию; к концу октября оставался «один медпред на Урал», а в начале ноября подали заяв­ления об увольнении 20 человек одновременно.

Покинувшие «Биокад» менед­жеры, естественно, не готовы признать происходящее оптимизацией. «В апреле в компании уже проходила реструктуризация, решено было остановить продвижение в некоторых регио­нах – произошло сокращение зоны охвата, – рассказывает VM недавний региональный менеджер компании по Центральной России Андрей Альтамаре. – Мы предло­жили сотрудникам по соглашению сторон расстаться, с хорошими воспоминаниями и выходным пособием в несколько окладов. Одному моему коллеге, который в I квартале был признан лучшим региональным менеджером «Био­када», к концу августа – нача­лу сентября вменили в вину, что он в течение года уходит с работы на час раньше, хотя его заявление о переносе рабочего времени под­писано еще два года назад».

Уволенные называют докумен­ты о вмененных им нарушениях фальсификацией. «Нас стали выжимать: «Увольняйтесь по соб­ственному желанию, иначе уволим по статье». Причем сначала написали это в корпоративной почте, а потом, опомнившись, закрыли нам в нее доступ. Не учли только одного: все уже поснимали принтскрины, – рассказывает один из бывших региональных менеджеров «Биокада», подав­ший на компанию в суд. – Мой руководитель передал мне предложение директора по персоналу: «Предлагаем уволиться; если вы завтра напишете заявление, вас уволят в 24 часа и, может быть, выплатят один оклад». Я ответил, что это несерьезно и что не допу­скал тех нарушений, за которые меня можно уволить, предложил выплатить по соглашению сторон пять окладов, рассчитывая, что договоримся на двух с половиной или трех. Пришел ответ: «Был бы человек, а статья найдется, мы вам можем пришить что угод­но – неисполнение должностных обязанностей, слабый контроль за медицинскими представителя­ми, потенциальное неисполне­ние планов III квартала». Меня уволили, обнаружив задним числом «прогулы». Представители оказались очень лояльны к своим менеджерам. В Питере из шести представителей четверо в полном составе перешли в другую компа­нию. В крупных городах нет нико­го, люди ушли. К тому же зарплата в «Биокаде» процентов на 20 ниже рыночной».

Совершенно иначе оценива­ет происходящее генеральный директор ЗАО «Биокад» Дмитрий Морозов. «Компания меняется быстрее, чем многие это могут себе представить, – говорит он. – Изменения связаны с тем, что от дженериковой модели мы пере­ходим к инновационной. Модель развития фармацевтики изменяет­ся в принципе: от блокбастерной к большому количеству нишевых продуктов. Такого класса продук­тами должны заниматься другие люди. Часть сотрудников нашей компании, к сожалению, переста­ли развиваться и остались немнож­ко позади со старыми методами. И, конечно, продвижение требует реструктуризации всей системы, всех подразделений, связанных с этим. Часть наших сотрудников к изменениям не была готова. Эта неготовность и нежелание менять­ся и послужили поводом к тому, чтобы принять кадровые решения. Новые принципы и подходы к ра­боте потребовали большой пере­стройки организации и выявления проблем, с которыми сталкивается любая компания в моменты роста и изменения. В режиме онлайн мы видим эффективность работы каждого конкретного человека и заинтересованы в том, чтобы иметь эффективных сотрудников и избавляться от неэффективных».

В первых числах декабря на сайте HeadHunter отмечена 31 вакансия компании, в том числе 20 – в сек­торе продаж, из них 12 медпред­ставителей в разных регионах, региональный менеджер, менед­жеры и специалисты по работе с ключевыми клиентами.

Даже если компания сможет заполнить вакансии при относи­тельно низком уровне зарплаты, отмечают в беседах с VM бывшие сотрудники, новичков придется обучать, а этим до сих пор в департаменте продаж, как правило, занимались региональные менед­жеры, маркетинговой поддержки по ряду препаратов фактически не существует, но планы продаж растут.

ЛОНЧ. УЛИЦА. ФОНАРЬ

Продажи Альгерона, препарата для лечения пациентов с гепа­титом С, начались 1 июля. Для его продвижения компания избрала модель, исключающую сколь‑нибудь масштабную ре­кламную поддержку, что и поро­дило в отраслевом сообществе версию «дженерикового лонча». Впрочем, задолго до начала продаж компания сообщала о проведении клинических исследований и ставила задачу прямого выхода на пациентов. Для работы с потребителями была запущена программа «Курс на выздоровление», ориентиро­ванная на поддержку больных, не получающих терапии за счет государственного бюджета, и создан специальный сайт. Программа предусматривает экономию средств пациента за счет накопительной скидки при условии, что он приобретает Альгерон на весь курс лечения.

«Думаю, что это самый необыч­ный лонч в России, – говорит Дмитрий Морозов. – Мы ориен­тируемся на пациента. Раньше все пытались достучаться до врача. Но коммуникация с пациентом (я не говорю о подмене лицен­зируемой деятельности врача), с точки зрения эффективности поставок, удержания цен, реакции на отзывы больных, безусловно, важна. Это другая модель. Многие фармкомпании ее используют, но не в России и не в этом сег­менте. За такой моделью будущее. Мы работаем над сопровожде­нием пациентов и обеспечением их нашим препаратом на про­тяжении всего курса лечения, сформировали партнерскую сеть из розничных аптек. Во всех точках продаж в России цена на Альгерон одинакова. Мы очень активно занимаемся поддержкой наших пациентов через интернет. Мы готовы давать скидку. Но па­циентам, а не перепродавцам. Такой подход требует построения собственной логистической систе­мы, но мы пошли на это, потому что уверены, что это оправданно. Мы контролируем наш про­дукт во всей цепочке поставок, знаем, куда и когда он отправлен, какая серия препарата закуплена, контролируем качество в логисти­ческих цепях, что немаловажно, потому что препарат является термолабильным. Судя по от­зывам на пациентских форумах, вся система работает. Не каналы распределения диктуют нам цены, скидки и так далее, а мы диктуем каналам распределения свои правила. Конечно, в первое время мы, наверное, проиграем в объемах продаж, но эта направленность даст нам возможность укрепить­ся на этом рынке и со временем принесет свои плоды».

Однако один из недавних сотруд­ников департамента продаж по­лагает, что дело в другом: «У компании в принципе нет особой компетенции в области маркетин­га. Отдел маркетинга существует чуть больше года, и занятые в нем люди в абсолютном большинстве не имеют опыта, никто из них ни­когда не лончевал новый продукт. И у самой компании не было оригинального продукта».

Встречный довод Морозова таков: «Зачастую предыдущий опыт яв­ляется помехой, а не подспорьем. Большой опыт не помогает посмо­треть на препарат по‑новому».

Бывшие сотрудники компании свидетельствуют, что руководство «Биокада» фактически поставило задачу передела или даже захвата сегмента препаратов для лечения гепатита С. И, по их словам, эти планы были, во всяком случае для первого этапа, нереалистичными.

«У препарата есть своеобразная сезонность, поскольку лечением гепатита C обычно занимаются врачи с ученой степенью, чаще всего сотрудники кафедр, завотде­лениями (например, в Санкт‑Петербурге они составляют мини­мум половину лечащих врачей), но в июле‑августе все они нахо­дятся в отпусках», – объясняет один из собеседников VM.

Сентябрьский план в целом по стране выполнен примерно на 80%, сообщил другой бывший сотрудник, тоже пожелавший остаться неназванным: «Конку­ренты у компании довольно силь­ные, но особого сопротивления с их стороны мы еще не видели, потому что это не самый жирный кусок. Сегмент pocket money – «деньги пациентов», который сейчас начала охватывать компа­ния, – невелик в общем объеме продаж пегилированных интерфе­ронов: чуть менее 10%».

«Нам выставили помесячные планы – с первого сентября до конца года: около 140 млн руб­лей на Россию, – продолжает собеседник VM. – Годовой объем рынка розничных продаж пегилированных интерферонов оценива­ется в 280–320 млн рублей. То есть за четыре месяца – 100 млн. А у нас план – 139 млн. Нам предлагают на 40% подрастить рынок и забрать его полностью. Реальна ли такая задача? Во вся­ком случае, трудноисполнима. Но, самое смешное, на вверенной мне территории в сентябре я продал весь запланированный объем Аль­герона. И не только – в полтора раза больше. Альгерон продается в специализированных аптеках. Нужно было поймать интерес этих аптек. Я знаю отгадку, как продви­нуть Альгерон почти в тех цифрах, которые требовались (планы под­растить продажи на 40% и забрать 100% рынка нереальны, но близко к этому что‑то можно было бы сделать). Однако компании это, видимо, было не надо, процесс увольнений был запущен, несмо­тря на перевыполнение плана». К концу квартала в большинстве регионов план был выполнен на 75%.

Вскоре кадровый состав департа­мента продвижения сильно сокра­тился. Экс‑сотрудник компании, к середине осени потерявший работу, рисует еще более унылую картину: «На 18 октября по России продажи Альгерона составили 13,4% от плана». Согласно инсай­дерской информации, к концу но­ября план выполнен примерно на 15%; сократились также прода­жи препаратов онкологического профиля – и достигли к этому времени всего 30% от планового показателя.

Гендиректор «Биокада» утвержда­ет, что сообщения его недавних подчиненных о снижении продаж Альгерона, основанные на вну­тренней переписке, не соот­ветствуют действительности, и нижестоящие управленческие звенья не обладали всей полнотой информации: «Мы наблюдаем устойчивую динамику роста, и та­ких перепадов не было. Результаты лонча публиковать рано, но они очень обнадеживают».

БЮДЖЕТНОЕ НИШЕВАНИЕ

Одной из важнейших причин, сдерживающих продажи, уволен­ные сотрудники называют недоверие лечащих врачей и объясняют: сообщения о некоторых итогах клинических испытаний были опубликованы только в октябре, а финальной датой КИ официаль­но был назван декабрь 2013 года.

«Альгерон не будет уступать конкурирующим препаратам, как и заявлялось. Он аналогичен им по действию, но более совреме­нен, это его большой плюс, у него более чистое сырье, а производство контролируется на всех этапах. Но есть своеобразный риск со стороны врачей, которые начали назначать препарат, только выведенный на рынок, и пациентов, которые стали его принимать. Пегилированные формы интер­феронов, к которым относится Альгерон, вызывают неприятные побочные эффекты. Люди плохо себя чувствуют, проходя курс ле­чения этими препаратами. Врачи не стремятся назначать такие лекарства. К тому же препарат на тот момент не прошел до конца клинические исследования. Имея не совсем полную информацию о нем, мы пошли к врачам», – го­ворит Андрей Альтамаре.

«Приходишь к какому‑нибудь профессору, а он говорит: когда будет публикация о результатах, будем применять препарат, а я сво­им именем и репутацией в судеб­ных разбирательствах рисковать не собираюсь, – рассказывает один из бывших менеджеров ком­пании. – 150 пациентов – такой уровень исследования показыва­ет, что данный препарат просто не хуже Пегасиса производства компании Roche. А чтобы показать превосходство препарата, нуж­на тысяча или 2 тысячи пациентов. Дизайн исследования был таков, что говорил скорее об опыте применения, какую оно имело научную ценность?»

Дмитрий Морозов парирует: в отличие от малоизученных нозологий, внутренние механиз­мы гепатита C абсолютно ясны. «Эффективность или неэффек­тивность видна сразу, – объясняет гендиректор компании. – Стати­стическая мощность должна быть невысокой, потому что сразу ясно, есть вирус или нет, есть или нет ранний вирусологический ответ. В случае когда вирусологиче­ский ответ бывает ясен, препарат работает. Если нам предлагают охватить не 200 пациентов, доста­точных для необходимой стати­стической мощности, а тысячу, мы можем охватить и тысячу, но это отразится на цене препарата. Сейчас мы планируем три разных пострегистрационных иссле­дования с целью определения эффективности и безопасности Альгерона в сравнении с препара­том Пегасис для различных групп пациентов, в том числе пациентов с коинфекцией гепатит – СПИД. Это будет большое международное рандомизированное клиническое испытание, задействовано много клиник по всему миру. Но обычно все это делается потом. Посмотри­те клинические испытания всех известных блокбастеров – на ка­ких объемах они испытывались? Все делалось примерно на таких же количествах пациентов. Но по­том, чтобы поднять барьер входа на рынок, пошли постмаркетинго­вые клинические исследования».

Нельзя исключить, что Альгерон, помимо коммерческого рознично­го рынка, проникнет и в сегмент госзакупок. Впрочем, стороны трудового конфликта в компании оценивают последствия такого проникновения по‑разному.

«Если Альгерон получит статус продукта, входящего в список ЖНВЛП, а гигантские закупки государством будут совершаться один раз в год, большая толпа «продажников» не будет нужна. Продажи, связанные со свобод­ным рынком, тем и плохи для компании, что требуют множества высокооплачиваемых людей. Хотя свободный рынок – это стабильный канал: люди отдают свои деньги, если сформирована лояльность к продукту», – говорит бывший сотрудник департамента продаж.

Дмитрий Морозов считает, что перспектива госзакупок реальна: «Абсолютно уверен, что комплексное предложение, которое мы сейчас сформировали, более выгодно, чем все предложения от иностранных компаний. Су­ществует благодатная почва для запуска этого препарата, потому что в России врачи, в основном инфекционисты и гепатологи, с энтузиазмом откликнулись на него. Сейчас пациенты вынуж­дены покупать его за свой счет, но если государство обратит на это внимание и обеспечит хотя бы частичную компенсацию затрат пациентов на лечение, мы будем рады участвовать в региональ­ных и федеральных программах. Тенденция замены дорогостоящих импортных препаратов более доступными отечественными аналогами набирает все большие обороты. Я часто говорю с колле­гами, и в пайплайне практически каждого из них есть оригиналь­ные продукты, разработанные самостоятельно или в кооперации с зарубежными компаниями. Оче­видно, что блокбастерная монопо­лия Big Pharma со временем уйдет в прошлое: появится множество нишевых сегментированных продуктов. Блокбастерная модель продвижения неэффективна при новой системе. Мы предпочли меняться превентивно».

У компании есть опыт побед на рынке госзакупок, в том числе за счет демпинга: в ходе одного из аукционов на поставки пре­паратов в 2012 году заявленная «Биокадом» цена была почти в 2,5 раза ниже среднего предложения. После вывода компанией на ры­нок Золедроновой кислоты ее цена упала на 90%, а продает этот препарат компания в объемах в 10 раз больших, чем были на рынке ранее. Но такие победы вряд ли достаются бескровно.

ФЛАКОН МЕЧТЫ

Говоря о новой стратегии, Мо­розов рассказывает про завер­шившиеся в ноябре клинические испытания другого препарата – биоаналога Ритуксимаба: «Это суперпродукт и очень скандальная тема. Российское государство потратило более $300 млн на за­купку Ритуксимаба у компании Roche. Вряд ли наши конкуренты согласятся с потерей такого рын­ка. «Биокад» готовится к крупней­шему скандалу в нашей истории. Мы провели очень сложные испытания, которые в режиме монотерапии показали эффектив­ность препарата». «Биокад» уже заключил соглашение об экспорте этого биоаналога в Турцию. Кроме того, предполагается организовать производство биоаналога бевациз­умаба в Бразилии.

В России компания организо­вала опытно‑промышленное производство уже трех препара­тов на основе моноклональных антител. На их выпуск ориен­тировано новое предприятие «Биокада», запущенное в сентябре в Санкт‑Петербурге. «Совокуп­ная стоимость проекта с учетом клинических испытаний и реги­страционных процедур –$52 млн. Для выпуска трех биоаналогов это очень небольшие деньги. Срок окупаемости – два‑три года, в за­висимости от рыночной ситуации. Мы намерены агрессивно высту­пать на государственных конкур­сах и тендерах. Надеюсь, что мы займем на этом рынке большую долю, чем наши зарубежные коллеги, потому что готовы предложить препараты существенно дешевле. Мощности предприятия после его расширения хватит, чтобы покрыть потребности РФ и наших ближайших соседей, с которыми мы сейчас достаточно быстро подписываем контракты на поставку препаратов. Разница в цене, которую мы можем пред­ложить рынку, – около 30%», – го­ворит Дмитрий Морозов.

«Когда появился заказ на моно­клональные антитела, я понял, ради чего 10 лет назад создавалась компания. Морозов с самого начала четко знал, куда идет. Его голубая мечта – моноклональные антитела, – убежден экс‑менеджер компании. – Моноклональные антитела – это самые дорогосто­ящие препараты на рынке, это гарантированный рынок сбыта. Никакие представители не нужны, вопрос решается одним‑двумя людьми, которые пришли в пра­вильное место, в правильное вре­мя и правильным образом». Один флакон таких препаратов стоит 50–60 тысяч рублей, курс лечения на одного пациента на год – 1,5–3 млн рублей.

Морозов не скрывает, что стре­мительный прорыв «Биокада» вряд ли возможен без инвесторов: «Сегодня идет большое число переговоров с нашими стратеги­ческими партнерами, которые заинтересованы в инвестициях в нашу компанию».

Чаще других в этом ряду звучит имя Pfizer. «Они передали в «Био­кад» определенную технологию, которую мы в перспективе можем развивать. Наконец, Pfizer нужна площадка в России для локали­зации производства, – считает собеседник VM. – Все кадровые агентства в сентябре спрашива­ли: «Ну что, вас Pfizer покупает? Об этом все говорят». Думаю, что если бы договоренность была, нам бы сообщили».

Глава российского представитель­ства компании Pfizer Данил Бли­нов на вопрос VM о перспективе приобретения доли в «Биокаде» отвечает уклончиво: «Мы оцени­ваем различные перспективные возможности на рынке. И если решение о каком‑либо приобрете­нии будет принято, мы, как и любая мировая компания, обязатель­но прокомментируем это после совершения сделки». И вместе с тем отмечает: «Мы считаем ком­панию «Биокад» одной из самых сильных инновационных отече­ственных компаний, работающих на рынке биосимиляров».

По разным оценкам, которые приводило Bloomberg, сооб­щая в середине года о якобы готовящейся сделке, рыночная стоимость компании в послед­ние годы выросла с $200–300 млн до $750 млн–$1 млрд.

По данным СПАРК‑Ин­терфакс, оборот компании с 361 млн рублей в 2008 году вырос до 2,945 млрд рублей по итогам 2012 года, чистая прибыль «Биокада» за тот же период возросла с 45,1 млн рублей до 938,5 млн рублей. Выручка, по утверждению представите­лей самой компании, составила 3 млрд рублей.

Участники рынка амбиции Моро­зова и компании комментировать не спешат, а вот партнер «Биокада» по питерскому кластеру директор НП «Медико‑фармацевтические проекты. XXI век» Дмитрий Чагин рассуждает о методах ведения бизнеса и перспективах резиден­та площадки «Нойдорф» вполне охотно: «Сотрудники «Биокада» давно вынашивали в своем порт­феле идею производства Альгеро­на. Даже на тех технологических линиях, которые они устанав­ливают у себя на заводах, они берут за основу блоки крупных известных компаний, а остальную технологию дорабатывают сами за счет выпускников Химфармака­демии. Получается даже не мо­дернизация, а совершенно новые решения. Это экономит средства, и я думаю, что за этим будущее. В отношении химпрепаратов у них тоже интересные научные подходы. Для Дмитрия Морозова вообще характерно постоянно об­новлять кровь. Я знаю, что многие специалисты, которые переходят из «Биокада», очень востребованы в других компаниях. Дмитрий смо­трит экономику вопроса и хочет постоянного обновления, новых знаний. Если он видит, что люди не приносят что‑то в компанию, считает, что можно найти других. Кстати, его подход к тому, как это должно происходить и какие формы выбирать, – тоже ново­введение, связанное с серьезными кадровыми переменами. Пришел новый руководитель направления, произошли замены в лаборатории, и люди говорят, причем доказа­тельно, что целесообразно делать вот так, – Дмитрий их слушает. Это политика компании. То есть это серьезная стратегия, и даже если какая‑то фраза кажется случайно брошенной – они с ней походили уже месяцев пять, прежде чем ее где‑то «случайно» сказать».

биокад, морозов, biocad
Поделиться в соц.сетях
Важнейшие новости прошедшей недели
3 Декабря 2016, 10:00
В Северной Осетии создадут отдельное учреждение для госзакупок лекарств
2 Декабря 2016, 21:39
На базе завода «Биохимик» построят центр «Антибиотики»
2 Декабря 2016, 20:31
Минфин предложил контролировать закупку спирта для фармпроизводств
2 Декабря 2016, 20:19
ФАС: «Биокад» снизил цены на лекарства для «Семи нозологий»
29 Ноября 2016, 7:02
«Биокад» зарегистрировал аналог Копаксона
8 Ноября 2016, 19:38
Комитет по охране здоровья рекомендовал принять бюджет на 2017 год
332
Важнейшие новости прошедшей недели
15 Октября 2016, 10:19
В Госдуме призвали регионы контролировать расходы на закупку препаратов
12 Октября 2016, 20:48
Millhouse Романа Абрамовича вышла из состава акционеров «Биокада»
Как сообщил представитель Millhouse Романа Абрамовича, компания продала свою долю в российской биофармацевтической компании «Биокад» в конце 2015 года. Кто ее приобрел, Millhouse и акционеры «Биокада» не раскрывают. Источник газеты «Ведомости» предполагает, что им мог стать основной владелец «Фармстандарта» Виктор Харитонин.
10 Октября 2016, 13:10
В Госдуме предложили выдавать справки для бассейна за государственный счет
Председатель комитета Госдумы по охране здоровья Дмитрий Морозов обратился к министру здравоохранения РФ Веронике Скворцовой с просьбой навести порядок в вопросах выдачи справок для посещения бассейна, а также предложил включить услугу по оформлению справки в перечень оказываемых в рамках обязательного медицинского страхования (ОМС). 
7 Октября 2016, 19:08
Дмитрий Морозов: я намерен возродить школьную медицину
Новый председатель комитета Государственной думы по охране здоровья, детский хирург Дмитрий Морозов сообщил, что в ближайшее время комитет приступит к разработке закона о возрождении школьной медицины.
5 Октября 2016, 18:20
434
«Биокад» локализует производство онкопрепаратов в Казахстане
4 Октября 2016, 15:15
Олег Павловский
вице-президент по маркетингу и продажам биотехнологической компании BIOCAD
«Те, кто распространяет слухи о плохом качестве отечественных биоаналогов, буквально убивают пациентов»
26 Сентября 2016, 10:49
Более 4 тысяч москвичей прошли ПЭТ-диагностику бесплатно
16 Сентября 2016, 17:40
Пермский арбитраж поддержал отмену аукциона по Бейодайму

Арбитражный суд Пермского края признал обоснованным решение регионального УФАС об отмене аукциона по закупке Пермским онкологическим диспансером набора онкологических препаратов Бейодайм (пертузумаб+трастузумаб). Антимонопольное ведомство приняло сторону российской компании «Биокад», которая полагает, что закупка двух препаратов в наборе нарушает закон о контрактной системе и антимонопольное законодательство.

1 Сентября 2016, 18:50
Яндекс.Метрика